• Преподобный Иларион Оптинский (1805–1873). Полное житие преподобного илариона старца оптинского Преподобный иларион оптинский молитва

    Преподобный Иларион, во св. Крещении Родион, родился в Великую Субботу 8 апреля 1805 г. в с. Ключи Новохоперского уезда Воронежской губернии в семье благочестивого портного Никиты Филимоновича Пономарева (впоследствии вслед за сыном принял монашество в Оптиной с именем Нифонт, † 1849 г.). С детства тихий и кроткий юноша чувствовал влечение к монашеской жизни.

    В декабре 1825 г. Родион Никитич уехал в Москву на заработки. Три с половиной года он работал там портным, после чего Рождественским постом 1829 г. он со своей семьей переехал в Саратов. Здесь он со своим отцом организовал портняжную артель.

    Будучи ревнителем благочестия, он неотступно следовал уставам Православной Церкви и отечески наблюдал за нравственностью и неуклонным исполнением христианских обязанностей рабочими своей артели. Родион Никитич обучил своих рабочих церковному пению и чтению, празднословие и непристойные шутки всячески воспрещались.

    В 1-й трети XIX в. Саратов был наводнен еретиками и раскольниками всяких толков. Родион Никитич и несколько его единомышленников-купцов объединились в братство для борьбы с еретиками. Одного из основателей этого братства Родион Никитич сам незадолго до этого обратил из раскола. Действуя по благословению Преосвященного Иакова (Вечеркова), братчики развернули в городе активнейшую миссионерскую и просветительскую работу. Одним из сотрудников братства был Григорий Карпов - будущий архиепископ Таврический Гурий.

    Плодом их деятельности было обращение в Православие около 20 000 раскольников, личными своими трудами Родион Пономарев обратил в Православие нескольких лютеран, двух иудеев и два семейства калмыков. Уже в конце своего пребывания в Саратове он с остальными братчиками способствовал уничтожению в Саратове секты скопцов.

    Уладив все свои мирские дела, Родион Пономарев исполнил в 1839 г. свою давнюю мечту: 13 марта он был принят в число братии Оптиной Пустыни, а в конце декабря - пострижен в монашество с именем Иларион. 1 декабря 1839 г. его принял к себе келейником св. Макарий Оптинский, и о. Иларион нес это послушание до смерти преп. Макария 7 сентября 1860 г. Перед смертью преподобный завещал своему келейнику подвиг старчества. 10 февраля 1853 г. о. Илариона посвятили в иеродиакона, а незадолго до смерти преп. Макария - в иеромонаха.

    8 апреля 1863 г. преп. Иларион был назначен скитоначальником. Преподобный стяжал от Господа благодатные дары прозорливости и чудотворения, он отличался необычайным смирением и непамятозлобием. За три года до смерти его здоровье ухудшилось. 9 марта 1872 г. его постригли в схиму, а 18 сентября 1873 г. преп. Иларион преставился, причастившись перед смертью Св. Таин. 27 июля 1996 г. св. Иларион был канонизирован вместе с прочими преподобными отцами Оптинскими в лике местночтимых Калужских святых (соборная память - 11 (24) октября). В 2000 г. Юбилейный Освященный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви определил внести его имя в общероссийский месяцеслов.

    Тропарь преподобным старцам Оптинским, глас 6:

    Православныя веры светильницы, / монашества непоколебимии столпи, / земли Российския утешителие, / преподобнии старцы Оптинстии, / любовь Христову стяжавшии / и души своя за чада полагавшии, / молитеся ко Господу, / да утвердит земное отечество ваше в Православии и благочестии // и спасет души наша.

    Кондак преподобным старцам Оптинским, глас 4:

    Воистину дивен Бог во святых Своих, / Пустынь Оптину якоже вертоград старчества явивый, / идеже богопросвещеннии отцы, / тайная сердца человеческаго ведуще, / народа Божия печальницы доблии явишася: / сии бо на путь покаяния грехом отягощенныя наставиша, / в вере колеблющияся светом Христова учения просветиша / и Божией премудрости научиша, / страждущим и немощным спострадаша и исцеления дароваша. / Ныне же, во славе Божии пребывающе, // молятся непрестанно о душах наших.

    При подготовке материала были использованы:

      Житие преподобного иеросхимонаха Илариона Оптинского. Изд-во Свято-Введенской Оптиной пустыни, 1994.

      Прославление в лике святых Собора преподобных отцев и старцев, в Оптиной Пустыни просиявших. Изд-во Свято-Введенской Оптиной пустыни, 1996.

      Жизнеописание старца Оптиной Пустыни иеросхимонаха Илариона. Издание Козельской Введенской Оптиной Пустыни. 1897.

    {mospagebreak heading=Преподобный Иларион, старец Оптинский память 18 сентября (1 октября)&title=Пространное житие преподобного Илариона}

    Житие преподобного
    Илариона, старца Оптинского

    Полезнее… сознавать себя во всем виноватым и последним из всех,
    нежели прибегать к самооправданию.
    Преподобный Иларион

    Преподобный Иларион, в миру Родион Никитич Пономарев, родился в Пасхальную ночь с 8 на 9 апреля 1805 года в Ключах, от родителей Никиты Филимоновича и Евфимии Никифоровны, бывших крепостных. Днем рождения старца считалось 8 апреля, посвященное памяти св. апостола Иродиона, в честь которого и наименован был новорожденный. Родион был третьим сыном у Пономаревых. После него родились еще сын и дочь, которая скончалась, будучи еще младенцем. Родион мало и редко видел своего отца до пятнадцатилетнего возраста, т.к. тот был портной и, кроме городской практики, имел много заказов и от окрестных помещиков, куда ему часто приходилось ездить. Надзор за семейством и домашним хозяйством лежал, преимущественно, на руках Евфимии Никифоровны.

    Евфимия Никифоровна была женщина достопочтенная и богобоязненная и в таком духе воспитывала своих детей.

    Родион Никитич в детстве был тихого, кроткого нрава. Он редко играл со своими сверстниками, часто удаляясь от их забав и увеселений. Как-то раз попробовал он покачаться на доске, где забавлялись прочие товарищи, но вышло неудачно: доска опрокинулась, и Родион ушибся; у него навсегда остался шрам на среднем пальце правой руки. Также однажды ехавши верхом, он ушибся о седельную луку. Эти ушибы впоследствии отзывались на его слабом здоровье. Старшие за такую неловкость дразнили Родиона. Видя его сосредоточенным и не понимая направления мыслей юноши, многие из домашних обращались с ним небрежно и неприветливо; он не был избалован ласкою и вниманием, что и усугубляло его сосредоточенность. Без сомнения, не без мудрой и благой цели так промышлял о нем Господь: таким путем воспитывая и приуготовляя в нем будущего проповедника и исполнителя святого наставