• Арабско израильская война 1973 силы по сторонам. Война Судного Дня: Победа, навсегда изменившая Ближний Восток

    Знает немало примеров того, как нежелание идти на компромисс, безрассудность и политическая глухота приводила противоборствующие стороны к кровопролитным трагедиям, позорными пятнами ложащимся на виновников столкновения. Как яркий пример такого поведения – трагедия 6 октября 1973-го года – день, когда назревавший долгие годы конфликт между двумя ближневосточными государствами вылился в открытое военное противостояние. Именно в этот день сорок лет назад в еврейский праздник Йом-Киппур египетские вооруженные силы совместно с сирийскими военными внезапно атаковали расслабившийся Израиль. Данное столкновение длилось восемнадцать суток и было четвертым по счету масштабным арабо-израильским конфликтом, получившим название «войны Судного дня».


    Инициатором военного наступления на территорию Израиля стали два государства Ближнего Востока: Египет и Сирия. Дипломаты этих стран неоднократно пытались вести переговоры с израильскими властями по вопросу возврата захваченных еще в 1967-ом году земель. Однако Израиль категорически отклонял поступающие от соседей предложения, вынудив арабов пойти на крайние меры и подписать так называемое «правило трех «нет», предполагающее отказ от переговоров, от признания и от мира с еврейским государством. Это положило начало вялотекущему политическому конфликту, который в истории остался под заглавием «война на истощение». Возвращение отнятых когда-то земель превратилось для арабов в дело принципа, запоздалое стремление отмыться от бесчестья, полученного в предыдущей «Шестидневной войне».

    Одержав довольно быструю и убедительную победу в войне 1967-го года, Израиль был совершенно уверен в том, что арабы, не умеющие, по их мнению, толком воевать, не посмеют в ближайшие десятилетия нападать на них. Вдоль Суэцкого канала израильтяне возвели мощные укрепления, названные «линией Бар-Лева (от имени их разработчика – генерала Хаима Бар-Лева). Они состояли из нескольких полос обороны глубиной от тридцати до пятидесяти километров. Первая полоса проходила вдоль Суэцкого канала и включала в себя противотанковый вал двадцатиметровой высоты (протяженностью около ста шестидесяти километров) с оборудованными на гребне взводными опорными пунктами. Каждый взвод пехотинцев поддерживал танковый взвод. Внутри вала располагались трубопроводы, обеспечивающие поступление нефти в канал. В критической ситуации предполагалось ее выпустить и поджечь. Между полосами обороны шла дорога, патрулируемая группами танков и мотопехоты. Дорога предназначалась для переброски батареи САУ на угрожаемый участок. Основой второй линии были ротные опорные пункты, способные, по расчетам, держаться автономно более пяти дней. И, наконец, в тридцати километрах от канала в резерве стояли три бронетанковых бригады. Сооружение «линии Бар-Лева» обошлось Израилю в триста миллионов долларов. На Голанских высотах (сирийский фронт) также был возведен оборонительный рубеж протяженностью в семьдесят пять километров. Основу составляли расположенные на высотах опорные пункты, включавшие в себя вкопанные в грунт танки (около двенадцати единиц на один километр фронта). Был на высотах и свой канал – ров шириной шесть и глубиной четыре метра. И на Сирийском, и на Суэцком направлениях израильтяне готовились к оборонительной войне, а успех мотомеханизированных частей в предыдущих битвах на полуострове привел их командующих к переоценке значения танков и недооценке пехоты и артиллерии. За эти ошибки пришлось расплачиваться кровью.

    Зародившееся еще в 1967-ом году стремление Египта вернуть оккупированные соседом Синайский полуостров и Голанские высоты и восстановить территориальную целостность, приобрели первостепенную важность после того, как осенью 1970-го к власти в Египте после смерти президента Гамаля Абдель Насера пришел его преемник Анвар Садат. Учтя совершенные ошибки, египтяне провели огромную работу по наращиванию и укреплению своей боевой мощи, а также разработке новой военной стратегии. Подготовка к будущему выступлению была начата жаждущими реванша арабами еще в 1971-ом, когда неподалеку от Александрии и Каира были построены специальные учебные центры, «кусочки линии Бар-Лева», на которых мобилизованные египетские вооруженные силы отрабатывали практические навыки по ведению боевых действий в условиях форсирования канала и преодоления высот в холмистой местности.

    В составе египетских вооруженных сил возросло число саперных подразделений. Особое внимание уделялось доставке техники на плацдарм – втаскивать и спускать с вала тяжелые машины занятие медленное и не самое приятное. Кроме того египтяне решили использовать не совсем обычный подход для решения проблемы продвижения тяжелой техники через попадающиеся на пути песчаные валы. В течение лета 1973-го года в ФРГ и Англии ими были закуплены около ста шестидесяти водяных пушек – водометов. Задумка была проста и гениальна: вместо того, чтобы преодолевать препятствие через верх, было решено с помощью водометов размывать проходы в рыхлых песчаных валах.

    Следующим шагом было привлечение к делу нападения на обидчиков еще одного недовольного соседа, Сирии. Для отвлечения внимания и сил израильтян она должна была начать боевые действия со стороны Голанских высот, а ведение Израилем войны сразу на двух направлениях позволяло значительно увеличить шансы египтян на победу. Согласно некоторым источникам дополнительным толчком к вступлению в войну этого арабского государства послужило нападение израильской авиации на сирийские МИГи 13 сентября 1973-го года. Воздушное столкновение, в котором израильтянами было сбито двенадцать сирийских самолетов, произошло над Ливано-Сирийской границей.

    Одним из усвоенных уроков «Шестидневной войны» стало массовое перевооружение армий Сирии и Египта. Огромный вклад в их оснащение более современной военной техникой был внесен СССР, который поставлял в Египет не только свои танки различных модификаций, но и опытных инструкторов, обучавших солдат правильному ведению боя с использованием бронетанковой техники. Арабы оснастили свою армию большим количеством ПТУРов «Малютка», которые были способны быстро и эффективно уничтожать технику противника. Периодически проводимые учения, которые поначалу насторожили израильскую разведку и пограничные наряды, в конце концов, стали восприниматься соседями как норма.

    Не менее внимательно арабы подошли и к вопросу о выборе дня наступления, которым стал один из главных иудейских праздников Йом-Киппур (День искупления). Им было известно, что Судный день израильтяне проводят в молитве, а города как будто бы вымирают: не работают учреждения и общественный транспорт, а радио и телевидение приостанавливают свое вещание. Однако хитрый противник не учел того факта, что именно отсутствие загруженности транспортных магистралей позволило израильтянам в конечном счете быстро провести мобилизацию и получить подкрепление вскоре после начала наступления.

    Называть атаку египтян и сирийцев внезапной будет не совсем правильно, ибо доподлинно известно, что уже ранним утром, задолго до начала вторжения, в Израиле была объявлена мобилизация. Принятия срочных мер, некоторые члены правительства Израиля требовали давно, а регулярно поступающие сведения разведки о готовящемся наступлении беспокоили все правящие круги этой страны. Однако неуверенность и нерешительность премьер-министра Голды Меир, на которую оказывалось давление со стороны госсекретаря США, а также скептицизм тогдашнего министра обороны Моше Даяна оказались в итоге решающими.

    Внезапной для израильских военных оказалась та мощь, с которой противник 6 октября обрушился на удерживаемую ими территорию Синая. Описывая танковые сражения Четвертой арабо-израильской войны, многие историки сравнивают их с такими грандиозными историческими событиями как Курская битва во Вторую мировую. Очевидцы боев вспоминают о расстилавшейся до горизонта бесчисленной армаде египетских танков, двинувшихся на израильтян. Земля постоянно содрогалась от разрывов артиллерийских снарядов. Это было одно из самых массовых танковых сражений в мировой истории. Ровно в 14:00 на позиции израильтян был совершен авиационный налет, а пятью минутами позже египетская артиллерия нанесла сокрушительный удар, в котором поучаствовало более двух тысяч орудий и минометов. О подготовленности наступления красноречиво свидетельствует тот факт, что всего через двадцать минут египтяне уже вывели из строя все огневые точки обороны израильтян, а спустя еще десять минут находились на вершине вала, перенеся огонь вглубь обороны. Их войска форсировали Суэцкий канал на всем протяжении, одновременно готовя проходы для техники в семидесяти заранее обозначенных местах. После обеда ликующий Анвар Садат позвонил послу Советского Союза в Каире Владимиру Виноградову и прокричал в трубку: «Мы пересекли канал! Мы на восточном берегу. Египетский флаг на восточном берегу!».

    Боевые действия на сирийском фронте

    Здесь и далее приводятся отрывки из воспоминаний об Октябрьской войне одного из самых ярких представителей внешнеполитических служб Израиля Якова Кедми: «Одна из причин первых неудач – самоуверенность руководства нашей разведки. Накануне войны Моше Даян хотел рекомендовать Ариэля Шарона на должность главы генштаба, однако при наличии личной храбрости, у него совершенно не было политической. Премьер наложила вето, Даян стушевался и Арик отправился с поста командующего южным округом на свою ферму пасти овечек. Главой Генштаба сделали Элазара, который, бесспорно, уступал Шарону в профессиональном плане».

    Хотя израильтяне и были обескуражены неожиданным напором противника, скоростью и масштабом наступления, их реакция не заставила себя долго ждать. Как только первые египетские солдаты ступили на израильскую землю, их немедленно атаковали танковые части. Из-за нехватки времени на подготовку действовали они вслепую, без данных разведки, что оказалось крайне опрометчивым решением. В результате к концу дня египетским расчетам ПТУР при поддержке пехоты удалось вывести из строя более двухсот танков израильтян. Поражение за поражением терпела и славная израильская авиация, всего за трое суток потерявшая более восьмидесяти самолетов.

    Вечером 7 октября на территории Синая уже хозяйничали две танковые, одна механизированная и пять пехотных дивизий египтян. Количество пехотинцев достигло ста тысяч человек, танков – более восьми сотен. Одновременно вторая армия Египта вела наступление по направлению к средиземноморскому побережью, а третья армия атаковала в районе Суэца. Боевые действия продолжались даже в ночное время, и в этом плане у египтян и сирийцев было одно важное преимущество. Дело в том, что основную долю танкового парка арабов составляли советские Т-55, на которых имелись приборы ночного видения с возможностью управления командиром расчета и непосредственно наводчиком. Это давало возможность вести успешный обстрел бронетехники противника, которому приходилось сложнее – в израильских танках приборами ночного видения мог пользоваться лишь механик-водитель. Помимо этого маленькие размеры Т-55 и высокая маневренность за счет сравнительно небольшого веса делали их менее уязвимыми по сравнению с тяжелыми и более крупными танками израильтян. Однако при больших размерах и весе танки израильской армии обеспечивали более комфортные условия для работы своих экипажей, имели больший угол подъема и снижения орудия, в два-три раза больший по количеству боекомплект и объем топливных баков, а также более мощные двигатели. Данные факторы впоследствии сыграли важную роль в исходе той войны.

    «В теории у нас все было замечательно, однако на практике ни один сценарий генерального штаба не сработал. Считалось, что кадровые части должны двадцать четыре часа удерживать линию обороны до подхода резерва, но они не смогли. На юге творился полный бардак. Стратегическое управление отсутствовало, части вступали в бой разрозненно. Людей бездумно отправляли на верную смерть. Уже позже выяснялись сказочные вещи, когда, например, дивизию атаковал танковый батальон. И не из-за тактических взглядов, а только вследствие тупости руководства. Или знаменитый девиз: «Ни шагу назад». И это где? В пустыне, где до ближайшего поселения километры пути. Это у Клочкова сзади была Москва, а наш противник даже не собирался идти по пескам, лишь захватить входы перевалов. Вместо того чтобы отвести войска, маневром выманить египтян из-под воздушного прикрытия и уничтожить, наше руководство приказывало удерживать пустыню. Все это в итоге привело к большим жертвам».

    Успехи арабов на синайском направлении с лихвой компенсировались неудачами сирийцев в районе Голанских высот. Через два дня, прошедших с момента первой атаки, израильтяне пришли в себя и 8 октября перешли к решительным боевым действиям, довольно крепко поколотив сирийцев. До 14 октября израильской армии удалось значительно продвинуться в направлении Дамаска и прочно закрепиться на отвоеванных позициях, дабы не растягивать коммуникации.

    На Синае же в течение всего 8 октября продолжалось жесточайшее танковое сражение, в котором израильские танковые бригады потеряли до шестидесяти процентов своей техники. В одной из отчаянных попыток прорвать оборону арабов бригада израильтян за восемнадцать минут умудрилась потерять двадцать четыре танка. Показательным было и то, что почти половину бронетехники уничтожили египетские вертолеты, вооруженные ПТУР, а всегда считавшаяся «непобедимой» израильская эскадрилья не смогла ничем помочь, так как силы ПВО египтян работали безукоризненно. 9 октября египетской армии удалось полностью уничтожить 190-ую израильскую танковую бригаду, а ее командир, Асаф Ягури, был взят в плен.

    10 октября, после четырехдневных напряженных сражений, ситуация на поле битвы немного стабилизировалась и наступила небольшая передышка. Время от времени израильтяне проводили незначительные контратаки на египетские огневые точки. Затишье объяснялось очень просто: обе стороны военного конфликта ожидали подхода подкреплений от своих спонсоров, коими для израильтян были Соединенные Штаты, а для Египта и Сирии – СССР. Израильтяне предпочитали не рисковать, их положение и без того было весьма шатким, а любое наступление противника могло закончиться прорывом обороны, открыв арабам путь на север.

    Активность на синайском фронте возобновилась в 6:30 утра 14 октября, когда четыре пехотных и две танковые дивизии египтян резко атаковали противника и с ходу продвинулись на десять километров вперед. Однако затем арабы налетели на две сотни окопавшихся израильских танков. При поддержке восемнадцати вертолетов, оснащенных ПТРК «TOW», израильтянам удалось уничтожить возле перевала Митла почти половину наступавшей танковой бригады Египта. Затем в последовавшем ночном сражении ими были разгромлены еще двести шестьдесят танков и две сотни БТРов египтян. Собственные потери израильской армии составили немногим более сорока танков. В этот же день погиб генерал Мендлер, командовавший бронетанковыми частями Израиля на Синае.

    «В первых воздушных сражениях мы лишились лучших пилотов. Очередной просчет нашего руководства: атака египетской армии при работающих системах ПВО. Они расстреливали самолеты в упор, больше сотни было сбито. Вообще египтяне воевали очень мужественно. Профессиональный уровень у них был не очень, у руководства тоже проблемы, и чем выше, тем больше, но рядовые бойцы сражались отчаянно. Помню, как мы одного трижды переезжали. Он стоял напротив танка и поливал нас из Калашникова. Мы ехали на него, а он ложился между гусениц, потом вставал и снова стрелял. Мы разворачивали машину и снова в лоб на него... В итоге, когда он лег под гусеницы в третий раз, мы развернули танк на месте».

    Потери обеих сторон настолько выросли, что без дополнительной поставки и техники от заинтересованных «благодетелей» уже было не обойтись. Если говорить откровенно, то если бы не помощь США, вряд ли исход Октябрьской войны был бы таким благоприятным для Израиля. В те дни страны Европы полностью отказали стране в военной помощи. Голда Меир днем и ночью непрерывно звонила в Вашингтон и просила организовать ее встречу с президентом Америки и воздушный мост. Набор ее фраз звучал приблизительно так: «Помогите нам сегодня. Завтра уже будет слишком поздно». При этом премьер постоянно напоминала американцам, что в Сирию и Египет осуществляются «громадные поставки русского оружия». В конце концов, Никсон дал разрешение и 14 октября, на девятый день сражений, возник воздушный мост. Услышав, что в аэропорту приземлился первый военно-транспортный самолет, Голда Меир, по ее собственному признанию, разрыдалась от счастья. Радоваться действительно было от чего – далекие союзники не поскупились ни на танки, ни на снаряды и ракеты (особенно «воздух-воздух»). За последующие десять дней Израиль получил от США сто двадцать восемь боевых самолетов, сто пятьдесят танков М60, две тысячи ПТУРСов новейшего образца, множество ракет и кассетных авиабомб. Военных грузов было доставлено на двадцать семь тысяч тонн.

    14 октября группа израильских диверсантов вывела из строя центр радиоперехвата египтян в районе Джебель-Атака. Данная потеря сильно усложнила последним управление войсками и ведение разведки. 15 октября силами девяти танковых бригад израильтяне начали первые фронтальные контратаки. И хотя интенсивные боевые действия велись в течение всего дня, добиться успеха ни одной из воюющих сторон так и не удалось.

    Нестандартный и неожиданный выход из положения нашел один из самых талантливых израильских военачальников генерал-майор Ариэль Шарон. Отличник политической и боевой подготовки времен старых арабо-израильских войн был спешно выдернут из запаса. Чем вдохновлялся при разработке своего плана Шарон – конкретным историческим примером или общей безысходностью ситуации, подкрепленной невразумительным верховным командованием – сегодня сказать трудно. Известно лишь, что ранее он яростно критиковал строительство «линии Бар-Лева», отмечая, что очень похожая «линия Мажино» не помогла Франции в 1940-ом году.

    Шарон решил применить весьма авантюрный прием – ударить 143-ей бронетанковой дивизией по ослабленному стыку второй и третьей египетских армий, охватывающих позиции израильтян. Что любопытно, немногим ранее Моше Даян отдал распоряжение о том, чтобы весь Южный округ воздерживался от наступлений. Стабилизация фронт была необходима правительству в преддверии вероятных переговоров о прекращении огня с египтянами. Однако Ариэль Шарон эту инструкцию проигнорировал.

    Ночью с 15 на 16 октября 1973-го года небольшой израильский отряд, в состав которого входили семь танков и восемь БТРов, форсировали Большое Горькое озеро, заняв небольшой плацдарм на египетском берегу. Армия противника пропустила начавшееся движение израильтян, не выделив дополнительные средства для обороны западного берега. Именно благодаря наличию окопавшегося плацдарма на вражеском берегу части Шарона сумели возвести понтонный мост и переправить на противоположный берег танки.

    «Египтяне преодолели канал быстро и под огнем. Ни одно из наших готовившихся под большим секретом средств форсирования не сработало. Лишь понтоны, закупленные в Германии... Наш успех стал результатом ошибки руководства египтян, которые решили, что танки там не пойдут. Если бы они оставили хотя бы одну бригаду, то вся история пошла по-другому… Захватив плацдарм на противоположной стороне Суэцкого канала, мы вышли на войска второго эшелона. Передав свои противотанковые средства в первую линию, они были лишены средств для борьбы с бронетехникой. Кстати, была забавная история с системами ПВО. Командование приказало выводить их из строя, но бить не по ракетам, а только по антеннам. Мы ликвидировали систему управления, антенны, однако в семье не без этого... Один шарахнул по ракете. Без управления она несколько минут выписывала синусоиды между танками, потом улетела куда-то в сторону, где и взорвалась. Потом мы этого умника крыли на всех языках».

    Когда египтяне поняли, чем грозит им их беспечность, то немедленно атаковали, стремясь отрезать незначительную группировку противника, обосновавшуюся на западном берегу. Но даже поддержка с воздуха и мощь танковой и пехотной дивизий не смогли принести существенных результатов. Битва на Горьком озере возле «Китайской фермы» было, по мнению ряда обозревателей, самым ожесточенным. Ночной бой закончился весьма плачевно для египетской армии: войскам Шарона удалось подбить до полутора сотен египетских танков при личных потерях в семьдесят машин. На следующий день, 17 октября, египтяне потеряли еще столько же единиц бронетанковой техники, в то время как потери израильской армии составили лишь восемьдесят танков. В конце дня египтяне предприняли последнюю отчаянную попытку отбросить неприятеля, за что поплатились потерей восьмидесяти шести машин, тогда как израильтяне потеряли всего четыре единицы техники.

    18 октября 252-ая и 162-ая дивизии Израиля, переправившись на другой берег канала, стали заходить в тыл основной группировки египетских войск в лице третьей армии. Одними из первых и самых важных потерь египтян стало фактически полное уничтожение их сил ПВО, размещенных западнее канала. А это, в свою очередь, открыло небо для авиации Израиля. 19 октября положение третьей армии из доминирующего превратилось в угрожаемое. Израильская армия готовилась нанести решающий удар по ненавистному соседу, однако в этот момент в отношения ближневосточных стран решила вмешаться ООН, потребовавшая немедленного прекращения боевых действий. Небольшое затишье обе стороны использовали для того, чтобы перевести дыхание и перегруппировать силы, подготовившись к новым сражениям. Израильская армия не спешила следовать советам «больших братьев» и остановилась лишь 25 октября после захвата Суэца, который стал последним аккордом битвы на Синае. Трехдневное психологическое давление на правящие круги Тель-Авива с демонстративным приведением в полную боевую готовность ядерных сил США и советских ВДВ дали свои плоды. Война была остановлена.

    «Самое трудное было после войны. В нашем батальоне были огромные потери, семьдесят процентов убитыми и ранеными. Мы с одним парнем объезжали места сражений и извлекали из танков останки ребят. Не хотели, чтобы кто-то остался безымянным... Но смерть в танке... От сгоревшего человека остается только полукилограммовый комок желтой массы, похожей на пластилин. Ты берешь ее, разламываешь, ищешь солдатский медальон…
    В каждой семье вопросы, вопросы... Начинаешь отвечать, а у них в глазах: он погиб, а ты живой. Да и говорить все до конца, я не мог. Скажем, были такие случаи, когда наших солдат накрывала собственная артиллерия. Как скажешь матери, что ее ребенок пал от израильского снаряда».


    Все участники войны понесли заметные потери: за девятнадцать дней боев арабские государства потеряли триста шестьдесят восемь вертолетов и самолетов (причем шестьдесят девять из них из-за ошибок и недоразумений было сбиты «своими» силами ПВО), тысячу семьсот единиц бронетехники. Погибло более восемнадцати тысяч человек, ранено около пятидесяти тысяч. Израиль потерял сто четырнадцать вертолетов и самолетов, более восьмисот бронемашин и танков. Было убито около двух с половиной тысяч израильтян, ранено – семь с половиной тысяч.

    До сих пор исследователи разных стран не пришли к одному мнению в вопросе об оценках итогов войны. Арабские страны считают, что в 1973-ем году они победили, уничтожив миф о неуязвимости армии израильтян. В Египте вообще 6 октября отмечают как День Победы. В доказательство приводят аргументы, что только после войны Израиль согласился на переговоры, результатом которых стало освобождение Синайского полуострова. В Израиле, наоборот, считают, что победили они, и с этим трудно спорить: спустя восемнадцать дней ЦАХАЛ оказался в сотне километров от Каира, третья армия египтян была окружена, а Дамаск лежал как на ладони перед израильскими артиллеристами. И все же если исходить из целей, которые поставили перед собой воюющие стороны, то ни одна из них не была достигнута полностью.

    Четвертая арабо-израильская война, по мнению большинства историков, окончилась «ничьей» за исключением одного положительного момента – израильская элита, наконец, всерьез занялась налаживанием своих взаимоотношений со странами Ближнего Востока. После завершения боевых действий в Израиле была создана комиссия, которую возглавил председатель израильского Верховного суда Шимон Агранат. Именно ей было поручено разобраться в причинах произошедшего «недоразумения», едва не переросшего в национальную катастрофу. Предварительные выводы комиссии, которые были оглашены 1 апреля 1974-го года, потрясли общественность. Согласно ее заключению раскрыть подлинные намерения египетских военных израильским разведслужбам помещало прикрытие в виде проводимых учений, а преждевременная мобилизация сил была отложена, дабы не провоцировать арабов на конфликт.

    «Высшее руководство заменили, однако принципы командования и армейской подготовки остались старыми. Вместо глубокого анализа люди впали в состояние эйфории. Всех, кто принял участие в боях, независимо от того, как они себя проявили, повысили в звании. В профессиональной армии оказалось множество людей, которые до войны не попадали на командирские курсы из-за несоответствия. По-настоящему высокий профессиональный уровень в нашей армии сохранили только спецназовцы, специалисты Хай-Тек, военно-морские офицеры и летчики».

    Через четыре месяца после окончания конфликта Голда Меир открыто заявила о том, что высшими руководящими кругами Израиля были допущены грубые ошибки, едва не ставшие причиной поражения. В ответ большинство жителей страны признало ее основной виновницей «войны Судного дня». Спустя некоторое время, а точнее 11 апреля 1974-го года, на пике волны массовых уличных протестов, премьер была вынуждена покинуть свой пост, уступив его бывшему послу Израиля в США Ицхаку Рабину, который во время более удачной Шестидневной войны 1967-го командовал Генеральным штабом израильской армии. На прощание она бросила: «C меня достаточно. Пять лет тащила эту ношу, больше сил моих нет». Также полетели головы и военных: в отставку отправился начальник Генерального штаба Давид Элазар, командующий всем Южным округом Шмуэль Гонен, а также видные руководители военной разведки. Досталось и герою войны Шарону, который фактически в одиночку спас нацию от поражения, поскольку он до конца лета 1973-го года возглавлял Южный округ. Претворять в жизнь актуальную политику национального примирения пришлось преемнику Ицхака Рабина Менахему Бегину, который был назначен на пост премьера Израиля в 1977-ом году. Результатом этой политики стало подписание Кэмп-Дэвидских договоренностей в 1979-ом, которые фактически ознаменовали конец арабской борьбе с еврейским государством. Ирония истории – Бегин заключил с Садатом мир почти на тех же условиях, которые в 1971-ом году отвергла Голда Меир. Мощная затрещина «Октябрьской войны» в очередной раз доказала Израилю и всему миру, что гордыня – весьма плохой советчик в политике.

    Октябрьская война обретает все большее значение по мере того, как она уходит в прошлое. В частности, она ознаменовала новую эпоху военных конфликтов, в которых стали широко использоваться различные ракеты классов «земля-воздух», «земля-земля», «море-земля» и «воздух-земля». В свете полученных данных военным стратегам пришлось заново осмысливать всю военную технику и науку. Кроме того арабо-израильская война была формальной причиной самого первого всемирного нефтяного кризиса. 17 октября 1973-го года основные экспортёры нефти из числа арабских стран приняли постановление уменьшить её добычу, а также ввести эмбарго на поставку в США. Данные меры оказали колоссальное влияние на мировую экономику.

    В числе субъективных факторов стоит особо отметить внешнюю политику Анвара Садата, начавшего превращение Египта из союзника СССР во враждебную нам страну, открытую для сотрудничества с Соединенными Штатами. Советских дипломатов стали оттеснять от участия в процессах ближневосточного урегулирования, постепенно принимающих характер двусторонних договоров между Израилем и Египтом под патронажем Вашингтона. В 1976-ем году в Египет прилетели первые военно-транспортные самолеты С-130 из США. В это же время (14 марта 1976-го года, если быть точным) Садат объявил о разрыве договора с СССР о дружбе и сотрудничестве. В течение одного месяца все советские военные службы покинули страну.























    Источники информации:
    http://btvt.narod.ru/2/wsd.html
    http://ria.ru/analytics/20131006/967823621.html
    http://www.agentura.ru/dossier/izrail/nativ/kedmi/
    http://www.polit.ru/article/2008/10/08/war/

    6 октября 1973 года, в священный для евреев Судный День, Израиль был атакован на всех фронтах армиями Сирии, Египта, Ирака, Саудовской Аравии, Марокко, Иордании, Кубы, Сев.Кореи. Агрессию против Еврейского государства возглавлял СССР - арабские армии находились под управлением тысяч русских офицеров и были вооружены русским оружием на десятки миллиардов долларов.

    На просторах от Синая до Голан развернулось крупнейшее в мировой истории танковое сражение, в котором с обеих сторон воевало 1 миллиона 500 тысяч военнослужащих и 7 тысяч танков.
    По количеству танков и по ожесточенности боев Война Судного Дня превосходит танковые сражения 2-ой Мировой войны, в т.ч. Курскую битву.
    На стороне агрессора, казалось бы, было все:
    фактор внезапности, колоссальное превосходство в танках, самолетах и в живой силе. На почве ненависти к Израилю исламский фанатизм слился с традиционным русским антисемитизмом

    Однако враг не учел стойкость и профессионализм израильского солдата, сумевшего не только остановить рвущуюся к израильским городам вражескую армаду, но и нанести врагу сокрушительное поражение.

    Несмотря на подавлящее превосходство противника в живой силе и технике, помноженные на фактор внезапности, израильской армии в ходе тяжелых и кровопролитных боев удалось остановить наступление агрессора и, перейдя в контрнаступление, нанести ему сокрушительное поражение:
    израильские танки вышли в предместья Дамаска, египетская армия была разбита и путь на Каир был открыт.

    Запись первого выпуска новостей Израильского радио о начале войны 6 октября 1973 года

    Перевод:

    "Говорит Радио Израиля из Иерусалима, сети Алеф и Бет.
    Гмар Хатима Това, время – 3 часа дня.
    Представитель пресс-службы ЦАХАЛа сообщает, что примерно в 2 часа дня наши позиции на Синае и Голанских высотах были атакованы египетскими и сирийскими войсками.
    Наши войска отражают наступление войск противника.
    В связи с налетами сирийской авиации в районе Голан в ряде городов включается сирена воздушной тревоги. Эти сигналы воздушной тревоги не учебные.
    Правительство собралось на срочное совещание

    Новости прерываются на передачу кодированного сообщения, оповещающего, по-видимому, определенные категории резервистов об экстренной мобилизации:

    Кастрюля мяса! Кастрюля мяса! Кастрюля мяса! .

    Продолжение новостей

    В свете последних событий, правительство приняло решение обьявить частичную мобилизацию резервистов. Министр транспорта обратился просьбой к населению не использовать автотранспорт, дабы не служить помехой интенсивному передвижению боевой техники на дорогах страны.

    Радио Каира прервало свои передачи в 2:10 по израильскому времени и сообщило, что 1:30 израильские войска атаковали египетские позиции на Суэцком канале в района Сукра и Заахана, египетские войска отражают агрессию. Радио Каира сообщает, что израильская авиация нанесла удары по египетским позициям и несколько израильских военных кораблей движутся в западном направлении. Радио Дамаска сообщает, что израильские войска атакуют Сирию.

    Теперь переходим к первым сообщениям наших военных корреспондентов.
    На телефоне наш корреспондент на Голанах:
    - Как вы, конечно, уже слышали, здесь, на Голанах, около полудня начались танковые и воздушные бои после того, как сирийцы открыли огонь из артиллерийских орудий и танков по нашим укрепленным пунктам, расположенным на линии прекращения огня. Артиллерийский огонь ведется также по нашим населенным пунктам, расположенным на Голанах и в долине Хула.

    Около полудня были замечены сирийские самолеты над Кирьят Шмона, наши самолеты вылетели на перехват и вступили в воздушный бой над южным Ливаном. По сообщениям из Ливана, один сирийский самолет упал на ливанской территории.

    В эти минуты идет бой между израильскими и сирийскими танковыми войсками. Наша авиация непрерывно наносит удары, - вы их, вероятно, слышите как фон моей речи, - по
    наступающим сирийским войскам и их укрепленным позициям.

    В следствии воздушных налетов и артиллерийских обстрелов Голан и долины Хула, большинство жителей этих районов находятся в бомбоубежищах. Несколько снарядов разорвалось в окрестностях Рош Пины, пострадавших нет.

    На всем севере страны отмечается интенсивное движение военной техники и автотранспорта, перевозящего военнослужащих. Местные жители, стоя вдоль дорог,провожают молитвами солдат и резервистов.

    В населенных пунктах, в которых не подавался сигнал воздушной тревоги, гражданскому населению разрешено находиться на улицах.

    По всему северу страны слышны громовые раскаты воздушных боев над Голанами. Полчаса назад местным жителям дано указание спуститься в бомбоубежища. С наступлением вечера, согласно распоряжению, жителям пограничных поселений предписано покинуть свои дома.

    Таковы новости на этот час."

    Заседание Кнессета 16-го октября 1973 г.
    Сообщение правительства о ситуации.
    Выступление главы правительства Голды Меир (выдержки)


    Голда Меир, премьер-министр:
    «Сегодня - уже 11-й день жестокой войны на всех фронтах нашей страны. Войны, которая была развязана нашими врагами в самый святой для еврейского народа день, День Искупления (Йом-Кипур).

    Арабские страны сосредоточили для этой агрессии огромные силы. До 15 октября силы арабских армий составили:
    Египет: 650 000 солдат, 650 боевых самолетов, 2500 танков.
    Сирия: 150 000 солдат, 330 боевых самолетов, 2000 танков.
    Ирак (принимает в войне частичное участие): 230 танков, 3 эскадрильи.
    Иордания (принимает в войне частичное участие): 80 танков.
    Марокко: 1500 солдат на БМП.

    Комплексов ПВО:
    Египет – 150 батарей SA-2 (ЗРК С-75 «Двина»), SA-3 (ЗРК С-125 «Печора») и SA-6 (ЗРК «Куб»).
    Сирия – 35 батарей таких же ЗРК.
    Артиллерийских орудий калибром 120 мм. и выше: у Египта – 2000 орудий, у Сирии – 1200 орудий.

    Депутаты Кнессета, не нужно обладать чрезмерно развитым воображением, чтобы представить, какого бы было сейчас положение Израиля, останься мы в границах 4 июня 1967 г.

    Вряд ли стоит тратить дорогое время Кнессета на цитирование перехваченных нами высказываний арабских лидеров о целях этой преступной войны. Мы с вами прекрасно понимаем, что это война за самое существование государства евреев, война за жизнь для нашего народа и нашей страны.

    Уважаемые депутаты Кнессета, СССР стремится извлечь выгоды из войны против Израиля. Известно, какую зловещую роль сыграл Советский Союз в создании условий, которые привели к Шестидневной войне в 1967 г. Каждый разумный человек знает о роли СССР в последующих событиях. СССР восстановил мощь армий Египта и Сирии, поставил им горы новейшего оружия, прислал огромное количество советников и инструкторов.

    В августе 1970 г. СССР установил в районе Суэцкого канала дивизионы ракет ПВО и перебазировал туда эскадрильи боевых самолетов. Более того, Советский Союз готовил арабские армии к нападению, а не обороне, хотя в тот период он отлично понимал, что с нашей стороны арабским странам не грозит опасность нападения. Рука СССР хорошо заметна в вооружении, военной доктрине и в тактике армий наших врагов в этой войне.

    Но еще более роль СССР выражается в массированной поддержке врагов Израиля в самый разгар войны, когда советские транспортные самолеты и суда доставляют нашим врагам новейшее оружие, включая ракеты, и, мы полагаем, что в этих самолетах прибывают также и советские военные советники.

    Советский воздушный мост по состоянию на 15 октября составил:
    - С 10 октября в Сирию было совершено 125 самолето-вылетов транспортного самолета Ан-12; в Египет – 42 рейса Ан-12 и 16 рейсов Ан-22; в Ирак – 17 рейсов Ан-12.
    - Морем с 10 октября в Латакию начали прибывать советские суда, груженные оружием.

    Такое поведение Советского Союза далеко выходит за рамки просто недружественной политики. Это безответственная политика не только по отношению к Израилю, но и по отношению ко всему региону, и миру в целом.

    Наша цель в этой войне проста и ясна, и она объединяет весь народ – мы должны отразить врага и сломить его мощь на обеих фронтах этой войны. Разгром врага – вот главное условие обеспечения нашего будущего.

    Когда меня спрашивают: «Когда это закончится»? – я отвечаю, - «Тогда, когда мы сможем разбить врага».
    Мы сделаем все, и я подчеркиваю – все, чтобы достичь этой цели как можно быстрее»

    6 октября 1973 года, в священный для евреев Судный День, Израиль был атакован на всех фронтах армиями Сирии, Египта, Ирака, Саудовской Аравии, Марокко, Иордании, Кувейта Кубы, Сев.Кореи, Туниса, Алжира, Судана

    Исламские фанатики, их русские наставники, антисемитская нечисть со всего мира собрали в кулак все свои силы чтобы угичтожить Еврейское государство:

    СССР: 15 тыс. офицеров, осуществлявших подготовку и управление арабскими войсками
    СССР безвозмездно поставил арабам оружия на 150 миллиардов долларов
    Египет: 830 000 солдат, 650 боевых самолетов, 2500 танков.
    Сирия: 330 000 солдат, 330 боевых самолетов, 2000 танков.
    Ирак: 30.000 солдат, 500 танков, 700 бронетранспортеров, 73 самолета.
    Марокко: три бригады -10 тыс. солдат (Доставлены в Сирии на советских судах)
    Иордания: 150 танков, 200 БТР, 36 орудий.
    Саудовская Аравия: танковая бригада 100 танков
    Судан: 3500 солдат
    Куба:около 3000 солдат
    Тунис: 1000 солдат.
    Алжир: 48 боевых самолетов (23 МиГ-17, 13 МиГ-21, 12 Су-7)
    Ливия: 30 самолетов "Мираж" и 1 миллиард долларов Египту
    Вост.Германия(ГДР): 12 истребителей-перехватчиков МиГ-21М
    Сев. Корея (КНДР): 39 летчиков
    Пакистан: 16 летчиков

    У Израиля, население которого тогда едва превышало 3 млн. человек, к моменту начала войны в рядах армии было всего 110 тысяч солдат (после тотальной мобилизации 400 тыс. солдат)
    2000 танков, 3000 БМП и БТР, около 500 самолетов, в т.ч.410 истребителей

    Ирак прислал Сирии экспедиционный корпус: 30.000 солдат, 500 танков и 700 бронетранспортеров. Марокко отправило на фронт три бригады. Тунис послал на войну около 1000 солдат. Судан послал 3500 солдат. Куба послала в Сирию около 3000 солдат, ГДР направила в Сирию 12 истребителей-перехватчиков МиГ-21М. Пакистан прислал шестнадцать пилотов. Ливия поставляла Египту истребители "Мираж" и миллиард долларов. Алжир отправил самолеты, солдат и танки. КНДР отправила 20 пилотов и 19 человек невоенного персонала в Египет

    Агрессию против Еврейского государства возглавлял СССР - арабские армии находились под управлением десятков тысяч русских офицеров и были вооружены русским оружием на десятки миллиардов долларов.

    На просторах от Синая до Голан развернулось крупнейшее в мировой истории танковое сражение, в котором с обеих сторон воевало более 1 миллиона 500 тысяч военнослужащих и 7 тысяч танков.

    По количеству танков и по ожесточенности боев Война Судного Дня превосходит танковые сражения 2-ой Мировой войны, в т.ч. Курскую битву.

    На стороне агрессора, казалось бы, было все:
    фактор внезапности, колоссальное превосходство в танках, самолетах и в живой силе. На почве ненависти к Израилю исламский фанатизм слился с традиционным русским антисемитизмом

    Однако враг не учел стойкость и профессионализм израильского солдата, сумевшего не только остановить рвущуюся к израильским городам вражескую армаду, но и нанести врагу сокрушительное поражение.

    7 октября 1973. Голанские высоты. Израильские войска идут на фронт

    Все права принадлежат Александру Шульману(с) 2013
    2013 by Alexander Shulman. All rights reserved
    Использование материала без письменного разрешения автора - запрещено.
    Любые нарушения караются законом об авторском праве, действующим на территории Израиля.

    Александр Шульман
    Война Судного Дня: Победа, навсегда изменившая Ближний Восток

    6 октября 1973 года, в священный для евреев Судный День, Израиль был внезапно атакован на всех фронтах.
    На просторах от Суэцкого канала до Голанских высот развернулось крупнейшее сражение, в котором с обеих сторон вели смертный бой более 1 миллиона 500 тысяч военнослужащих, 7 тысяч танков, более 2 тысяч боевых самолетов и вертолетов, около 6 тысяч артиллерийских орудий и минометов

    На стороне русско-арабского блока, напавшего на Израиль, казалось бы, было все: фактор внезапности, колоссальное превосходство в танках, самолетах и в живой силе, помноженные на исламский фанатизм и традиционный русский антисемитизм.

    Однако арабы и их русские союзники не учли стойкость и профессионализм израильского солдата, сумевшего не только остановить вражескую армаду, но и нанести врагу сокрушительное поражение.

    Арабы и их русские союзники искренне верили, что создав многократное превосходство над израильской армией им удастся добиться победы над "сионистским врагом".

    Был обьявлен полный сбор исламского воинства: к Суэцкому каналу на помощь Египту были переброшены войска из Ливии, Судана, Алжира, Туниса, на Голанских высотах на помощь Сирии были направлены иракский танковый корпус, иорданская танковая дивизия, воинские контингенты из Саудовской Аравии и Кувейта, из Пакистана и Северной Кореи прибыли летные эскадрильи, даже из далеких Марокко и Кубы на транспортных судах советского ВМФ были тайно доставлены в Сирию марокканская мотопехотная дивизия и кубинская танковая бригада. Командовали арабскими армиями тысячи русских офицеров,

    Арабские армии были полностью оснащены современным русским вооружением - только за год, предшествовавший войне, Египет получил от СССР современных вооружений на почти $10 млрд: 1260 танков Т-54/Т-55, 400 Т-62, 150 боевых машин пехоты БМП-1, 750 бронетранспортеров, сотни боевых самолетов и вертолетов. Не многим меньше были русские поставки вооружений Сирии.

    Всего на фронте против Израиля арабы сосредоточили до 1 млн. 100 тыс. солдат, около 5 тыс. танков, 1500 боевых самолетов и вертолетов и огромное количество прочей военной техники, поставленной практически бесплатно Советским Союзом.

    Планирование войны осуществлялось в рамках принятой тогда арабами советской военной доктрины - максимальная концентрация сил для прорыва обороны израильских войск с целью их уничтожения до подхода израильских резервных дивизий. Арабы предполагали, что мобилизация резервистов займет в Израиле не менее суток. За этот срок они планировали достичь решительного перелома в войне в свою пользу.

    Согласно израильским мобилизационным планам, ЦАХАЛ в результате тотальной мобилизации включал до 400 тыс. солдат, объединенных в 33 бригады - 13 бронетанковых и механизированных, 18 пехотных и 2 парашютно-десантные бригады. В ходе войны из бригад формировались дивизии и корпуса. На вооружении израильской армии были
    2100 танков, 560 боевых самолетов и вертолетов, 2500 артиллерийских и минометных стволов.

    В Израиле 6 октября 1973г. отмечался Судный День(Иом Кипур) - самый главный день еврейского календаря. В Иом Кипур жизнь в Израиле замирает - не работает транспорт, выключены радио- и телевизионные каналы, верующие постятся, синагоги переполнены молящимися. Многие израильские военнослужащие находились в отпусках по случаю наступившего Судного Дня.

    Этот клип снят незадолго до начала Войны Судного Дня в форте Пуркан, что находился на берегу Суэцкого канала напротив г.Исмаилия. Пройдет немного времени и форт Пуркан окажется в эпицентре боев. Его гарнизон будет окружен, при прорыве из окружения тяжелые потери понесет 10-я рота 184-го батальона 421-ой танковой бригады

    В три часа дня внезапно взвыли сирены и заработало радио. Дикторы сообщили, что Израиль атакован на всех фронтах арабскими армиями, объявлена тотальная мобилизация резервистов, военнослужащим предписывается немедленно прибыть в свои воинские части. Началась Война Судного Дня.

    Суэцкий канал
    Ровно в 14:00 6 октября 1973г. Израиль был одновременно атакован на всех фронтах. По израильским позициям был открыт шквальный артиллерийский огонь. На Суэцком канале обстрел велся 2 тыс. артиллерийских орудий.
    Артподготовка, сопровождаемая массированными авианалетами 200 самолетов, продолжалась 53 минуты.

    Египет бросил в бой пять дивизий общей численностью 100 тыс. солдат, 1350 танков и 2000 орудий и тяжелых минометов. Это был первый эшелон сил вторжения, за которым предполагалось вводить в бой свежие дивизии.
    После артподготовки началось форсирование Суэцкого канала тысячами пехотинцев. В тылу израильских войск был высажен на вертолетах десант египетских коммандос.

    На Суэцком канале на 6 октября 1973г. было всего 450 израильских солдат, размешенных в шестнадцати фортах, распределенных по всей длине Суэцкого канала. На Синае в это время также находились 290 израильских танков в составе трех танковых бригад, причем только одна танковая бригада была развернута в непосредственной близости от Суэцкого канала.

    Израильские танки в Синайской пустыне

    Операция по форсированию Суэцкого канала была отлично спланирована и осуществлена египетскими войсками. Когда первая волна египетских войск закрепилась на израильском берегу Суэцкого канала, инженерные войска арабов
    навели пять понтонных переправ через канал и по ним на израильский берег канала хлынули арабские войска. Уже к вечеру 6 октября на захваченных плацдармах на израильском берегу канала находилось войска 2-ой и 3-ей египетских армий, включая почти 1 тыс. танков

    Попытка израильской авиации разбомбить переправы через канал закончилась неудачно - русским ЗРК С-75 и С-125 были сбиты несколько израильских самолетов. Контратака израильской 14-ой танковой бригадой - единственной, находившейся вблизи канала,- также провалилась. На вооружении египетских пехотинцев были сотни русских РПГ-7 и ПТУРС "Малютка", огнем которых были подбиты десятки израильских танков.

    Трагична судьба гарнизонов 16 израильских фортов. В каждом из них находилось только по одному пехотному взводу. Они были атакованы многократно превосходящими силами арабов. После тяжелых боев, когда погибли или были ранены большинство защитников фортов, было принято решение о капитуляции гарнизонов фортов. Выстоял только один форт "Будапешт".

    Израильские парламентеры были расстреляны египетскими солдатами. Арабы ворвались в форты - они рубили топорами израильских военнопленных, выкалывали им глаза, вспарывали животы и под радостный вой пожирали человеческие внутренности.

    Несмотря на огромное превосходство противника, израильские солдаты ценой собственных жизней сумели затормозить наступление - к вечеру 6 октября египетские войска продвинулись только на 5-6 км от канала.

    Голанские высоты
    На Голанских высотах война началась в 14:00. После часового артиллерийского обстрела и авианалета на израильские позиции двинулись шесть сирийских танковых и мотопехотных дивизий. Первый эшелон атакующих сирийских войск включал 50 тыс. солдат, 1400 танков и более тысячи артиллерийских орудий. Командование сирийскими войсками осуществлялось советскими офицерами.

    На фронте в 40 км сирийцам противостояло всего две израильские танковые бригады - 7-я и 188-я, - с приданной пехотой, общей численностью в 3 тыс. солдат и 170 танков.
    Расклад сил был такой - один израильский танковый батальон против сирийской танковой дивизии

    Целью сирийцев было прорвать израильскую оборону и успеть выйти к мостам через реку Иордан до того, как в бой вступят израильские резервные дивизии.
    Сирийские танковые дивизии мужественно и решительно, не считаясь с тяжелыми потерями, вели наступление на израильскую линию обороны.

    Многократно превосходящим силам наступающего противника израильские танкисты противопоставили свою стойкость и боевую выучку.
    В израильских танковых войсках уделяется большое внимание боевой подготовке танкистов ведению танкового боя как на дальних, так и ближних дистанциях.

    Так, израильский рекорд дальности танкового огня в бою (не на учениях!) был достигнут лейтенантом Эрезом Газитом - он поразил цель на расстоянии 5600 м выстрелом штатным снарядом из башенного орудия танка МАГАХ 6 бет (оригинальный М60А1). А вот по русским танковым уставам и наставлениям прицельный огонь из орудий русских танков мог вестись только на дистанциях менее 2 км.

    В боях важную роль играл и такой фактор, как умелое использование конструктивных особенностей танков. Известно, что русские танки Т-54, Т-55, Т-62, бывшие у арабов, разрабатывались под Европейский Театр военных действий, где предполагается использовать крупные танковые соединения, действующие на равнинной местности. Русские конструкторы сократили угол склона орудия танка вдвое, по сравнению с западными. В результате, что бы выстрелить из-за холма русский танк должен был выдвинуться целиком, тогда как танку Центурион Шот достаточно было высунуть одну башню. Кроме того, и угол завышения в русских танках составляет всего +14 градусов по сравнению с +20 градусов в израильских танках.

    Надо сказать, что стараниями русских конструкторов танки Т-54, 55 были своего рода гробами на гусеничном ходу. В безудержной погоне за запасом хода и величиной боекомплекта русские конструкторы затолкали в боевое отделение почти тонну солярки вперемежку с десятками снарядов. Это изобретение называлось баки-стеллажи и размещалось в передней части танка справа от механика-водителя и под ногами заряжающего. Каждый снаряд, пробивающий лобовую броню корпуса такого танка, приведет к детонации топлива и боекомплекта. После такого взрыва русский танк восстановлению не подлежит, а из экипажа хоронить нечего.

    Эти недостатки русских танков эффективно использовались израильскими танкистами в ближнем и дальнем бою в сражении на Голанах.

    Израильские танкисты использовали огневые позиции для танков - так называемые «рампы». Они представляли собой земляные насыпи высотой с корпус танка. Позади рампы находился съезд, по которому танки взбирались на насыпь для ведения огня по противнику. Отстрелявшись, танки съезжали вниз и укрывались за насыпью.

    Впрочем, все эти преимущества нивелировались огромным числом танков, брошенных сирийцами на прорыв израильских позиций - несмотря на тяжелейшие потери сирийцы упорно продолжали наступление, вводя в бой свежие силы.

    Для израильских танкистов, несших тяжелые потери, слова "Стоять насмерть" и "Ни шагу назад" были не лозунгами - каждый понимал, что в эти часы решается судьба Израиля. Танко-ремонтные подразделения прямо на поле боя восстанавливали подбитые танки, из уцелевших танкистов формировались новые экипажи, на отремонтированных боевых машинах вновь шедшие в бой.

    К вечеру 7 октября 188-ая израильская танковая бригада во главе с командиром полковником Ицхаком Шохамом практически полностью погибла,
    Однако было ясно - сирийское наступление захлебнулось, - к тому времени были уничтожены сотни сирийских танков, а на фронт стали прибывать резервные израильские танковые части.

    Перелом в войне

    Начиная с 7 октября на фронт потоком стали подходить свежие израильские дивизии, сформированные из мобилизованных резервистов.

    На Синае израильское командование искало пути, чтобы заставить египетские войска выйти из зоны действия русских ЗРК, препятствовавших свободе действий израильской авиации - у всех на памяти была Шестидневная Война 1967г., когда Израиль, достигнув превосходства в воздухе, за считанные дни уничтожил сухопутные армии арабов.

    7-8 октября израильские 162-я (командир генерал А.Адан) и 252-я (командир генерал А.Мандлер) бронетанковые дивизии нанесли египтянам контрудар, который, впрочем, не достиг поставленных целей. Хотя израильтяне понесли тяжелые потери - в устроенной 18-ой египетской дивизией засаде погибла почти вся 401-я израильская танковая бригада, в ходе боя погиб командир 252-ой танковой дивизии генерал А.Мандлер, - египетские войска были вынуждены остановить наступление и закрепиться на достигнутых рубежах.

    Для израильских танковых войск характерен высокий процент командиров, павших в танковых сражениях. Это связано с требованиями своеобразного кодекса командирской чести, принятого в израильской армии:
    «За мной!» — основная команда в ЦАХАЛе, командир обязан личным примером вести за собой подчиненных.
    В бой танки идут с открытыми люками - командир, стоя в башне танка с откинутым люком, управляет действиями экипажа. Это заметно расширяет обзор и позволяет вести бой с "открытыми глазами", однако командир становится первоочередной целью для огня противника.

    Ключ к победе на Синае был найден на Голанских высотах. Там из-за тяжелейших потерь полностью захлебнулось сирийское наступление.

    8 октября израильтяне подтянули 14-ю, 17-ю, 19-ю, 20-ю и 79-ю бронетанковые и 1-ю пехотные бригады, а затем перешли в контрнаступление.
    В ходе ожесточенных боев сирийские войска были выбиты с с ранее захваченной израильской территории.

    9 октября оказавшиеся в отчаянном положении сирийцы обстреляли ракетами приграничные израильские села. В ответ авиация ЦАХАЛа начала массированные бомбардировки Дамаска, Латакии, Хомса, сирийских портов и железнодорожных узлов. Израильскими авиаударами были полностью разрушены целые районы сирийской столицы, уничтожен комплекс зданий сирийского генерального штаба. В Латакии целью авиаударов был порт, в котором шла разгрузка русских судов, доставлявших оружие Сирии. Был потоплен русский транспорт "Илья Мечников"

    10 октября израильские войска на сирийском фронте перешли в наступление. Израильские танковые дивизии под командованием генералов Эйтана, Пеледа, Ланнера, несмотря на отчаянное сопротивление сирийцев, взломали глубокоэшелонированную оборону врага и 14 октября вышли в предместья Дамаска.

    Сирийская армия перестала существовать. Пришедшие ей на помощь иракский танковый корпус, войска Иордании, Кувейта, Саудовской Аравии также были перемолоты на подступах к Дамаску. Теперь весь Дамаск находился под прицелом израильской артиллерии.

    Оказавшийся в отчаянном положении сирийский президент Асад умолял своих египетских союзников начать наступление, чтобы ослабить израильский натиск.

    На Каир!

    Ради спасения своего сирийского "брата" египетский президент Садат принимает роковое для арабов решение атаковать израильские позиции на Синае. В египетском наступлении, начавшемся 14 октября, были задействованы более 1 тыс. танков и 200 БТР с пехотой.

    Наступающие египетские войска были атакованы израильскими танковыми дивизиями, в составе которых было до 700 танков. В завязавшемся крупнейшем со времен 2МВ встречном танковом бою арабы понесли тяжелые потери - было уничтожено более 250 египетских танков, израильские потери составили всего 40 танков.

    Инициатива полностью перешла к израильским войскам, обладающим огромным опытом ведения танковой войны
    Доктрина танковой войны, принятая на вооружение ЦАХАЛом основывается на следующих принципах:
    Первый — «Тотальность танка». Это означает, что танковые соединения, за счет мобильности, брони и огневой мощи способны самостоятельно решать основные задачи сухопутной войны.
    Второй — «Бронекулак» как основной танковый маневр», заключается в вводе в прорыв крупных танковых сил, способных вести наступление на большой скорости, уничтожая на своем пути силы противника.

    Так действовали 143-я, 162-я и 252-я израильские танковые дивизии под командованием генералов А.Шарона, А.Адана и К.Магена, перешедшие в конртнаступление с целью окружения и уничтожения 3-ей и 2-ой египетских армий.

    Пленные египетские и сирийские солдаты

    Израильская разведка обнаружила слабое место на стыке этих двух египетских армий. В ночь на 15 октября 750 бойцов израильской парашютно-десантной бригады полковника Дани Матта на надувных лодках скрытно переправились через Суэцкий канал и высадились на его африканском берегу.
    Вскоре к ним на плотах переправились 20 танков и 7 БТР. Их главной целью было уничтожение русских ЗРК, препятствовавших свободе действий израильских ВВС. Израильский десант огненным валом пошел по тылам врага.

    Без прикрытия русских ЗРК египетские войска оказывались беззащитными - самолеты израильских ВВС наносили удары по наведенным египтянами через Суэцкий канал мостам, прерывая пути снабжения египетских войск на Синае.

    Последней отчаянной попыткой египетских войск воспрепятствовать окружению стали ожесточенные бои в районе "Китайской фермы" - так назывался хорошо укрепленный египетский плацдарм на берегу Суэцкого канала, откуда арабы могли препятствовать наведению израильтянами мостов. Однако и этот последний шанс египетских войск на спасение был решительно ликвидирован израильской армией.

    Израильские саперы под шквальным огнем противника навели 4 понтонных моста через Суэцкий канал и по ним в тыл врага хлынули израильские войска.
    Первой переправилась на африканский берег канала 162-я танковая дивизия генерала А.Адана, которая пошла по тылам врага, расширяя захваченный плацдарм.

    Израильское кольцо окружения египетских войск замкнулось, и перед египетской армией встала угроза полного уничтожения.

    Египетское командование слишком поздно осознало случившуюся катастрофу - к 19 октября израильские войска, уничтожая все на своем пути, уже глубоко проникли на египетскую территорию: они штурмовали города Суэц и Исмаилию, вышли к Порт-Саиду. Путь на Каир был открыт - у Египта уже не было войск, чтобы защитить свою столицу.

    Президент Египта Садат умоляет своих русских патронов прийти на помощь. И Кремль с готовностью ввязывается в провальную авантюру - 7 русских воздушно-десантных дивизий приводятся в полную боеготовность для отправки в Египет: они должны оборонять Каир от наступающих израильских войск.

    На 5-ой Средиземноморской эскадре русского ВМФ срочно формируется батальон морской пехоты для обороны Порт-Саида, но в последний момент высадка морского десанта отменяется - всем понятно, что батальон морской пехоты будет уничтожен наступающими израильскими войсками за несколько минут.

    Под давлением СССР Совет Безопасности ООН 22 октября принял резолюцию № 338, предусматривающую прекращение военных действий. Однако эта резолюция была сорвана отчаянной попыткой 3-ей египетской армии вырваться из окружения. Израильские войска самым решительным образом подавили египетских окруженцев и перешли в новое наступление.

    Только мощное давление на Израиль со стороны США спасло окруженную египетскую армию от полного уничтожения.

    Боевые действия слабой интенсивности продолжались до 18 января 1974г., когда на 101-ом километре шоссе Суэц-Каир израильское и египетское командования подписали соглашение о разъединении войск, положившее конец Войне Судного Дня.

    Итоги Войны Судного Дня за 18 дней боев (6.10 - 24.10.1973)
    Потери арабо-исламского блока:
    20 000 убитых
    51 000 раненых
    9 000 пленных
    555 самолетов сбито
    2250 танков уничтожено
    40 военных кораблей потоплено

    Потери Израиля:
    2 222 убитых
    5 596 раненых
    294 пленных
    102 самолета сбито
    1036 танков повреждено,из них 407 танков - безвозвратные потери

    Победа Израиля в Войне Судного Дня на долгие годы установило статус-кво на Бл.Востоке, продержавшийся почти 40 лет до начала "арабской весны", когда рухнули все арабские режимы некогда противостоявшие Израилю.

    Важным итогом войны стало и окончательное осознание арабами своей неспособности противостоять военной мощи Израиля, что окончательно похоронило планы арабов уничтожить Израиль военным путем.

    Участие СССР в войне на стороне арабов
    СССР самым активным образом действовал на стороне арабов. И его участие выражалась не только в бурной дипломатической деятельности в ООН и в контактах США с целью остановить израильское наступление, когда стало ясно, что арабы терпят сокрушительное поражение.

    С моря арабские армии прикрывала 5-ая Средиземноморская эскадра русского ВМФ под командованием адмирала В.И.Волобуева. Эскадра непрерывно пополнялась в ходе войны и в ее составе было до 90 боевых кораблей, в т.ч. не менее 20 подводных лодок, включая атомные. На русский флот было возложено противостояние с израильским и американским ВМФ, а также обеспечение охраны русских транспортных судов, на которых сразу после начала войны в Сирию и Египет хлынул поток русских вооружений.

    Сирийская армия находилась фактически под командованием советских военных советников - более 2 тыс. советских офицеров были на всех уровнях управления сирийской армии - от генштаба до батальона, а большинство сирийских офицеров прошло обучение в советских военных училищах и академиях. На Голанских высотах в рядах сирийской армии против Израиля сражались тысячи советских военнослужащих.

    Уничтоженная и захваченная русская бронетехника

    В числе тысяч сирийских танкистов, нашедших свою смерть в кровопролитных боях на Голанах встречаются и русские имена:
    Головкин Вячеслав Константинович, 1938 года рождения. Подполковник, советник командира механизированной бригады вооруженных сил САР. Погиб во время боевых действий 8 октября 1973 г.
    Сипаков Александр Петрович, 1932 года рождения, Подполковник, советник начальника штаба механизированной бригады вооруженных сил САР. Погиб во время боевых действий 6 октября 1973 г.

    Несмотря на то, что президент Садат в самой унизительной форме в июле 1972г. изгнал из Египта около 20 тыс. русских офицеров, фактически воссоздавших египетскую армию после разгрома в Шестидневной войне 1967г. и воевавших против Израиля, в Египте оставалось не менее тысячи русских военных советников, в основном занятых обслуживанием русской военной техники, обильно поставлявшейся Кремлем. Они же обслуживали русские зенитно-ракетные комплексы С-125, С-75, Куб, размещенные вдоль Суэцкого канала, сыгравшие важнейшую роль в первоначальном успехе арабов при форсирование Суэцкого канала.

    Непосредственно участвовали в войне русские воинские части: 716-й зенитно-ракетный полк (командир полка — подполковник В.Старун) 24-й Железной мотострелковой дивизии, развёрнутый в пригородах Дамаска с задачей его прикрытия от израильских авианалетов, в Сирии находились также наземная группа радиоэлектронной борьбы 100-го отдельного разведывательного авиаотряда и авиационная эскадрилья радиоэлектронной борьбы, прибывшая из Шяуляя.

    В Египте находилась группа русских летчиков (командир полковник В. Уваров), на самолетах МиГ-25 осуществлявших разведку в районе боевых действий и передававших арабам сведения о тыловой инфраструктуре, аэродромах, портах Израиля.

    Уже на следующий день после начала войны, 7 октября 1973 г., начались массированные поставки русской боевой техники в Египет и Сирию воздушным и морским путем.

    Самолеты русской военно-транспортной авиации в ходе войны совершили около 1 тыс. рейсов в Египет и Сирию, доставляя арабам оружие и снаряжение. От 60 до 90 русских самолетов в сутки прибывали на египетские и сирийские аэродромы. К полуночи 12 октября, когда сирийская армия терпела сокрушительное поражение, 18 русских самолетов в час пролетало мимо Кипра. Всего самолеты русской ВТА доставили арабам до 15 тыс. тонн грузов

    Основные поставки шли морским путем. В ходе Войны Судного Дня русские транспортные суда доставили арабам около 70 тыс. тонн вооружений, в т.ч. не менее 400 танков Т-55 и Т-62

    В заключении стоит развеить популярную в России легенду о якобы "тупых" арабах, не способных правильно воевать по советской военной науке и использовать замечательную русскую боевую технику.

    Израильские военные эксперты полностью опровергают эту фальшивку - арабы, особенно сирийцы, сражались мужественно и решительно, они смело шли в наступление и упорно сражались за каждый метр.

    Бездарным было русское командование, слепо следовавше безнадежно устаревшим русским уставам и наставлениям, провальна была вся русская доктрина ведения современной войны.
    Русская военная техника, в которую были вложены десятки миллиардов долларов, в силу тотальной отсталости русской науки и промышленности, по многим параметрам не соответствовала требованиям современной войны.

    Но главной причиной поражения русско-арабского блока стала железная стойкость и профессионализм израильского солдата, чья воля к победе привела к сокрушительному поражению многократно превосходящего врага.

    Война Судного Дня в памяти израильтян ассоциируется с песней Хавы Альберштейн "Пусть так будет"

    31. Израиль и арабы накануне войны

    Причины войны. Решение начать войну против Израиля было принято А. Садатом и президентом Сирии X. Асадом летом 1973 г. Точная дата начала боевых действий была определена двумя президентами в строжайшей тайне лишь 4 октября. В тот же день об этом стало известно советской разведке.

    Вот реакция министра иностранных дел А. Громыко: «Боже мой! Через два дня начнется война! 6 октября, по московскому времени в 14 часов! Египет и Сирия против Израиля!.. Вот не послушались нас, лезут. А чего лезут - сами не знают».

    Египетский и сирийский президенты шли на открытую военную конфронтацию прежде всего потому, что отсутствие прогресса в деле урегулирования конфликта ставило их под невыносимое давление общественного мнения внутри своих стран. Вооруженные силы обоих государств извлекли, казалось, уроки из поражения 1967 г., восстановили с советской помощью свою боевую мощь, их моральное состояние заметно повысилось. Они могли надеяться на ограниченный военный успех. Конечно же, руководители Египта и Сирии понимали, что США не допустят тотального военного разгрома Израиля. Но, как и прежде, они возлагали надежду на то, что в случае неудачи Советский Союз не допустит полного поражения своих друзей.

    Схема развития конфликтов на Ближнем Востоке. Октябрьская воина 1973 г. на Ближнем Востоке является конфликтом с простейшим политическим обоснованием. Обычного множества хитросплетений интересов разных держав и претензий разных народов на том историческом этапе не просматривалось. Вернее сказать, схема развития конфликтов ближневосточной группы стала привычной и прозрачной. Арабская коалиция намеревалась смыть позор предыдущих поражений, сформировавших после «Шестидневной войны» 1967 г. своего рода комплекс неполноценности. Израиль стремился любой ценой удержать захваченный силовой приоритет и аннексированные территории, добытые при последнем разгроме коалиции противников.

    Сверхдержавы занимали в регионе своп обычные позиции. Советский Союз держал традиционный курс на поддержку арабов, селекционируя свою помощь в зависимости от близости и подчиненности политических систем стран-союзников. США всемерно содействовали Израилю, поддерживающему выгодный Белому дому силовой баланс в нефтяном сердце планеты. Втянутая во вьетнамскую авантюру Америка не могла допустить складывания второй ресурсной воронки, но стабильность пыталась поддерживать с позиции силы, опираясь па триумфальный для Израиля исход предшествующего конфликта.

    242-я резолюция ООН. Юридическим казусом, приведшим к новой войне, стало нежелание Израиля исполнить 242-ю резолюцию Совега Безопасности ООН от 22 ноября 1967 г., предписывающую Тель-Авиву очистить захваченный у Египта Синайский полуостров и Палестинские территории. Результатом израильского самоуправства стал переход конфликта в новую стадию. Война стала перманентной, в 1969 г. завязались ожесточенные бои вдоль Суэцкого канала, на африканском берегу располагались египтяне, а азиатский был занят ЦАХАЛом. Прекратить огонь удалось лишь летом 1970 г., однако формальное затишье не означало примирения сторон. Фактически мелкие стычки, в первую очередь в воздухе, продолжались дольше.

    Перевооружение армий арабов. Наиболее последовательные члены антиизраильской коалиции, Египет и Сирия, преодолев закономерное уныние от трех неудачных войн, приступили к очередному перевооружению армий. К 1970–1972 гг. этот процесс был в основном завершен. Обстановка в мире была более чем благоприятной, учитывая, что в 1973 г. поражение США во Вьетнаме стало совершенной очевидностью. В таких условиях возможность американского вмешательства па Ближнем Востоке оценивалась экспертами-международниками как маловероятная, либо заведомо неэффективная. Израиль оказывался уязвим, несмотря на военно-политическое доминирование в регионе, и даже на наличие в его арсеналах ядерного оружия, разработанного в обход ограничений ООН.

    Ядерная проблема. В этой связи предвоенное проектирование действий коснулось редкой для локальных Войн тематики ядерного оружия и перспектив его применения. Преемник погибшего в 1970 г. Гамаля Абдель Насера - Анвар Садат - решал для себя вопрос, не спровоцирует ли попытка арабского реванша применение противником атомных боезарядов. Заинтересованные разведки знали, что научно-производственный центр Димон производит не слишком мощные плутониевые бомбы «хиросимского типа». Однако ограниченную мощь зарядов израильтяне могли компенсировать верным выбором объекта применения. Наиболее вероятной целью могли стать: высотная плотина Асуанской ГЭС и так называемая «старая британская дамба», после чего на Ниле возникала высокая волна, стремящаяся в нижний Египет, способная смыть на своем пути всю инфраструктуру страны.

    Еще в 1970 г. египетские военные поделились опасениями с советскими коллегами. Прямого ядерного содействия за исключением случая с непосредственным вмешательством США, Москва не обещала. Но советская сторона предложила союзникам альтернативную идею. Координаты подземного комплекса Димон были известными и при необходимости он мог быть поражен серией крылатых ракет с мощными зарядами обычной взрывчатки. Расчет места и времени попадания ракет обеспечивал тектонические подвижки и выводил Димон из строя с гарантией серьезного радиоактивного заражения прилегающей местности. Возможность неотразимого удара по атомным подземельям существовала. На египетских аэродромах базировались несколько советских истребителей МиГ-25, высота и скорость полета которых позволяли игнорировать ПВО Израиля.

    Консультации во Франции. Таким образом, фактор ядерного сдерживания на Ближнем Востоке стал обоюдным. Риск радиоактивного заражения территории Израиля бы не меньшей опасностью, чем цунами на Ниле. Тем не менее важность проблемы заставила коалицию продолжить поиск точного ответа на вопрос, воспользуется ли Тель-Авив своим оружием массового поражения. В апреле 1973 г. египетский комиссар Мохаммед Хейкал отправился за дополнительными консультациями во Францию. Париж традиционно был вовлечен в ближневосточные дела, будучи торговым и политическим партнером как Израиля, так и коалиции. В беседе Хейкала с генералом Голуа последний дал понять, что бомба является для ЦАХАЛа не боевым средством, а последним аргументом, который не будет пущен в ход иначе как в случае угрозы полного уничтожения еврейского государства. Коалиция ставила перед собой ограниченные цели, связанные исключительно с возвратом Синая, а также западного берега Иордана и Голаиских высот. Следовательно, Каир и Дамаск могли не опасаться применения противником его стратегического потенциала. При таком взгляде на вещи операция могла стать успешной, без основательного риска подтолкнуть полномасштабную мировую войну.

    Позиция Моше Даяна. Израильский министр обороны Моше Даян и впрямь не собирался прибегать к бомбе. Его страна и без того была давно и безнадежно отнесена к списку государств, чья политика идет вразрез с принципами Объединенных Наций. Начав военную «шестидневку» 1967 г. внезапным ударом и отказавшись уступить воле Совета Безопасности, Тель-Авив получил неожиданно большую массу неприятностей, связанных с областью международного сотрудничества. Расширять пропасть между Израилем и миром дальше было некуда. Если бы не США и многочисленная диаспора за рубежом, положение страны могло стать критическим. Как политическое, так и военное руководство страны в известной степени попало в плен ощущения завышенной самооценки. Утраченное чувство реальности сопровождалось «шапкозакидательскими» настроениями. Население Израиля и его лидеры уверовали в иллюзию того, что четырехмиллионный народ в любой момент докажет свое превосходство арабскому окружению, насчитывающему 110 миллионов человек.

    «Линия Барлева». Военные, впрочем, полагались не только па миражи грядущих побед. Позиция ЦАХАЛа па азиатском берегу Суэцкого канала была труднопреодолимой. Широкая и непрерывная водная преграда. Открытая местность, мешающая противнику скрытно стягивать войска. Проверенная мощь Хель Хаавира, показавшего свою способность успешно бороться с вражескими ВВС и обращать в груды железа танковые дивизии арабов. Все эти факторы не убаюкали Даяна и его генералитет. Чтобы доказать Египту тщетность надежд вернуть Синайские пески, Израиль возвел вдоль канала непрерывную полосу укреплений. Называлась она «линией Барлева». Работать евреи не ленились, и при строительстве данного оборонительного рубежа ухитрились освоить нешуточную сумму в 300 миллионов долларов.

    В голой пустыне из подручных материалов, в основном песка и щебня, был насыпан вал. В насыпи непосредственно на берегу бездействующего канала укрепили огромные емкости, имеющие сток к воде. Заполнили их горючей смесью на нефтяной основе, обладающей способностью гореть в воде. Одно это могло полностью отбить у солдат Садата охоту форсировать не образно названный, а самый настоящий огненный рубеж. Вдоль вала на разном расстоянии от берега располагалась цепь опорных пунктов с железобетонными огневыми точками, эскарпами для бронетехники, куда по башню зарывались танки, а равно и прочими типами заграждений, известных с Первой мировой войны.

    На линии постоянно дежурили три бригады израильской мотопехоты. В 12–15 км в глубине Синая располагался запасной оборонительный рубеж. Второй вал насыпать экскаваторов бы не хватило, но и без того вспомогательные фортификации выглядели неплохо. За резервным рубежом дежурили две танковые бригады, способные быстро отозваться на призывы с вала и контратакой сбросить любой десант обратно в горящий канал. При здравом рассуждении упования израильтян на несокрушимость «позиции Барлева» можно признать оправданными. На этой уверенности египтяне их и поймали, сделав то, что, по мнению противника, не могло быть сделано ни в коем случае. Если бы у Израиля был единственный потенциальный фронт вдоль канала, возможно, он мог стать непреодолимым. Но имелся второй угрожаемый участок. На востоке.

    Голаны. В том же году ЦАХАЛ отбил у второго непременного участника коалиции, Сирии, ряд важных территорий. Теперь линия противостояния проходила у Голанских высот. Позиция на Голанах была очень важна. Оттуда северная часть Израиля просматривалась как на ладони. Вдобавок к наблюдательной вышке высот прибрали к рукам земли по берегам Иордана. При этом безопасность Израиля, несомненно, возросла, а сирийская снизилась. Дамаск оказался в досягаемости одного броска танковых угдатов (дивизий). Терять западный берег Иордана и территории на другой стороне реки арабам было жалко. Воды в регионе немного, а хозяйственная деятельность лучше удается, когда влаги в достатке, потому утрата поймы воспринималась особенно болезненно. Естественно, сирийцы намеревались в подходящий момент вернуться на «старую» границу.

    «Пурпурная линия». Чтобы воспрепятствовать этому, Израиль создал па северо-востоке вторую оборонительную линию, красиво названную «пурпурной». Масштаб фортификационных работ на ней был меньшим, в основном укреплялись и без того труднопроходимые высоты и создавались предмостные позиции у речных переправ. Природная крепость оборонялась меньшим гарнизоном, чем на юге, но тоже требовала людей и техники, что в целом противоречило принципу концентрации всех сил па решающем направлении.

    Небесная эволюция арабов. Поводов для пренебрежения противником у командиров ЦАХАЛа в начале 70-х гг. в принципе уже не было. Арабские армии были не просто хорошо оснащены советским оружием, так было и в 1956 и 1967 гг., но теперь его научились по-настоящему использовать. С помощью советских специалистов, во множестве влившихся в египетскую армию в период необъявленной войны над каналом 1969–1970 гг., арабы добились многого. Был выяснен главный секрет успешного применения советской авиации. Он действительно существовал, вытекая из специфики научно-производственной базы СССР и концепции боевого применения Советской Армии.

    В наши дни околовоенные историки и журналисты любят поглумиться над слабой элементной базой отечественной электроники, указывая на ее примитивность и слабость, в сравнении с западной. Спорить с этим трудно. Действительно, электронная начинка советской техники часто была громоздка и неэффективна. При попытках создать радиолокационные прицелы системы бортовой навигации и управления ракетной стрельбой, сопоставимые по возможностям с американскими, наши инженеры выдавали изделия большие и тяжелые. В результате наши самолеты возили много лишних килограммов, в сравнении с американскими, где миниатюризации авионики уделялось особое внимание. Причины такого несоответствия объективны и кроются в основных тенденциях экономических систем геополитических противников. Устранить этот недочет советскому военно-промышленному комплексу удалось лишь в конце 70-х гг., когда общей элементной базой интеллектроники сверхдержав стал микрочип.

    Характер применения авиации в СССР. Но и до этого советские машины были вполне боеспособны. Отечественные взгляды на применение авиации всегда отличались превосходной логикой, позволяющей нейтрализовать недостатки наличных боевых средств. Ее суть заключалась в правильной оценке роли ВВС в общей структуре национальной обороны. Что бы ни говорили на Западе, советская авиация всегда была средством оборонительным, ее основу составляли истребители различных типов и назначений, их можно было использовать как ударные самолеты, но базисной функцией всегда оставалась защита родного неба. Это диктовалось военной идеологией геополитического соперника, считавшего самолет, главным образом, наступательным средством. Следовательно, основную работу «крыльям Родины» предстояло выполнять над своей территорией. Тогда возникал вопрос, зачем поднимать в воздух тяжелую аппаратуру, если основной ее вес можно оставить на земле, где масса электронного оборудования не имеет значения.

    «Летчик + оператор». Если стационарный радиолокатор весит на тонну больше, это неважно, главное, чтобы он хорошо «видел». То же можно сказать о наземных радиостанциях и ЭВМ: стоят они себе в бетонных бункерах и никуда им летать не надо. Операторы, отслеживающие обстановку в небе, спокойно, не отвлекаясь на пилотирование самолета, примут по каналам хорошо защищенной связи информацию от многочисленных дальнобойных радаров, обработают ее и передадут летчикам в небе в качестве коротких, исчерпывающих, точных приказов. Работа тандема «летчик-оператор» обеспечивает большую эффективность действий. Пилот не перегружается потоками информации, которую надлежит осмыслить и выбрать оптимальное решение. В условиях воздушного боя, на высоких скоростях, сделать это очень трудно. Гораздо проще получить снизу четкие указания, где противник, сколько его и как к нему лучше подобраться. Снижается утомляемость пилота, сходит почти на нет неизбежный фактор боевой нервозности, влияющий на принятие решений. Забить такую систему, построенную на устойчивой радиосвязи помехами, «супостату не выгорит». У сухопутных передатчиков мощные источники питания, способные довести приказ до адресата через шквал намеренно искаженных противником радиоволи. Наконец, тоталитарная система управления в оборонительном бою руководит не только истребительными звеньями, ей подчиняются ракетные батареи ПВО всех уровней, зенитн-артиллерия и другие средства, формируется боевая ком позиция, непробиваемая, мощная, гибкая.

    Трудности арабских ВВС. Если система работает без сбоев, судьба воздушного противника незавидна. Но для этого ее надо иметь. Ни в Египте, ни Сирии ничего подобного не было в период военных разгромов 1956 и 1967 гг. Летчики арабских ВВС пытались противостоять американской авиации, исповедующей иную концепцию боевого применения. Американский самолет в небе самодостаточен. Необходимые приборы обнаружения, слежения и нацеливания находятся на его борту. Принимать самостоятельные решения его летчику нелегко. Но - возмож но, если он хладнокровен, знает теорию и имеет богатую практику. Миниатюрные приборы «Фантома» позволяют дальше видеть, тщательнее следить и точнее стрелять в сравнении с МиГом, оторвавшимся от своей тоталитарной системы управления. В принципе это не страшно. Приборное превосходство изделий янки или европейцев не было подавляющим. Тактически грамотный, умелый летчик добьется успеха на МиГе и без советов с земли, но сделать это труднее.

    Начало перелома. В результате в воздушных боях потери, как правило, составляли 3:1, не в пользу арабов. Но такой бадане сохранялся лишь до того времени, когда небесные защитники пространства над Суэцем и другими боевыми районами не были увязаны в систему советского образца. Построить таковую нашим специалистам удалось в период необъявленной войны. Обстановка в воздухе начала меняться, сбитые израильтяне или американские пилоты-наемники, привлекаемые к операциям, стали жаловаться на то, что Хель Хаавир не имеет возможности наладить управление с земли. В протоколах допросов стали звучать фразы типа: «Это у вас русские напридумывали всякого, а мы, взлетая, никогда не знаем, кто будет нами управлять».

    Чей самолет лучше? Какой из взглядов на боевой самолет лучше, советский или американский, оценить однозначно нельзя. Все зависит от предполагаемого применения. Оптимальное решение, конечно, в создании и самостоятельного самолета, и сверхмощной системы консолидированного управления. Но это очень дорогой путь. Относительно бедный Советский Союз не мог себе позволить создания подобных боевых систем до конца 70-х гг. «Самостоятельными» у нас были только ударные машины. Стратегический бомбардировщик легко поднимает тяжелое оборудование, вес которого не сильно отражается на боевых качествах самолетов.

    У американцев были свои проблемы, их система слежения за воздухом считалась «дырявой» и остается таковой по сей день. Решать эту проблему они научились за счет применения наблюдательно-командных пунктов типа АВАКС, позволяющих создать локальную систему управления на интересующих участках воздушных фронтов. Впрочем, к тому времени врожденные дефекты советской авиации в значительной мере были устранены. Но при этом следует учесть, советские самолеты хуже продавались за рубеж. Те, кто имели достаточно средств, брали американскую продукцию. Она была подороже, зато позволяла сэкономить на построении системы управления. Любителям локальных переделов своих границ американская концепция самостоятельных самолетов нравилась больше.

    Накануне Октябрьской войны Египет стал обладателем всех сегментов советской системы и получил локальное превосходство в воздухе над будущей зоной боевых действий. О чем в Израиле имели весьма смутное представление, относя участившиеся потери к разряду случайных или достигнутых исключительно русскими.

    32. Качественный рост арабских вооруженных сил и их технического оснащения

    Усиленная подготовка арабов. Как выше говорилось, в 1972 г. президент Садат неожиданно распорядился выслать из Египта основную массу советских специалистов. На самом деле удалили далеко не всех. Участники тех событий вспоминают, что многие советники остались на своих местах. Возможно, это была замаскированная под скандал эвакуация иностранцев, обычная для предвоенного периода. Возможно, еще что-то.

    В любом случае, в декабре 1972 г. Египет принял решение о продлении «военно-политических льгот» Советскому Союзу на пять лет. В Москве это приняли с «пониманием», поэтому военные поставки шли в необходимых размерах, продолжалось экономическое сотрудничество. С декабря 1972 по июнь 1973 г. Египет получил советского оружия больше, чем в течение 1971–1972 гг. Всего же с 1955 по 1975 г. общий объем военно-технического сотрудничества между двумя странами, а вернее - безвозмездной помощи СССР - составил около 9 миллиардов долларов.

    Что касается Израиля, то окружение Даяна расслабилось. В Тель-Авиве сочли, что с отъездом русских дела вновь пойдут на лад. Арабов там в расчет по привычке не брали, а зря. В 1973 г. советские наблюдатели констатировали, что арабы имеют уровень боевой подготовки «выше среднего» и могут рассчитывать на успех в деле овладения воздухом.

    Новое отношение к «деталям». Таким образом, важнейший аспект подготовки арабского реванша в Тель-Авиве оставили без внимания. Дальнейшее было делом техники. Поднаторевшие арабы теперь внимательно относились к «мелочам». Переброска войск и техники на исходные рубежи на африканском берегу капала происходила скрытно, мелкими группами и только по ночам. Все сосредоточенное немедленно маскировалось самым тщательным образом. Халатность прошлых лет, когда танки покрывали маскировочными сетями со всей тщательностью, но забывали удалить следы гусениц, ушла в прошлое. Не забыли в Каире об инженерной подготовке операции. Прежде египтян отличало стремление купить побольше танков, не обеспечив их необходимыми средствами, на этот раз было иначе. Были закуплены понтонные парки для наведения переправ через водные преграды, способные пропустить тяжелую технику. Быстроходные катера для первой ударной волны десанта. Массы амфибийной техники советского производства. В районах, недосягаемых для большинства разведсредств противника учились пользоваться этим оборудованием.

    Новое оружие. Вновь воссозданная армия Египта и вооруженные силы Сирии получили новое оружие. Главной ударной силой сухопутных войск стали отличные советские танки Т-62. Перевооружили пехоту. Вместо разномастных автоматов ввели единый. Знаменитый «Калашников», АК-47, который и израильтяне признавали лучшим в мире и, грубо поправ лицензионные права, после небольшой доработки пустили в производство под маркой «Галила».

    Бойцы-пехотинцы в изобилии получили дешевые, но практичные советские ручные противотанковые гранатометы, ставшие лучшим средством борьбы с вражеской броней на малых дистанциях. На больших ту же функцию выполняли ПТУРС (противотанковые управляемые реактивные снаряды) «Малютка». Маленькая ракетка на станке, переносимом двумя номерами расчета и легко маскируемая, наводила жуть на танкистов. На траектории ее полетом управлял оператор. В его руках находился джойстик, передающий команду по длинному, тонкому и очень прочному кабелю, соединенному со снарядом. По нему поступали сигналы, обеспечивающие коррекцию полета и возможность попадания в цель типа «танк» с вероятностью 65–70 %. Подготовленные расчеты легко перекрывали эти цифры. На тренировках с дорогими снарядами арабы не скаредничали, обеспечив возможность брать за один ПТУРС - один танк. В то время как обычные противотанковые пушки для уничтожения танков тратили 10 и более снарядов. «Малютки» ставились также на шасси бронированных машин и следовали в составе механизированных колонн, обеспечивая усиление противотанковой обороны на дистанции до 2 километров. Еще более опасны для врага были вооруженные противотанковые вертолеты на базе советских машин Ми. Революция военных технологий в мире глобального противостояния докатилась до Ближнего Востока. Причем перечисленным ее проявления не исчерпывались.

    Разведка позиций. Перед наступлением много внимания уделяли разведке позиции и сил противника. Для чего с успехом использовались уже упомянутые истребители МиГ-25. Оснащенные современной фотоаппаратурой, самолеты на скорости в 3 тысячи км без опаски вторгались в воздушное пространство над Синаем, доставляя необходимую планировщикам информацию. Достать их израильские истребители и зенитные ракеты могли лишь в случае серьезных ошибок пилотов. Но МиГ-25 водили лучшие летчики. В 1970 г. две такие машины, глумясь над вражеским ПВО, совершили высотный рейд на Тель-Авив. Они не бомбили, просто покрасовались недосягаемостью и отбыли домой, оставив нехороший осадочек в душах тех, кто отвечал за воздушную оборону израильской столицы.

    Если добытой «мигарями» информации не хватало, к услугам коалиции были ручейки сведений из потока, добываемого советскими разведывательными спутниками. В начале 1970-х орбитальные группировки сверхдержав позволяли просматривать весь мир и, естественно, взрывоопасный регион они изучали внимательнее всего, дозированно делясь интересными деталями с союзниками.

    Изменение структуры ПВО. Но главной новацией все же было изменение структуры ПВО арабских армий. Первые советские комплексы управляемых зенитных ракет, доставляемых в Египет, имели славную военную биографию. Заявив о себе уничтожением самолета-шпиона U-2 американца Френсиса Пауэрса и разгромом ВВС США во Вьетнаме, они, тем не менее, начали стареть. Враг научился бороться с костяком арабской ПВО, состоящей из комплексов С-75 и С-125. Вероятность успешного боя с самолетами у ракетных батарей оставалась высокой, но существовала тенденция к снижению эффективности. Пилоты Хель Хаавира научились слепить поисковые радары этих систем пучками радиопомех, бить по ним специальными ракетами, идущими к цели, ориентируясь на импульсы батарейных локаторов, отыскивать и уничтожать командные пункты ракетчиков. Борьба еще шла «на равных», по израильтяне уже пренебрежительно называли ракеты комплексов «Волхов» и «Печора» «летающими телеграфными столбами».

    «Шилка». Но главным неудобством этих комплексов, составляющих становой хребет ПВО Египта и Сирии, была ограниченная подвижность. «Эски» могли, насолив израильским летчикам, сняться и покинуть старую позицию, уходя от мести Хель Хаавира, но этот процесс занимал часы. При обороне такая скорость передислокации и развертывания на новом месте была достаточной. Но затевалось наступление. Уважение к воздушной мощи врага подталкивало к необходимости, обеспечить противовоздушную оборону войск на марше и при развертывании в боевые порядки. Для этого «Печора» и «Волхов» не годились. Усиливая войсковую ПВО арабов, Советский Союз предоставил опекаемым новые оружейные системы. Для работы по низколетящим целям в состав арабских дивизий включили так называемые «Шилки». ЗСУ 23/4 представляли из себя танковое шасси, увенчанное объемной башней, в коробке которой помещалась счетверенная установка автоматических пушек калибром 23 мм. Когда 4 ствола открывали огонь, к цели устремлялся настоящий шквал увесистых пуль. Высокая скорострельность установки позволяла буквально «сдирать» с неба самолеты и даже крылатые ракеты врага. «Шилка» имела собственный радиолокатор, упрощавший обнаружение воздушных целей и их сопровождение до момента открытия огня. С ее появлением в составе арабских войск любимые израильтянами «бреющие» полеты на малых высотах, позволяющие выходить на цель под зоной контроля тяжелых локаторов, пришлось прекратить.

    «Куб и «Квадрат». ВВС Израиля переместились повыше, действуя на высотах 3–7 км. Но здесь их ожидала самая большая неприятность - ракеты войскового зенитного комплекса «Куб» советской разработки, точнее, его упрощенного варианта, предлагаемого на экспорт, по аналогии именуемого «Квадрат». Ракеты у советских оружейников всегда выходили хорошо. Но «Квадрат» Ардалиона Растова для своего времени был из ряда вон выходящим средством. Ракеты, установленные на гусеничном шасси, имели короткое время реакции, позволяющее открывать огонь практически с ходу, хорошие возможности по обнаружению врага и множество других отличных качеств, позволяющих прямо в поле или на трассе создавать непробиваемый оборонительный купол.

    Теперь египтяне могли без опаски выбраться из-под старого надежного «зонта» ПВО вдоль канала и попытать счастья в наступлении без страха подвергнуться безнаказанному разгрому израильской авиацией.

    В целом новинок, характеризующих военно-технологический паритет с США, достигнутый советской наукой, было гораздо больше, нежели можно упомянуть в сжатом изложении событий Октябрьской войны.

    Силы египтян. Группировка, сосредоточенная союзниками для наступления, превосходила любую из существовавших в регионе прежде. Для прорыва «линии Бар-лева» египтяне могли бросить 310 тысяч человек кадровой армии, 2400 танков, включая Т-62. Артиллерийскую поддержку обеспечивали 1200 стволов калибром свыше 100 мм. Армия Садата имела десятки реактивных систем залпового огня типа «Град», 70 пусковых установок тактических ракет, именуемых у нас «Луна»; для ударов по наиболее важным объектам вражеской системы управления и местам концентрации противника предназначались 30 ракетных комплексов, известных миру как «Скад». Окрепшая система ПВО опиралась на 360 пусковых установок зенитных ракет и 2750 артиллеристских системы. ВВС располагали истребителями в количестве 420. Основу парка истребителей составляли проверенные во Вьетнаме МиГи-21. Многие могли успению наносить удары и по наземным целям. Однако в основном эта функция принадлежала истребителям-бомбардировщикам СУ-7, которых было 130 единиц, и бомбардировщикам Ту-16 и Ил-28.

    Подразумевавшиеся десантные операции застави создать военно-транспортную группировку ВВС в сост ве 70 самолетов. Для непосредственного взаимодействия с сухопутными войсками предназначались 80-100 вертолетов, в основном сделанных в конструкторском бюро Миля (Ми-4, Ми-8).

    В египетских вооруженных силах после полной мобилизации насчитывалось около 833-х тысяч человек, 2 тысячи танков, 690 самолетов, 190 вертолетов, 106 боевых кораблей. Непосредственно в наступательной операции было задействовано 72 тысячи военнослужащих и до 700 танков. Сирийская армия насчитывала 332 тысячи личного состава, 1350 танков, 351 боевой самолет и 26 боевых кораблей.

    Силы сирийцев. Сирийские вооруженные силы, развернутые напротив «пурпурной» позиции Израиля, имели почти такой же состав. Уступая египтянам в личном составе вдвое, сирийцы имели 70 % от египетского состава бронетехники. Несколько более сильный контингент ПВО. Сверх того, под сирийским управлением находились войска арабского интернационала. Ирак предоставил усиленную танковую дивизию. Иордания и Саудовская Аравия, формально не ввязываясь в назревающий конфликт, передали Дамаску но танковой бригаде. Марокканцы поделились механизированной бригадой. Организация освобождения Палестины выделила для Голан несколько частей специального назначения для действий во вражеских тылах.

    В целом коалиция обеспечила себе необходимое для наступления соотношение 3:1 в сравнении с ЦАХАЛом. Причем для обеспечения этого соотношения израильтянам еще предстояло провести мобилизацию, которая могла и запоздать, коль скоро арабы собирались действовать быстрее обычного.

    Нельзя сказать, чтобы разведка ЦАХАЛа и «Моссад» совсем не имели сведений об опасной концентрации врага против израильских позиций. Американские спутники слежения отметили перегруппировку войск коалиции и уведомили о ней Тель-Авив. Однако меры предосторожности не принимались. Израиль боялся, что мировое сообщество воспримет мобилизацию как открытие очередного раунда агрессии, и санкции, без того болезненные, станут жестче. По той же причине даже не рассматривалась возможность упреждающего воздушного удара. При повторении сценария 1967 г. американцы едва сумели бы смягчить позицию ООН и Советского Союза.

    Руководившая страной Голда Меир и подавляющая часть израильского руководства считала, что арабы запуганы дальше некуда, и только демонстрируют «оскал», не имея серьезных планов о начале новой войны. Американцы советовали выждать, ибо сами до конца не выпутались из «вьетнамской мясорубки». Вследствие изложенного, укрепленные позиции занимали обычные гарнизоны, и боеготовность государства и армии оставалась на обычном уровне.

    33. Первые дни Октябрьской войны: успехи арабов

    Разведка Израиля запоздала. Высшее командование армии Израиля и военно-политическое руководство страны не имели никаких сведений о «возможности всеобщей войны». Лишь в 4.30 6 октября 1977 г. разведывательный отдел при генеральном штабе доложил, что полученная только что информация «дает основание утверждать: враг начнет операцию на двух фронтах в 18.00». Именно нерасторопность разведывательных органов, как отметила позже специально созданная следственная комиссия, стала причиной «дополнительных затруднений в приведении регулярных войск на фронтах в боевую готовность, особенно в зоне канала».

    Численность и вооружение израильской армии. Израильские вооруженные силы на момент начала войны насчитывали 415 тысяч человек, 1700 танков, 690 самолетов, 84 вертолета и 57 боевых кораблей. На Южном фронте (Синайский полуостров) израильтяне сосредоточили 5 бригад, создав эшелонированную оборону глубиной 30–50 км. На линии противостояния с Сирией (Северный фронт) находилось 6 бригад, оборонявших 75-километровый рубеж глубиной 12–20 км.


    Даян и Шарон улыбаются: «И на этот раз все обошлось». Но повязка Шарона говорит сама за себя

    6 июня 14.00. Когда 5 октября агентурная разведка получила донесения о возможном наступлении египтян днем 6 числа, прошло экстренное заседание правительства, так и не решившего, что делать. Разосланные войскам указания предписывали приступить к контрмероприятиям не ранее 4 часов пополудни следующего дня.

    Арабы ударили на 2 часа раньше. Египтяне учли даже такую малость как воздействие солнца, склонявшегося к закату и слепившего израильских солдат. Начав в 2 часа дня, арабы имели в запасе достаточно светлого времени для прорыва «линии Барлева» и закрепления на новом рубеже; и целую ночь для организации обороны от контратак противника, расчетным временем начала которых было следующее утро. Ночью без детального пони-Мания обстановки ЦАХАЛ не вел активных действий.

    Через 5 минут после 14-ти дня на огневые позиции, штабы и пункты боепитания израильтян обрушились более 200 египетских ударных самолетов. По важнейшим целям в глубине обороны ударили ракеты, расстроившие сложную систему руководства обороной. Одновременно по позициям на «валу Барлева» пришелся огненный смерч, напоминавший сверхмощные артналеты времен минувшей мировой войны. По израильскому берегу било все, что могло стрелять, завывающие в полете реактивные снаряды «градов», тяжелая артиллерия, танковые пушки, минометы пехотных подразделений. Через 20 минут от начала налета огонь дальнобойных средств был перенесен глубже. Над валом повисла пыль, вздыбленная многочисленными взрывами. Стало чуть тише. В этот момент штурмовые подразделения египтяп грузились на катера. Одновременно в нескольких местах началось форсирование канала.

    Вторая волна. За стремительными средствами первой волны на понтоны и лодки стала грузиться вторая волна. Но израильтянам уже было не до нее. На вал карабкались сотни египетских солдат. Специальные расчеты ждали приказа сбросить в воду тонны горючей смеси и поджечь канал, но распоряжений не поступило. Ответственные штабы были уничтожены артиллеристами и летчиками Садата. Нефть осталась в емкостях.

    Первыми техническими средствами, переправленными на азиатский берег, были мощные водометы, используемые в советском Союзе для размывания породы в рудниках. Хоботы шлангов были опущены в канал, и по несчастному валу ударили тугие струи воды, проделывая обширные проходы для танков, которые не замедлили появиться. Среди первых бронированных машин, доставленных на синайский берег, некоторые имели специальные бульдозерные отвалы. С их помощью сидящих в окопах израильтян заживо хоронили в их траншеях.

    Горькое озеро. В 14.40 египтяне были на валу по всей его стокилометровой ширине. Южнее Горького озера, включенного в систему канала, события развивались еще быстрее. Шансов выстоять под ударами двух египетских армий, имевших в первом эшелоне 100 тысяч человек и 850 танков, у трех оборонявших позицию бригад не было никаких. Воины ЦАХАЛа быстро поняли это и, очистив берег канала, в беспорядке начали отступать ко второй линии укреплений.

    Через час от начала операции египетские саперы приступили к наведению понтонных переправ через канал и Горькое озеро. Сопротивления не было. На севере 2-я армия Египта захватила ряд плацдармов общей шириной около 20–25 км с проникновением на 3–4 км вглубь обороны ЦАХАЛа. Южная 3-я армия сработала не хуже.

    С наступлением темноты на азиатский берег потоком пошли войска и техника, «линия Барлева» перестала существовать. Египтяне окапывались, чтобы встретить неизбежные утренние контратаки врага, создавалась огневая система, насыщенная средствами войсковой ПВО и противотанковой обороны.

    Черный день ЦАХАЛа. В Тель-Авиве царило смятение, обычное для страны, подвергшейся неожиданному нападению. В неразберихе отдавались противоречивые приказы войскам и распоряжения по ходу мобилизации. Самым четким среди них был приказ танковым бригадам на Синае сбросить египтян в воды канала. Сил двух бригад с тремя сотнями танков для этого явно не хватало. Но то ли Даян па время утратил чувство реальности, то ли понадеялся на Хель Хаавнр, либо просто решил пожертвовать танкистами, и приказ вступил в силу. День 7 октября стал для ЦАХАЛа черной датой.

    Две танковых бригады пошли на верную смерть. Атаковавшая южную группу египтян 190-я бригада была уничтожена полностью. Более сотни американских танков остались гореть перед позициями 31-й армии. Штаб и командир бригады попали в плен. Раньше генералы ЦАХАЛа египтянам не попадались. Судьба второй была не сильно предпочтительнее. После атаки назад откатилась половина первоначального количества танков. Когда во главе кризисного фронта встал Ариэль Шарон, ему оставалось лишь ждать подхода дополнительных сил, надеясь, что они не опоздают.

    ВВС Израиля и их потери. Хель Хаавир ожиданий не оправдал. Израиль но праву гордился своей авиацией. Египтяне ее побаивались, советские специалисты относились уважительно. Материальная часть еврейских ВВС имела американское и французское происхождение. Ее основу составляли штурмовики А-4 «Скайхок», истребители «Мираж-III», и широко разрекламированные истребители-бомбардировщики F-4, «Фантом». Самолеты последнего типа имели хорошие показатели, хотя неясно, почему именно их американцы провозгласили «несбивае-мыми». Сыпались они во Вьетнаме не хуже других, причем как от ракет, так и в результате боев с вьетнамскими МиГ-21. У Израиля «Фантомов» было около 150 единиц и применялись они весьма умело.

    Летный состав отличался высочайшим мастерством. Израильтяне считают, что непревзойденным. Так или иначе, но учили они своих летчиков крепко. Иной раз сбитые пилоты врага на поверку оказывались не асами, а всего лишь слушателями летных школ в звании курсантов. Для них уничтожение арабских самолетов или наземных объектов было только экзаменом с проставлением подтвержденных инструкторами результатов в зачетную книжку. Действовали Хель Хаавир всегда настойчиво и организованно. Порой для уничтожения важных целей выделялось по 20–30 самолетов, из которых 2–3 были ударными, а остальные лишь обеспечивали их действия. Таким группам часто удавалось пробивать бреши в ПВО противника и сквозь эти коридоры в кратчайшие сроки разбивать интересующие цели.

    Командование всегда действовало оригинально, шаблонных операций не было вообще. Арабам приходилось всякий раз сталкиваться с тактическими новациями. Были, правда, и слабости. В случае потерь действия авиации приостанавливались па 2–3 дня до выяснения их причин. В принципе такой подход верен, поскольку помогает сберечь людей и машины. Но бывают ситуации, когда оставлять войска без воздушной поддержки нельзя, но это делалось. И чрезмерная чувствительность к потерям в воздухе оборачивалась большими жертвами на земле.

    При всех блестящих возможностях ВВС Израиля, в 1973 г. им не поздоровилось. За первые три дня боев потери составили более 80 машин. Израильские асы любили воздушный бой, им правилось сбивать хуже подготовленных арабских летчиков на их «несамостоятельных» машинах. Но в Октябрьской войне пришлось решать другие задачи. С помощью авиации, не захватившей господство в воздухе, попытались «латать дыры» в сухопутных фронтах. Кончилось это плохо. Приказ штурмовать позиции танковых дивизий египтян столкнул Хель Хаавир с египетскими «квадратами».

    «Квадраты» в действии. Ракета этого советского комплекса имела исключительные возможности. Во-первых, она была быстрее предшественниц, как в реакции, так и на траектории. Во-вторых, ее поисковой системе не мешали постановщики помех, стоявшие на вооружении Израиля. В-третьих, она всегда была с войсками на марше, на позициях, в ближнем тылу. Работу ее радара не фиксировала головка противодокационных ракет и так далее и тому подобное. Наконец, сама траектория ракеты вызывала замешательство врага.

    При старте старых «телеграфных столбов» по порядку вражеской авиагруппы опытный летчик видел, в какой из эшелонов построения ведется огонь. Атакованная группа начинала противоракетный маневр, часто позволявший избежать попадания, а остальные самолеты шли дальше по своим делам. Кстати, так же действовал и американский ЗРК «Хок», поставляемый в Израиль. От его ракет тоже можно было сбежать, что с успехом делали даже такие ветераны реактивной эпохи как Ил-28. Следовало лишь быть внимательным и следить за пылью, которую взметали двигатели стартующей ракеты, и срочно начинать маневр уклонения.

    Иначе вела себя ракета «Квадрата». Она взмывала вверх и, лишь поднявшись над противником, выбирала цель и пикировала на нее. Определить, кто именно был намечен жертвой, было невозможно. Нервы пилотов не выдерживали и к уклонению приступали все, срывая боевое задание. Арабы рассказывали даже такой случай, когда пара летчиков катапультировалась, бросив две машины, не в силах определить, какую ожидает смерть. При встрече с таким противником израильтяне сделали попытку перебраться пониже, на высоты, где слепли радары наведения ракетных комплексов. Но эта попытка обошлась дорого. Радары «Квадратов» оказались исключительно проницательными и хорошо ориентировались в приземном слое.

    Ударная роль «Шилок». Но главную роль у земли сыграли «Шилки», их огонь исключал атаки на «бреющем» полете. Высотные полеты тоже исключались. В первые дни Октябрьской войны бои шли в зоне, накрываемой стационарными комплексами из-за канала, как раз и предназначенными для борьбы с высоколетящими целями. В таких условиях любые действия обходились большой кровью, сведясь к размену наземных целенй на самолеты. Этого в Израиле не любили. Но прекратить операции в воздухе возможности не было, и Хель Хаавир потерял в боях, по осторожным израильским подсчетам, более 140 машин, почти треть своей численности. При этом остановить египтян и сирийцев не удалось. Главная заслуга в бойне, учиненной арабами в воздухе, принадлежала советскому ЗРК «Квадрат», названному израильскими летунами «лучшим арабским асом».

    Консолидация фронта в первые три дня наступления с форсированием ЦАХАЛу не удавалась. Действовать пришлось не так, как учили. Ни количественного, ни качественного превосходства на земле и в воздухе не было в помине. Развалилась традиционная система непрерывного и твердого руководства войсками. Их действия утратили динамизм. Игра повсеместно велась по арабским правилам. Единственное, чего удалось избежать, это полного уничтожения сил на Синае. Войска ЦАХАЛа, которые выскользнули из-под ударов и воспользовались паузой, нужной египтянам для освоения занятых плацдармов, смогли вздохнуть и перегруппироваться.

    Египтяне сделали первую ошибку уже 8 октября: не имея перед собой противника, их войска топтались на плацдарме, упустив момент для срочного решения поставленных задач по выходу на рубеж горных перевалов Митла и Гидди. Впрочем, причины этой задержки крылись не в недопонимании обстановки военными специалистами Египта, а в политических трудностях, с которыми он столкнулся. Из Каира пришел приказ стоять и ждать.

    Борьба за Голаны. Согласованный с египтянами сирийский удар тоже был успешен. Начав одновременно с египтянами, сирийцы к 7 октября почти овладели Голанами, обойдя с севера и юга укрепленный пункт противника у города Эль-Кунейтра. Первая полоса «пурпурной» линии была прорвана. Но развить этот успех не удалось. В Тель-Авиве сочли, что потеря Голан важнее Синая, и именно на восстановление пурпурной границы 9-10 октября были брошены свежесформированные бригады ЦАХАЛа и уцелевшие силы авиации. В результате первоначальный порыв сирийцев угас. Ни Голан, ни иорданских переправ взять им не удалось. К вечеру 10 числа бригады ЦАХАЛа вернулись на «пурпурную» линию. Спешно переброшенные в сектор свежие части армий Ирака и Иордании не смогли активизировать фронт, начав новое наступление, напротив они были оттеснены на несколько километров от прежних позиций. В актив Северного фронта стоит занести лишь относительно высокие потери израильтян и то обстоятельство, что формирования арабов сохранили целостность и организацию, тогда как в 1967 г. армия Сирии была деморализована первыми неудачами и рассыпалась.

    Зато со стратегической точки зрения участок фронта у Голан свою задачу выполнил, притянув к себе резервы первой очереди израильской мобилизации, вследствие чего на Синае ощущался дефицит израильских сил.

    34. «Судный день», или «Колодец Бадр»

    Поведение правительства Израиля в первые дни войны. Тель-Авивские власти вели себя непривычно. Начав мобилизацию, правительство не спешило разъяснить народу, что происходит. Правительственное обращение последовало только на третий день войны, 9 октября. Тон сообщения бодрым не был. Тель-Авив признал высокие потери, оставление «позиции Барлева». Тогда же война получила израильское название Йом-Киппур, поскольку в день ее начала в Израиле отмечался одноименный государственный праздник, название которого на русский переводится как «Судный день». Арабы назвали войну но своему, именуя ее «операцией Бадр», в честь кодового названия плана форсирования канала. Бадром именовалось поселение неподалеку от Мекки, взятое когда-то движущимся к столице ислама пророком Мухаммедом в октябре 623 г.

    Помощь США. Ошеломленное руководство Израиля, очевидно, в первые дни «Бадра» считало положение безвыходным. Это доказывается приказом извлечь из хранилищ в пустыни Негев ядерные заряды и переправить их на аэродромы Хель Хаавира. Однако прежде чем решиться на безрассудство, Голда Меир обратилась с призывом о помощи к главному партнеру. Послу в Вашингтоне поручено было добиться быстрой доставки оказавшихся в дефиците военных материалов и оказания политического давления на враждебную коалицию.

    Тауфик. Военно-десантная операция на Синайском полуострове

    Госсекретарь Генри Киссинджер, сам будучи евреем, не мог отказать соплеменникам в помощи, тем более, содействие Израилю было обычной практикой США. Терпящему бедствие союзнику был спешно выделен кредит в 2,2 миллиарда долларов на закупку техники и вооружения. Начал действовать воздушный мост, по которому из Европы в Израиль транспортировались военные грузы. Первый самолет прибыл 12 октября, впоследствии они десятками прилетали каждый день, перевезя в общей сложности 128 боевых самолетов, 150 танков, 2 тысячи ПТУРСов, массу легкого оружия и боеприпасов.

    США предупреждают Садата. Дипломатические педали тоже были нажаты. Киссинджер позвонил Садату и предупредил, что США не потерпят победы советского оружия и не остановятся ни перед чем, чтобы ее не допустить. Видимо, этот разговор возымел решающие последствия для «ненужной» остановки египетского наступления. Очевидно, Садат согласился не продвигаться вглубь Синая, чем подставил сирийского союзника, позволив израильтянам давить на северном участке, не отсылая резервов на юг. Есть все основания полагать, что именно американский шантаж спас Израиль от серьезного поражения. Впрочем, лучше бы американцам этого не делать в силу неожиданных последствий грубейшего давления, оказанного на арабов. Но об этом позже.

    Израиль активизируется. В середине октября армия Египта по-прежнему без движения стояла на Синае, продвинувшись едва на 15–20 км по пескам полуострова. Контратаки ЦАХАЛа по-прежнему были безуспешны, по американские угрозы или посулы держали арабов крепче, чем потрепанные бригады. Так продолжалось до 15 октября, когда пришло время констатировать, что борьба поменяла характер. В этот день лобовое наступление египтян на юге на израильские позиции на перевале Митла окончательно захлебнулись. Южная 3-я армия наступала вяло и дождалась, когда ЦАХАЛ сделает район горного кряжа неприступным. Затем последовала пара атак, стоившая Египту 300 танков, выбитых ПТУРСами врага. Наступление застопорилось. В тот момент командующий фронтом Шарон накопил достаточно средств для контрудара, 9 танковых бригад двинулись на позиции 2-й армии. Успех был незначителен, но арабов удалось оттеснить с северо-восточного берега Горького озера. Цена этой атаки оказалась весьма высока, но и эффект был не мал. Шарон был неординарным полководцем, вычисляющим, чего ждет противник и действующим наоборот. Он быстро сообразил, что самым нетривиальным ходом будет форсирование «Горького водоема». Египетское руководство сполна познало, какой титанический труд сопровождает форсирование водной преграды, и считало, что в текущий момент сил на это у Израиля нет. Это была роковая ошибка.

    «Плавающие танки» Шарона. В числе прочей техники Советский Союз направлял арабам танки ПТ-76, имеющие редкую способность плавать. В 1967 г. египтяне побросали на синайских позициях десятки таких машин и списали их со счета, заменив новыми. Скопидомные евреи эти и другие танки заботливо собрали, починили, если была нужда, и включили в состав своих бригад. Трофейной техники было так много, что снабженцы ЦАХАЛа уже запросили Москву о возможности продать запчасти. Понятно, что им отказали. Но советские машины были очень надежны, и многие из них годами не нуждались в ремонте. Именно такую партию советских машин Шарон отправил ночью через Горькое озеро.

    С задачей семь танков и восемь бронетранспортеров, тоже советского производства, справились, выйдя на необороняемый западный берег. За авангардом в тыл Египта двинулись подкрепления на подручных средствах. К утру 17 октября на плацдарме сосредоточилось несколько батальонов бойцов ЦАХАЛа. Подошли саперы и навели переправу через северную оконечность озера. В египетском тылу начали копиться изрядные силы израильтян. Днем несколько групп арабской пехоты попытались сбить врага с плацдарма на западном берегу, но, попав под огонь танковых пушек, отступили.

    Ошибки Садата. Дальше начались странности. Садат стал пуще глаза беречь вражескую переправу. Египетской авиации приказали ее не трогать. Дальше стало хуже. Командир 182-й египетской парашютной бригады, сброшенной в районе вражеских понтонов, сумел пробиться к мосту, полагая, что спасает ситуацию. Он с закономерной гордостью доложил в Каир, что готов взорвать мост. Но получил неожиданный строгий приказ ничего не предпринимать и вообще убраться оттуда подальше. Возможно, Садат боялся разбить ЦАХАЛ и навлечь вашингтонский гнев.

    Однако как явствует из доступной информации, Киссинджеру он обещал только не добивать Израиль как государство, а про отдельные бригады речь не шла. Так что, возможно, неплохо разбирающийся в военном деле египетский президент хотел затянуть как можно большие силы противника на западный берег и либо уничтожить их, отрезав от своих, либо превратить плацдарм в лагерь военнопленных, не способных удрать. Если план был таков, то египтянин здорово недооценил противника. Шарон был в своей стихии и принимал привычные авантюрные решения. Отбив атаки с севера, две прибрежные бригады развернулись па юг и устремились к городу Суэц. Они быстро прошли по тылам 3-й армии, заблокировав ее на плацдарме между Синаем и каналом.

    Победа превратилась в катастрофу. 3-я армия оказалась в мешке, без надежды убраться обратно через канал. Попыток прорваться вдоль Горьких озер на север почему-то не предпринималось, и армия стала таять под нажимом со стороны Митлы и ударами с воздуха. Стало очевидно, что реванш сорвался. Египтяне еще могли драться и дрались, по инициатива и успех перешли к ЦАХАЛу. Со стабилизировавшегося Северного сектора против Египта двинулись дополнительные силы. Пришел черед волноваться другой сверхдержаве, СССР.

    35. Роль США и СССР в конфликте и его итоги

    Военные потери сторон и их компенсация. Все участники войны несли ощутимые потери. За неделю боев, к примеру, было уничтожено около 300 арабских и около 100 израильских самолетов и вертолетов. Израиль лишился более трети своих танков, около 2-х тысяч единиц бронетехники потеряла арабская сторона. Резервов некоторых видов боеприпасов оставалось лишь на несколько дней. Как уже говорилось, в этой ситуации после настоятельного призыва о помощи, США начали массированную переброску оружия Израилю. То же самое сделал и СССР, оказав необходимую поддержку Египту и Сирии. Через четыре дня после начала военных действий советские самолеты Ан-12 и Ап-22 начали совершать регулярные рейсы в Дамаск и Каир. За короткое время было сделано около 900 вылетов. На борту самолетов находились необходимые боеприпасы и военная техника. Основное количество грузов шло морем, поэтому они стали прибывать к месту назначения лишь к концу войны.

    Военно-морские группировки сверхдержав в районе военных действий. СССР развернул в Восточном Средиземноморье значительные силы флота - от 96 до 120 единиц, включая 34 боевых надводных корабля и 23 атомные и дизельные подлодки. Они находились в повышенной боевой готовности. Это предпринималось с целью предупреждения возможных попыток сорвать советские военные поставки (лишь однажды израильтянам удалось потопить катерами советский сухогруз). На Западе усиление советской Средиземноморской эскадры рассматривалось как признак того, что она может быть использована для поддержки советских регулярных войск, если они будут направлены в район конфликта. Такая возможность, в принципе, не исключалась.

    Следует отметить, что в ходе войны состав 6-го средиземноморского флота США увеличился до 140 единиц. Он включал 6–8 атомных подводных лодок, 4 авианосца, 20 вертолетоносцев, 10–12 амфибийных кораблей, 20 крейсеров, 40 эсминцев и фрегатов, несколько десятков вспомогательных судов и т. д.

    Зачастую советские и американские корабли ходили «борт о борт», что явилось причиной появления выражения «собачья свадьба на воде».

    Меры СССР по спасению Египта. В тот момент, когда перед израильскими танковыми колоннами открылся прямой путь на Каир, в стране началась паника. А. Садат, поддерживая постоянную связь с советским посольством, при каждом удобном случае повторял, что «американцы - обманщики», они его «надули». В конце концов он обратился к СССР и США с просьбой совместно или раздельно прислать воинские контингенты в Египет, чтобы остановить наступление израильтян. Москва пошла навстречу Садату. Было заявлено, что если американцы откажутся от совместной акции, то «мы будем действовать сами».

    В генштабе в срочном порядке началсь отработка варианта высадки в Порт-Саиде «демонстративного десанта» советской морской пехоты. Но парадокс заключался в том, что морских пехотинцев в составе 5-й эскадры не было, - полк морской пехоты еще только готовился в Севастополе для переброски в Средиземное море. Тогда главнокомандующий ВМФ приказал сформировать на каждом корабле 1-го и 2-го ранга по роте (взводу) добровольцев-десантников из числа экипажей и приготовить корабли и плавсредства для десантирования личного состава. Лишь в последний момент данный приказ был отменен.

    Визит Киссинджера. С 20 по 22 октября в Москве находился госсекретарь США Г. Киссинджер. В результате интенсивных переговоров был выработан проект резолюции по ближневосточному вопросу, которая была принята Советом Безопасности ООН. Она предусматривала немедленное прекращение огня и всех военных действий с остановкой войск на занимаемых ими 22 октября позициях. Сторонам предлагалось начать переговоры с целью вывода израильских войск со всех захваченных с 1967 г. территорий. Египет и Сирия поддержали резолюцию. Израиль продолжал наступательные действия.

    24 октября советское руководство предупредило «о самых тяжелых последствиях», которые ожидают Израиль в случае его «агрессивных действий против Египта и Сирии». Тут же Л.И. Брежнев послал Р. Никсону срочную телеграмму, в которой заверил американскую сторону, что в случае ее пассивности по урегулированию кризиса СССР будет вынужден «срочно рассмотреть вопрос о том, чтобы предпринять необходимые односторонние шаги».

    В тот же день в Советском Союзе была объявлена повышенная боеготовность семи дивизий воздушно-десантных войск. По дипломатическим каналам Москва дала понять, что не допустит поражения Египта.

    Атомная тревога в США. После звонка из Кремля мир залихорадило основательно. 25 октября стратегические ядерные средства США получили приказ иметь повышенную готовность. Атомная тревога показывала, насколько плохи американские дела. Вьетнамский синдром сделал американцев нервозными, и они опасаясь, что Советы доделают арабские дела, и не найдя иною способа дать понять, что Штаты такой исход не устраивает, навели «миру в висок атомный кольт». К счастью, истерика быстро прошла. Киссинджер теперь «схватил за хлястик» израильтян, желавших расправиться с блокированной армией Египта. Тель-Авиву было заявлено, что американцам не нужна ни 3-я армия, ни Третья мировая война. И что если Израиль и дальше будет настаивать па продолжении боев, пусть пеняет на себя.

    Прекращение огня. Наконец, в Тель-Авиве решили, что гнев сверхдержав опасен. К вечеру 25 октября огонь прекратился на всех фронтах. Последними выстрелы доделывали сирийцы. Их руководитель Асад, сумевший 13 октября остановить наступление на Дамаск, в заключительные часы конфликта постарался, используя подошедшие войска союзников, вновь ворваться на Голаны. Но общее перемирие поставило крест на этих опытах.

    Потери. Данные о потерях сторон в этом конфликте, задевающие престиж сверхдержав и характеризующие накал противостояния сторон, разнятся от книги к книге более, чем о жертвах любой другой региональной войны. Когда начали подводиться итоги, оказалось, что за 19 дней боевых действий стороны потеряли около 20 тысяч человек убитыми, ранеными и пропавшими без вести, почти 2700 танков, 18 боевых кораблей, более 330 самолетов и много другой боевой техники. При этом «своими» средствами ПВО в результате различных ошибок и недоразумений было сбито 58 египетских и 11 сирийских самолетов.

    Израиль недосчитался 3500–4000 человек убитыми и вдвое больше ранеными. Самолетов погибло от 106 до 253, танков и другой бронетехники от 900 до 1200 единиц. Прочие потери имели такой же масштаб.

    Коалиция потеряла 7600-20000 солдат и офицеров при почти таком же называемом количестве раненых, что, к слову сказать, бывает достаточно редко, обычно это печальное соотношение оценивают 1:3 в пользу выживших. Потому за правду могли принять наименьшее значение убитых. Потери бронетехники составили 1200–1700 единиц. Самолетов и вертолетов было потеряно 250–460 единиц.

    Характеризуя действия сторон, их можно назвать примером активной обороны для израильтян и свидетельством мастерского овладения современными наступательными методами применительно к Египту. Главным итогом боевых действий стал феномен сближения числовых порядков потерь. До 1973 г. их сопоставление не было столь благополучным для арабов.

    Нефтяные эмбарго арабов. Однако когда замолчали пушки, главные события только начались. Американцам действительно лучше бы позволить арабам вернуть незаконно отторгнутые земли. Взбешенный бесцеремонностью американцев, арабский мир, у которого буквально вырвали добытую в бою победу, нашел способ отомстить Западу и за телефонные звонки, и за новейшие ПТУРСы, переданные ЦАХАЛу. Октябрь 1973 г. завершился решением арабских государств-экспортеров нефти прекратить поставку этого товара ряду стран, в частности, США и их европейским союзникам. Так закончилась эпоха дешевой нефти, на которой выросла индустрия Запада. Когда эмбарго на поставки отменили, были взвинчены цены на «черную кровь цивилизации», и уровень поднялся в 4 затем в 7 и более раз. Чтобы попять смысл этого действия, надо хорошенько вдуматься, что значила нефть для развитых стран.

    Образно говоря, любой стакан молока в Америке густо замешан на нефти. Дойка коров осуществляется электроприборами, иначе малочисленному коллективу фермы не успеть обслужить всех буренок. А электричество в основном вырабатывалось на тепловых электростанциях, где, как правило, сжигается нефть. (Потом понастроили атомных станций и увеличили число плотин на реках именно в результате роста цен на углеводородное топливо.) Но тогда в 1974 г. это еще только предстояло сделать, и молоко «добывалось» именно из нефти. Дальше молоко следовало слить в бидоны и отвезти на фабрику, где его пакетируют. Это делается на грузовике, в двигателе которого сгорает такой нефтепродукт, как бензин. Но и это не все. Молоко нужно термически обработать, иначе закиснет. Высокие температуры для этого процесса тоже зависят от электричества, т. е. от нефти.

    Энергетический кризис 1970-х. Пример с молоком - ерунда. Другая продукция, особенно произведенная промышленностью, зависит от «земляного масла» в еще большей степени. И раз нефть подорожала, немедленно выросли все цены. Конечный индустриальный продукт стал не по карману покупателю. Весь комплекс последствий нефтяного удорожания получил название энергетического кризиса 70-х гг., повлекшего массу проблем и болезненно быстрые перемены экономических структур Запада и Японии. Лишь одна индустриальная страна извлекла из ценовой конъюнктуры быструю выгоду. Она называлась Союз Советских Социалистических Республик. Будучи крупным нефтедобытчиком, СССР не только обеспечил собственную экономику важнейшим энергоресурсом, но и приступил к экспорту нефти, поставив многие страны в Европе в зависимость от своих энергоносителей. Хорошо это было или плохо, не про то разговор. Главное, что это было.

    Геополитический противник Советского Союза пребывал не в лучшем виде. Проигранная война во Вьетнаме, кризис, наметившийся перелом на Ближнем Востоке. Все это привело к тому, что активно действующая Америка перешла на фронтах «холодной войны» к более или менее глухой обороне, оставив инициативу Советскому Союзу.

    Значение войны. В региональном масштабе Октябрьская война показала Израилю, что следующий конфликт арабы могут сделать последним, их возросшее боевое мастерство означало, что израильтян можно победить. Национальный комплекс ушел в прошлое. Арабский мир осознал свою силу, военную и ресурсную. Это поняли в Тель-Авиве и Вашингтоне, где решили отказаться от применения силы и перейти к политике компромиссов, во всяком случае, пока не удастся расколоть коалицию.

    Остается лишь определить, почему означенные перемены стали возможны. Это просто: их осуществило русское оружие, с блеском доказавшее свои возможности. Мир сделал вывод, что диспаритет военной силы сменился паритетом. Что в таких условиях, напрочь лишенных намека на военную победу одной из сторон, в глобальном противостоянии большая война явится безумием. Жить стало спокойнее, причем всем. И многие в мире с той поры могли уверенно произнести фразу: «Слава русскому оружию!».

    36. Окончательный уход СССР из Египта. Кэмп-Дэвид

    Ослабление советского влияния на Ближнем Востоке. Октябрьская война, казалось бы, означала успех советской политики на Ближнем Востоке. Очередная арабо-израильская военная конфронтация закончилась вничью. Советский Союз продемонстрировал свою военную мощь, сосредоточив силы Военно-морского флота в Средиземном море и тем самым обеспечив как морские коммуникации в Сирию и Египет, так и необходимый контрбаланс вероятному американскому вмешательству в конфликт. Одновременно стали зримыми возможности советской военно-транспортной авиации при организации воздушных мостов в Египет и Сирию. Наконец, были проявлены политическая воля и готовность идти на риск во имя защиты своих «союзников».

    Вместе с тем сразу же после войны начался процесс стремительного вытеснения СССР с активных позиций на Ближнем Востоке. Этому способствовали как объективные, так и субъективные факторы. К первым, на наш взгляд, следует отнести общий экономический упадок Советского Союза и чрезмерное увлечение Москвы идеологическими установками во внешней политике. Многие важные решения принимались без достаточного на то основания, как правило, «в пику» американцам.

    Непосредственная поддержка арабов в войне 1973 г. в определенной степени диктовалась желанием «взять реванш» у Вашингтона за его причастность к свержению в сентябре 1973 г. правительства С. Альенде в Чили. Более того, советские военные поставки в регион отнюдь не способствовали экономическому росту арабских стран, наоборот - вели к их обнищанию, к формированию высокой степени воинственности и непримиримости правящих элит, особенно идущих по пути социалистической ориентации.

    (Напомним: в середине 1980-х гг. СССР обеспечивал оружием более 40 развивающихся стран.) В первой половине 1970-х гг. свыше 90 % оружия направлялось в Египет, Сирию, Ливию, Алжир, Ирак, Северный и Южный Йемен а также во Вьетнам, Эфиопию, Индию и на Кубу. При этом, за редким исключением, поставлялись устаревшие модели военной техники. Лишь в Египет, Сирию, Ирак и Ливию продавалось «усложненное» оружие, которое могло поддерживаться в рабочем состоянии и использоваться только с помощью советских специалистов.

    Сближение Египта с Израилем и США. В системе субъективных факторов особо выделялась политика Са-дата, который начал превращать Египет из союзника и главной опорной базы СССР на Арабском Востоке в страну, враждебную Советскому Союзу и открытую для широчайшего сотрудничества с США. Советская дипломатия стала оттесняться от участия в процессе ближневосточного урегулирования, который постепенно принимал характер двусторонних («сепаратных») соглашений между Египтом и Израилем при посредничестве Вашингтона.

    18 января 1974 г. египетские представители в присутствии американской делегации подписали с израильтянами на 101-м километре шоссе Каир-Суэц соглашение о разъединении войск. Израиль отводил свои войска на 32 км от Суэцкого канала. 31 мая аналогичное соглашение, но уже при посредничестве СССР и США, было подписано между Израилем и Сирией. Сирии возвращалась часть Голанских высот с Кунейтрой на условиях демилитаризации и размещения здесь войск ООН, в состав которых планировалось включить советских офицеров в качестве военных наблюдателей.

    В 1976 г. Египет начал получать первые американские военно-транспортные самолеты С-130, затем - боевые самолеты и другое вооружение. В качестве платы за смену внешнеполитического курса Египту шла финансовая помощь из США, от аравийских нефтяных монархий и стран Западной Европы. В этот же период Садат заявил о разрыве советско-египетского договора о дружбе и сотрудничестве.

    В течение месяца все советские военные службы оставили страну. Был окончательно закрыт порт Александрия. Построенная СССР ремонтная инфраструктура передавалась американцам.

    Проблемы ближневосточного урегулирования. С началом 1977 г. значительно активизировались усилия СССР и США по созыву Женевской конференции по всеобъемлющему урегулированию на Ближнем Востоке. Одновременно активизировалась деятельность и на другом направлении: Египет и Израиль налаживали прямые контакты, дело шло к сепаратной двусторонней сделке.

    Наличие врага позволяло держаться на троне, несмотря на внутренние трудности;

    Состояние постоянной враждебности давало шанс на получение безвозмездной помощи из-за рубежа;

    Создание палестинского государства в «египетском» секторе Газа и на «иорданском» западном берегу реки Иордан могло произойти лишь в случае «замирения» в регионе, а по большому счету - арабы были против такого государства. А. Садат, взяв курс на рыночные реформы (политика «открытых дверей»), сразу же оказался в довольно затруднительном положении. Многократное и стремительное повышение цен привело к массовым стихийным демонстрациям, погромам, мародерству. В тоталитарных арабских режимах - это «последний и решительный» шаг. Еще полшага - и режим будет сметен. Договор с СССР разорван, американцы выступают за «всеобъемлющий» мир, ряд арабских стран заняли по отношению к Каиру довольно прохладную позицию. Необходим был выход, и как можно скорее. Спасти Садата могли лишь две вещи: война или возвращение Синая.

    Показательно, что совершенно секретные контакты между Египтом и Израилем держались под полным контролем, как в Москве, так и в Вашингтоне. В резидентурах КГБ на Ближнем Востоке работали опытные специалисты с хорошим знанием арабского языка и надежными связями. В считанные часы они могли добыть нужную информацию и передать ее Андропову, а затем и Брежневу. Кроме того, в Средиземном море постоянно курсировали три советских судна - «Кавказ», «Крым» и «Юрий Гагарин» с необходимым электронным оборудованием, которое «снимало» все радио- и телефонные разговоры на территории Египта, Израиля и других стран, которые тут же расшифровывались специалистами военной разведки - ГРУ.

    Сепаратные контакты Египта и Израиля. В сентябре 1977 г. в Марокко состоялась первая «конструктивная» встреча между тайными посланцами Египта и Израиля Она прояснила многое для израильской стороны. Оказалось, что у Садата нет особого интереса к созданию палестинского государства, он испытывает па себе сильное давление как со стороны местного населения, так и соседних арабских стран, он окончательно поменял политическую ориентацию с Востока Запад. Одним словом: имелась общая платформа, которая давала «шанс» израильскому премьер-министру М. Бегину сдвинуть ближневосточный процесс с мертвой точки.

    В июле руководитель израильской разведки «Моссад» генерал Г. Хофи положил перед Бегином толстое досье, в котором лежали материалы «фантастического» заговора: ливийский лидер полковник М. Каддафи готовил почву для свержения Садата. Через несколько дней без консультации с американцами (до этого подобные материалы передавались только ЦРУ) это досье на нейтральной территории было вручено шефу египетской разведки. В нем содержались конкретные имена, телефоны, места складов с боеприпасами и оружием заговорщиков, коды и каналы связи, которые непосредственно вели в ливийскую столицу. Уже первые проверки показали, что израильтяне передали достоверный документ. Для Садата это была подлинная находка. Сразу же в стране начались массовые аресты. 21 июля египетские войска вторглись на ливийскую территорию, а бомбардировщики нанесли удар по ряду ливийских городов, где находились базы и опорные пункты «антиегипетских элементов». В тот же день Бегин заявил в кнессете, что не будет предпринимать никаких действий на Синае, пока Египет занят подавлением заговора.

    Складывалось впечатление, что израильское руководство предприняло решительные меры для спасения жизни своего недавнего врага. Садат же не мог поверить, что о заговоре не знали в Москве и Вашингтоне. Почему же сообщили не они? Русские с Каддафи - это точно! Почему же молчали американцы? Может, действительно, только с израильтянами стоит вести диалог по вопросам Синая и всего ближневосточного урегулирования? Вскоре Садат обратился к марокканскому королю с просьбой организовать встречу с израильским премьером.

    Этот канун Кэмп-Дэвида был, пожалуй, одним из тех эпизодов «холодной войны», «когда две могучие сверхдержавы уперлись лбами и противоборстве, а за их спиной маленькие страны ловко обделывали свои дела». Москва частично догадывалась, к чему могут привести закулисные ближневосточные игры, в Вашингтоне же так и не разгадали истинных намерений Египта и Израиля.

    Советско-американское заявление. 1 октября 1977 г. СССР и США подписали заявление по Ближнему Востоку, в котором стороны определили дату созыва Женевской конференции (декабрь) и впервые (по настоянию Москвы) включили в столь значимый двусторонний документ пункт о правах палестинцев. Садат сразу же поддержал заявление, назвав его «мастерским», что дало повод А.А. Громыко сделать вывод, что дело сделано: удалось, наконец, поссорить Израиль и США, в Америке еще долго будет продолжаться скандал, а на пути сепаратного урегулирования воздвигнута стена. Хотя документ и слаб, констатировал он, но американцам он все же «игру» испортил: «руки у них теперь связаны».

    Что касается израильтян, то советско-американское заявление они приняли в штыки, назвав его «совершенно неприемлемым». Уже 4 октября М. Даян убеждал Дж. Картера, что целью совместных усилий США и Израиля должно быть соглашение с Египтом, а не всеобъемлющее ближневосточное урегулирование. «Если вы снимете одно колесо с машины, она не поедет», - убеждал израильский министр американского президента. «Если Египет будет вне конфликта, войны больше не будет». Дж. Картер с трудом соглашался. Все стало на свои места через несколько дней. Садат конфиденциально подтвердил, что он солидарен с Даяном. Из Москвы поступили сообщения, что там против договора с США.

    Кэмп-Дэвидские соглашения и их последствия. Картер выбрал Бегина и Садата. 17 сентября 1978 г. Израиль и Египет при участии США подписали кэмпдэвидские соглашения. 26 марта следующего года в Вашингтоне был заключен мирный договор между двумя странами. Начался вывод израильских войск с Синайского полуострова, который завершился в апреле 1982 г. Советскому Союзу во всем этом процессе отводилась роль наблюдателя-критика.

    Потеряв Египет, Советский Союз, конечно же, заметно ослабил свое политическое влияние на Ближнем Востоке, однако, неправильно было бы говорить о его полном уходе из региона. Продолжалось военно-политическое сотрудничество с Сирией, Ливией, Ираком, двумя йеменскими государствами.

    2 августа 1990 г. Ирак захватил за 3 часа государство Кувейт, введя 120-тысячную оккупационную армию, оснащенную на 70 % советским оружием и боевой техникой. В армии Ирака в это время находилось не менее 4 тысяч советских военных специалистов, без помощи которых, но мнению американских военных, Ирак не мог бы захватить Кувейт.

    Однако почти все ближневосточные страны, с которыми продолжалось военно-политическое сотрудничество, уже никак нельзя было назвать странами «социалистической ориентации», а отсюда главная цель поддержки этих стран стала заключаться в том, чтобы противостоять американским интересам в регионе в рамках общей политики конфронтации между двумя сверхдержавами, проводившейся в те годы.

    37. Советские военные в Йемене: 1960-1980-егг.

    Военное присутствие в Северном Йемене. Став союзником Египта, в начале 1960-х гг. Советский Союз был втянут в гражданскую войну в Йемене. Там в 1962 г. произошел антимонархический переворот по типу египетского переворота 1952 г., была провоглашена Йеменская Арабская Республика. Практически сразу же в стране началась гражданская война между республиканцами и монархистами. Египет помог осуществить государственный переворот, он же начал активно поддерживать республиканцев, направив в Йемен свои войска, втянув в это дело и Советский Союз. Монархистов поддерживали Саудовская Аравия и Великобритания.

    К 1963 г. в Йемене насчитывалось уже 547 советских военных специалистов. Впоследствии (вплоть до 1991 г.) по линии Министерства обороны СССР здесь побывали 4300 советских военных советников и специалистов. Преобладали офицеры - 3300 человек, но присутствовали и военнослужащие срочной службы (свыше 200), а также вольнонаемные рабочие и служащие. Их переброска производилась по маршруту: Кривой Рог (здесь базировались тяжелые транспортные самолеты) - Симферополь - Анкара (столица Турции) - Никозия (столица Кипра) - Каир. Отсюда контингент на тех же самолетах попадал в Йемен (в столицу - город Сана).

    Из Каира все полеты в целях безопасности осуществлялись только ночью. Обычная загрузка самолета Ан-12 составляла от 4 до 12 т боеприпасов или 60–70 человек личного состава (египтян). Самолеты имели опознавательные знаки египетских ВВС. Летчикам в воздухе запрещалось выходить на любую радиосвязь. Советские потери в этой кампании составили: 1 советник в Йемене и 8 человек экипажа одного из самолетов, который потерпел аварию при взлете.

    Военная помощь Южному Йемену. Летом 1967 г. Египет вывел свои войска из Северного Йемена. Вслед за этим покинули Южный Йемен и англичане. Была провозглашена Народная Демократическая Республика Йемен (НДРЙ). В новую страну немедленно были направлены советские военнослужащие. До 1991 г. их общее число составляло 5245, причем срочнослужащих было тоже немного - 213, а вольнонаемных - почти 1500.

    Капитан 1-го ранга (затем - контр-адмирал) Б. Нечитайло, который в 1976 г. прибыл в НДРЙ в качестве советника командующего здешним флотом, вспоминает, что начальник главного штаба ВМФ адмирал флота Н. Сергеев напутствовал его: «Будете там так же активно работать, как в Союзе, я Вас отгуда выгоню. Ваша задача - пробыть в Йемене как можно дольше. А если Вы там все быстро сделаете, то зачем Вы мне там нужны».

    Ему также дали понять, что если он даст йеменцам какой-то совет, раскрывающий советские военные тайны, то его незамедлительно отзовут в Союз, исключат из партии и уволят из ВМФ. То же самое последует, если он что-то сделает не в пользу СССР.

    Поэтому советники радели в первую очередь о советских интересах. Была фактически построена военно-морская база с маневренным пунктом базирования советского флота. С 1976 по 1979 г. она приняла 123 советских боевых корабля. После незначительной реконструкции аэродромов удалось обустроить советскую военную авиацию, которую к тому времени «попросили» из Сомали.

    Охлаждение. К началу 1980-х гг. в советско-йеменских военных контактах наметилось охлаждение. Местные руководители начали высказывать Москве претензии в отношении качества и количества поставляемых в страну вооружения и военной техники. Ответные шаги не всегда были адекватны. К примеру, советская сторона отказала в лечении сына командующего йеменским флотом под тем предлогом, что тот (отец) недооценивает «взаимовыгодные» военно-политические отношения с Советским Союзом. Ребенок был отправлен в Англию и скоро встал на ноги, и это не способствовало улучшению тех самых отношений, о которых так пеклись.

    К середине 1980-х гг., когда НДРЙ посетил главком ВМФ С.Горшков, ситуация несколько изменилась. Был назначен новый советник - капитан 1-го ранга А. Миронов, который отличался от своих предшественников тем, что владел арабским. Вплоть до этого времени такой «мелочи», как знание языка внимание как-то не уделялось. Дела пошли на лад: была достигнута договоренность о строительстве маневренной базы для советских подлодок в Адене, заключен на 30 лет договор о сотрудничестве. В страну начала поступать современная советская техника.

    Новая гражданская война. Но все эти достижения запоздали: 13 января 1986 г. в НДРЙ произошел переворот. Вооруженные силы раскололись. Началась настоящая гражданская война. Советские советники и специалисты оказались отрезанными не только от Москвы, но и от наших представительств в Адене.

    Спасались - кто как мог. В частности, самому А. Миронову с группой советников и несколькими десятками йеменцев в тяжелейших условиях удалось захватить лоцманский катер и уйти ночью в море. По горячим следам их искали наши морские пехотинцы, но безуспешно. Уже было подготовлено донесение о трагической гибели соотечественников. Они действительно находились на волосок от смерти, но натолкнулись в открытом море на советский корабль.

    Не всем советским военным и гражданским специалистам тогда удалось выбраться из Южного Йемена. Судьба многих из них до сих пор неизвестна. Они числятся пропавшими без вести.

    ). Цели Войны на истощение состояли в том, чтобы путем частых обстрелов, местных атак и вылазок привести к постоянной напряженности по всей линии противостояния египетских и израильских войск и тем подорвать дух израильской армии. Ответные действия Израиля включали воздушные налеты вглубь территории Египта, в результате которых Насер был вынужден просить Советский Союз о немедленной военной помощи. Таким образом, усилилась зависимость Египта от СССР, эскадрильи советских военных самолетов были размещены на территории Египта, тысячи советских военных инструкторов были прикреплены к разным подразделениям египетской армии. Однако потери Египта в первой половине 1970 г. были так велики, что Насер должен был согласиться на соблюдение прекращения огня. В первые же часы после того, как соглашение вступило в силу, египтяне продвинули свои ракетные установки на передовую линию, значительно укрепив таким образом свою противовоздушную оборону. СССР продолжил поставки усовершенствованной военной техники как Египту, так и Сирии. Египетские и сирийские части под руководством советских военных советников и инструкторов проводили учения по преодолению водных преград и прорыву линий израильских укреплений.

    Преемник Насера, Анвар Садат, подвергся сильному внутри- и внешнеполитическому давлению. Он оказался не в состоянии достичь провозглашенного им скорого «освобождения» занятых Израилем египетских территорий. СССР, по-видимому, отказался принять на себя обязательство прямого военного вмешательства, следствием чего стало демонстративное удаление советских военных специалистов из Египта (1972).

    Такое развитие событий было воспринято политическим и военным руководством Израиля как симптом слабости, присущей арабскому миру. Это привело к беспечности и пренебрежению военным потенциалом противника. В условиях создавшегося политического застоя арабские лидеры опасались падения существующих в арабских странах режимов и решились развязать войну против Израиля.

    Расчет арабов базировался на ряде предпосылок: 1) внезапность нападения, для которого был избран Иом-Киппур, когда жизнь во всем Израиле почти полностью замирает; 2) максимальная координация военных действий на двух фронтах и поддержка, обещанная всеми арабскими странами; 3) четко ограниченные военные задачи: на южном фронте намечались переправа через Суэцкий канал и захват плацдарма на его восточном берегу; на северном фронте планировался захват Голанских высот и продвижение к озеру Киннерет ; 4) изменение международной политической конъюнктуры в пользу арабских стран в связи с ростом их экономической мощи и почти полной зависимости Западной Европы и Японии от арабской нефти. Было также принято во внимание ослабление политического влияния президента США Никсона в связи с Уотергейтским скандалом, в результате которого 9 августа 1974 г. под угрозой неминуемого импичмента Никсон досрочно ушел в отставку.

    Информация о решении египетских и сирийских властей осуществить нападение на Израиль 6 октября 1972 г. стала известна советскому руководству не позднее чем за двое суток до начала войны. Сразу после этого началась эвакуация из Сирии и Египта семей дипломатов и сотрудников посольств СССР и других социалистических стран. Американская разведка по своим каналам также получала сведения о готовящемся нападении, но эта информация не была передана Израилю ни Москвой , ни Вашингтоном.

    Израильская армия была застигнута врасплох, хотя и руководитель Службы внешней разведки Цви Замир (на основании информации, переданной ему накануне в ходе личной встречи в Лондоне с Ашрафом Маруаном, зятем Г. А. Насера), и начальник Генерального штаба Цах ала Давид Эл‘азар (на основании данных аэрофотосъемки расположения египетских сил в районе Суэцкого канала), и министр обороны Моше Даян (на основании информации о спешной эвакуации семей советских дипломатов из Египта и Сирии) осознавали, что вероятность нападения двух арабских стран на Израиль чрезвычайно высока. Вследствие этого впервые с момента окончания Шестидневной войны была объявлена третья (наивысшая) степень боеготовности. Тем не менее на состоявшемся утром 5 октября заседании правительства не было принято решение о мобилизации резервистов; правительство лишь уполномочило премьер-министра и министра обороны в случае необходимости принять такое решение. По мнению начальника Генштаба Д. Эл‘азара, Израилю следовало нанести превентивный удар, поскольку было ясно, что война неизбежна; он заявил, что военно-воздушные силы могут сделать это уже в полдень. Однако под давлением администрации США, опасавшейся повторения Шестидневной войны, премьер-министр Израиля Голда Меир не санкционировала этот шаг, направив при этом американскому руководству срочную телеграмму о беспрецедентной концентрации войск противника у израильских границ. Г. Меир заверила администрацию США, что у Израиля нет планов напасть на какие-либо арабские страны, но, если они нападут первыми, Израиль ответит всей мощью своих вооруженных сил (см. Государство Израиль. Вооруженные силы Израиля), о чем она просила известить арабских и советских руководителей. Однако все усилия по предотвращению нападения арабских армий на Израиль оказались тщетными.

    Северный (сирийский) фронт

    Сирийцы бросили в неожиданную для армии Израиля атаку одновременно с наступлением египтян (см. ниже) три моторизованные и две бронетанковые дивизии, насчитывающие до 1200 танков и около 45 тыс. солдат. Путь им преграждали израильские укрепления на Голанах, удерживаемые двумя бронетанковыми бригадами (около 180 танков и 4500 солдат). У сирийцев было более 300 самолетов советского производства. Преимущество сирийцев в воздухе основывалось, однако, на системе противовоздушной обороны - противовоздушных пушках и ракетах типа «Сам-2», «Сам-3» и «Сам-6». На 20 сирийских ракетных базах действовали 120 ракетных установок. Эта система, прикрывавшая атакующие дивизии, нанесла значительный урон израильской авиации, не ожидавшей встретить столь массированную оборону.

    Военно-воздушные силы Израиля располагали 500 самолетами, среди которых было 100 «Фантомов» и 160 «Скайхоков». Однако израильская авиация вынуждена была действовать на двух фронтах - египетском и сирийском. На южном фронте ей предстояло отражать атаки египетских самолетов и прорываться сквозь систему противовоздушной обороны египтян, намного более сильную, чем сирийская.

    Атака сирийцев началась в два часа дня в субботу, 6 октября. Ей предшествовал и ее сопровождал сильнейший артиллерийский обстрел. Израильский гарнизон на горе Хермон , то есть на важнейшей стратегической позиции, был захвачен врасплох и уничтожен сирийскими десантниками, доставленными на вертолетах.

    Моторизованные дивизии сирийцев вышли на линию прекращения огня. Одновременно их бронетанковые дивизии атаковали израильские позиции вдоль всей этой линии. Израильские силы были вынуждены отступить в центре, удерживая при этом позиции на гористых флангах. К утру 7 октября передовые части сирийцев дошли до южной границы Голанских высот, откуда виден Иордан , то есть почти до тех укреплений, которые они занимали до июня 1967 г. Здесь они были приостановлены. (На севере сирийцы почти не пересекли линии прекращения огня.)

    Атакующие сирийские танки и бронетранспортеры наткнулись на заранее укрепленные израильские позиции и попали под ураганный огонь с флангов. Потери атакующих сил были огромны. Около 800 сирийских танков подорвались на минных полях или пострадали от огня противотанковых орудий и бомбардировок с воздуха. Действия израильской авиации становились все более эффективными по мере того, как сирийцы, наступая, выходили из-под своего воздушного прикрытия. За 24 часа они потеряли около половины сил, брошенных в атаку. К этому времени начали прибывать мобилизованные израильские резервисты, и ситуация изменилась в пользу Израиля.

    Южный (египетский) фронт

    Египтяне начали наступление с артподготовки и воздушной атаки линии Бар-Лева (см. Хаим Бар-Лев), созданной в начале 1969 г. во время Войны на истощение, которая велась тогда в основном средствами артиллерии. Постепенно эта линия расширялась, и к моменту Войны Судного дня она состояла из 40 укреплений, представлявших собой глубокие железобетонные бункеры, покрытые сверху песком (часть их, однако, была оставлена еще до Войны Судного дня). Кроме того, в нее входила система из 20 укреплений второй линии, предназначенная для обеспечения глубины обороны. На линии Бар-Лева находилась неполная бригада резервистов в составе 600 человек и бронетанковая бригада, насчитывающая 240 танков. Помимо этого, в Синае находилась еще одна бронетанковая бригада.

    С помощью специальных водяных пушек египтяне пробили высокие земляные насыпи, создав таким образом проходы для переброски оборудования, используемого при наведении мостов. Переправившись на восточный берег Суэцкого канала, египетские пехотные подразделения укрепились в нескольких точках и атаковали израильские укрепления на линии Бар-Лева.

    Одновременно египетские десантники провели ряд отвлекающих маневров: нападение на нефтедобывающие установки в Абу-Рудайс, где они добились лишь частичного успеха, и атаку в Шарм-аш-Шейхе , которая была полностью отбита. Египетские самолеты и десантники атаковали также израильские узлы связи в северном районе Синайского полуострова.

    Против двух израильских бригад - одной пехотной и одной бронетанковой, находившихся на линии Бар-Лева, - египтяне бросили три дивизии мотопехоты, распределив их между тремя участками, на которых происходило форсирование Суэцкого канала: южнее Кантары, севернее Исмаилии и южнее Горького озера. Вслед за ними на восточный берег канала переправились две египетские бронетанковые дивизии.

    Укрепления в северном секторе линии Бар-Лева пали уже через несколько часов после начала наступления. Южные укрепления были окружены и отрезаны друг от друга, однако некоторым из них удалось продержаться почти неделю. Через канал переправлялись танки-амфибии типа «Т-76», при помощи которых были наведены понтонные мосты и спущены на воду плоты.

    Израильская артиллерия обстреляла переправы, однако сама попала под ураганный огонь египтян. Самолеты израильских ВВС бомбили наведенные мосты и плоты. Но и они несли значительные потери от противовоздушных ракет. Таким образом, ни артиллерия, ни авиация Израиля не были в состоянии остановить форсирование канала. Они могли лишь несколько замедлить переправу, но это достигалось ценой тяжелых потерь в танках и самолетах.

    Спустя 24 часа после начала наступления, на восточном берегу Суэцкого канала уже находились три египетские дивизии, в которых насчитывалось 500 танков. По плану эти дивизии должны были сплошным фронтом пройти 32 км вглубь Синайского полуострова, вдоль всего канала. Однако в действительности египтянам нигде не удалось углубиться более чем на 4–5 км. Занятая ими площадь была недостаточна для эффективного маневрирования крупными силами. Между египетскими частями, занявшими позиции на восточном берегу канала, был разрыв - участок в центральном районе на северном берегу Горького озера, которому в недалеком будущем суждено было сыграть решающую роль.

    Израильское контрнаступление

    В Синай тем временем начали прибывать израильские подкрепления, состоящие из частей резервистов. Израильская авиация продолжала атаковать противника, но было ясно, что на этот раз противовоздушная оборона египтян не позволит ей сыграть решающую роль, как это было в 1967 г.

    Египетское командование, помня уроки Шестидневной войны, понимало, что форсировать Суэцкий канал нельзя без так называемого «воздушного зонта», прикрывающего наземные силы. Египетская армия вела себя крайне осторожно и не решалась выйти из-под прикрытия своей авиации. Египетское командование полагало, что намного выгоднее на этом этапе позволить израильским танкам атаковать, чем бросать свои силы в прорыв. Дальнейшее наступление египтян намечалось позже, когда будет подтянута система противовоздушной обороны.

    8 октября израильские танки пошли на штурм. В одной из атак погибла целая бронетанковая рота из синайской бригады, а 9 октября та же судьба постигла батальон, сражавшийся в районе Кантары. Однако благодаря этим атакам египтянам не удалось продвинуть свои передовые позиции вглубь Синая.

    На сирийском фронте 8 и 9 октября израильские войска перешли в контрнаступление. К вечеру 10 октября израильская армия, получившая подкрепление, отбросила врага за линию прекращения огня 1967 г., а 11 октября уже сражалась с сирийцами и двумя иракскими дивизиями на территории Сирии. 12 октября израильтяне заставили противника, понесшего большие потери в людях и технике, отступить на линии своих основных укреплений по шоссе, ведущему к Дамаску . Большие потери понесли и иракские дивизии, прикрывавшие отступление сирийцев. 13 октября Израиль почувствовал себя уже достаточно сильным, чтобы начать переброску военных ресурсов на синайский фронт. В тот же день израильские войска прорвали сирийские укрепления в районе Сасы в 40 км от Дамаска. Однако по соображениям главным образом международно-политического характера наступление было приостановлено 17 октября, если не считать ожесточенной битвы за вершину Хермона, которую израильские силы отвоевали 22 октября.

    На южном фронте египтяне пришли к выводу, что события развиваются в желательном для них направлении, и послали на передовые позиции 500 танков. 14 октября египетская армия впервые вышла из-под прикрытия своей системы обороны, опирающейся на противовоздушные и противотанковые ракетные комплексы, и немедленно поплатилась за это. Потеряв около 200 танков, египтяне были отброшены назад. Попытка армии Египта на следующий день возобновить танковое наступление также провалилась, хотя и Израиль понес тяжелые потери. Между тем на передовых позициях начала с обычной высокой эффективностью действовать израильская авиация, которой больше не угрожали ракеты типа «Сам». С этого момента египетская армия перешла к обороне.

    Израильские руководители обратились с просьбой о помощи к США сразу же после нападения арабских стран, однако лишь спустя неделю, 13 октября, Соединенные Штаты пустили в ход «воздушный мост», по которому в Израиль начали поступать самолеты, военное снаряжение и противотанковое оружие. Причем это произошло лишь после того, как президент Египта А. Садат отверг немедленное перемирие, которое к тому времени поддерживали руководители как СССР, так и США. Советский воздушный мост содействия арабским странам начал действовать с 10 октября, а возможно, и раньше.

    Израильская атака началась вечером 15 октября севернее Горького озера, где между второй и третьей египетскими армиями образовался незащищенный проход. В операции принимали участие три танковые бригады. Одной из них было поручено для отвлечения внимания противника вступить в бой с силами второй армии, расположенными на противоположной стороне прохода. Вторая бригада должна была прикрывать район переправы и выполнять работы по наведению мостов. И наконец, третья танковая бригада форсировала Суэцкий канал на этом участке. В районе прорыва разгорелся ожесточенный бой. Египтяне атаковали с двух сторон, но было уже слишком поздно, и они не могли помешать израильской армии укрепиться на западном берегу канала.

    На египетскую сторону переправились относительно небольшие израильские силы. Укрепившись там, они уничтожили множество батарей ракет типа «Сам». 17 октября туда переправилась целая бронетанковая бригада. Часть израильских сил повернула на север и начала наступать в направлении шоссе Исмаилия - Каир. Однако основной удар был направлен на юг. Закрепившиеся на небольшой территории части Цах ала представляли серьезную угрозу для тыла третьей египетской армии, расположенной на восточном берегу канала, и для города Суэца. Они вывели из строя противовоздушные установки, находившиеся в этом районе.

    Соглашения о прекращении огня

    Резкое изменение положения на фронте в пользу Израиля сразу же создало новую политическую ситуацию. Боясь полного разгрома арабских армий, СССР стал добиваться немедленного прекращения огня; председатель Совета министров СССР А. Косыгин находился в Каире с 16 октября и ежедневно встречался с А. Садатом. Правительство США, в свою очередь, также хотело избежать полного поражения арабских стран как в интересах детанта в отношениях с СССР, так и из-за опасения, что советские вооруженные силы вмешаются в войну, чтобы спасти арабские столицы от захвата израильскими войсками. Правительство СССР пригласило 20 октября государственного секретаря США Генри Киссинджера в Москву; 21 октября обе сверхдержавы внесли в Совет Безопасности ООН совместное предложение о немедленном прекращении огня. Предложение было принято единогласно (резолюция 338), и соглашение должно было вступить в силу 22 октября в 19 часов 52 минуты. Израиль и Египет приняли эту резолюцию, Сирия отклонила ее.

    Израильские силы на египетском берегу Суэцкого канала остановили свое продвижение. Однако когда стало ясно, что египтяне нарушили соглашение о прекращении огня, израильтяне быстрыми темпами продолжили наступление. До 7 часов утра 24 октября израильские войска вышли к Рас-Адабис на берегу канала и перерезали шоссе, соединяющее город Суэц с Каиром, проникнув вглубь египетской территории на 30 км от Суэцкого канала.

    Третья египетская армия оказалась в окружении на восточном берегу канала. Израильские войска, находясь на расстоянии 80 км от египетской столицы, могли теперь угрожать Каиру. Туда вела прекрасная шоссейная дорога.

    Первым требованием Египта был отвод израильских войск к позициям, занимаемым 22 октября. 23 октября Совет Безопасности ООН принял резолюцию № 339, которая предписывала сторонам вернуть войска «на те позиции, которые они занимали в момент, когда прекращение огня вступило в силу». Президент Египта А. Садат обратился к Советскому Союзу с просьбой о срочном военном вмешательстве, утверждая, что «египетскую столицу уже окружают израильские танки». СССР привел в боевую готовность некоторые военные части для переброски на Ближний Восток, дав понять, что он готов на военное вмешательство, если Израиль откажется выполнить требование Совета Безопасности. В ответ на это утром 25 октября США объявили высшую боевую готовность всех частей своих вооруженных сил, и линия прекращения огня осталась в состоянии, зафиксированном 24 октября.

    Арабские государства наложили эмбарго (конец 1973 г.; см. также бойкот антиизраильский) на поставку нефти США и некоторым странам Западной Европы, пытаясь таким образом заставить их оказать давление на Израиль. Последствием этого шага была декларация совета министров стран Общего рынка, поддержавшая позицию арабов. К тому времени почти все государства Африки разорвали дипломатические отношения с Израилем. Создавшееся политическое положение усилило зависимость Израиля от США. С другой стороны, по соглашению о прекращении огня под контролем Израиля оказались новые территории площадью 840 кв. км в Сирии и около 4,14 тыс. кв. км в Египте. Третья египетская армия, насчитывавшая 20 тыс. солдат и около 300 танков, была окружена. Сирийцы потеряли около 3,5 тыс. солдат убитыми и около 1,2 тыс. танков; 370 сирийских солдат попали в плен. Египетские потери - около 15 тыс. убитыми, 8 тыс. пленными и свыше тысячи танков. Израиль уничтожил большую часть египетского и сирийского военно-морского флота, и под фактическим контролем израильских военно-морских сил оказалась значительная часть Восточного Средиземноморья и вся северная часть Красного моря .

    Война Судного дня была тяжелой травмой для Израиля. Стало ясно, что Египет теперь является гораздо более мощным противником, чем шесть лет назад, во время Шестидневной войны, и что союзнические отношения с США не могут гарантировать безопасность Израиля. Число погибших израильтян было настолько велико, что в стране был объявлен общенациональный траур. Потери Армии обороны Израиля в этой войне составили: 2552 военнослужащих убитыми, 800 танков и 115 самолетов.

    Со вступлением в действие соглашения о прекращении огня между позициями израильских и египетских войск были установлены наблюдательные пункты сил ООН, и госсекретарь США Г. Киссинджер немедленно начал переговоры с Израилем и Египтом о размежевании сил. Египтяне вновь выдвинули требование о возвращении к позициям 22 октября, для того чтобы вывести из окружения свою третью армию. Израиль, однако, согласился только на доставку этой армии воды и медикаментов. Было решено, что представители израильской и египетской армий будут вести переговоры на 101-м километре по шоссе Каир - Суэц под председательством представителя ООН. 10 ноября воюющие стороны подписали соглашение из шести пунктов, которое сводилось к предоставлению возможности снабжения египетской третьей армии съестными припасами и договоренности о немедленном обмене пленными, начавшемся 15 ноября. 8301 египетский военнослужащий был обменен на 241 израильтянина.

    До конца 1973 г. переговоры не привели к существенным результатам, и положение на фронте вновь стало весьма напряженным. Лишь 21 декабря в Женеве открылась мирная конференция по урегулированию конфликта на Ближнем Востоке под совместным председательством США и СССР. В конференции приняли участие Израиль, Египет и Иордания ; Сирия отказалась участвовать в ней. На первом открытом заседании участники разъяснили свои позиции, а затем была принята резолюция о продолжении военных переговоров между Израилем и Египтом.

    18 января 1974 г. на 101-м километре шоссе Каир - Суэц было подписано соглашение о разъединении войск на Синайском фронте. Израиль обязался в течение шести недель вывести свои войска с территории Египта к западу от Суэцкого канала. В соответствии с соглашением, Египет имел право держать не более 7 тыс. солдат и 30 танков к востоку от канала, а Израиль такие же силы - к западу от перевалов Митла и Гидди. Между этими линиями должен был расположиться контингент чрезвычайных сил ООН сроком на шесть месяцев.

    Стремясь сорвать переговоры об урегулировании конфликта, сирийцы вновь прибегли к тактике войны на истощение на северном фронте. Несмотря на большие потери Сирии вследствие ответных ударов Армии обороны Израиля, военные действия продолжалась до мая 1974 г. Всё это время СССР непрерывно снабжал Сирию военной техникой, советниками и инструкторами. Госсекретарь США Г. Киссинджер, пытаясь сблизить точки зрения Израиля и Сирии в обход Женевской конференции, использовал политику «челночной дипломатии» и совершил многочисленные визиты в столицы обеих стран. В стремлении Израиля к соглашению с Сирией существенным фактором стали сведения о пытках и убийствах израильских солдат в сирийском плену. В конце мая было достигнуто соглашение о разъединении войск, и сразу же после его подписания состоялся обмен пленными. По условиям соглашения Израиль вывел свои войска из анклава в Сирии, а также с территории разрушенного города Кунейтра на Голанских высотах. Между позициями враждующих армий были размещены 1250 солдат и офицеров ООН, которые по настоянию Сирии были названы наблюдателями. Это соглашение ознаменовало собой конец военных действий регулярных армий на обоих фронтах.

    Последствия войны Судного дня

    Война Судного дня доказала, что Армия обороны Израиля сохранила превосходство над армиями арабских стран как в отношении боевых качеств своих солдат, так и в уровне военного искусства командиров. Однако недооценка сил противника и внезапность его нападения наложили свой отпечаток на ход войны, особенно в ее начальной стадии, когда натиск огромных масс бронетанковых и пехотных частей поставил израильское командование перед сложными военными проблемами. Сразу же после войны некоторые военные специалисты утверждали, что танк и самолет теряют свое былое значение, но дальнейший тщательный анализ показал несостоятельность такого заключения. С военной точки зрения Израиль одержал крупнейшую победу, но взаимоотношения между сверхдержавами и экономический кризис, вызванный эмбарго на нефть со стороны арабских стран и резким повышением цены на нее, нейтрализовали значение этой победы. Это отразилось даже на политической линии традиционно дружественных Израилю государств Западной Европы и Южной Америки, несмотря на то, что общественное мнение в них по-прежнему было на стороне Израиля. Таким образом, возросла зависимость Государства Израиль от США, со своей стороны усиливших попытки улучшить отношения с арабскими странами.

    Резкий перелом в представлениях о степени военного преимущества над арабскими государствами, тяготы экономического бремени войны и затруднения в хозяйственной жизни, связанные с огромными расходами на вооружение, привели к брожению в общественном мнении Израиля и к определенным сдвигам во внутриполитической жизни страны. Движения протеста, в особенности в среде демобилизованных солдат и офицеров, усилили оппозиционные партии и привели в конечном счете к отставке правительства Голды Меир. Была назначена особая следственная комиссия во главе с председателем Верховного суда Израиля Шим‘оном Агранатом , которой было поручено выяснить причины неудач в начале войны. Комиссия рассматривала только военные аспекты, не касаясь вопроса о политической ответственности. В отчете комиссии главная ответственность за военные неудачи возлагалась на начальника Генерального штаба Армии обороны Израиля Д. Эл‘азара и некоторых других офицеров. Под давлением общественного мнения в новое правительство Ицхака Рабина не вошел прежний министр обороны Моше Даян.

    Война Судного дня, так же как и Шестидневная война, вызвала волну солидарности со стороны евреев во всем мире. В период военных действий усилилось добровольческое движение, оказавшее действенную помощь Израилю в разных областях хозяйства. Сборы в пользу Израиля достигли беспрецедентных масштабов. Демонстрации солидарности с Израилем состоялись во многих городах Америки и Западной Европы. В разгар войны число репатриантов из Советского Союза не только не сократилось, но даже выросло по сравнению с предшествовавшими ей неделями. Война Судного дня вновь доказала единство еврейского народа и солидарность еврейской диаспоры с Государством Израиль в час тяжелых испытаний.

    КЕЭ, том: 1. Война Судного дня. Наступление сирийских военных сил. 6 октября 1973 г. Издательство «Карта». Иерусалим.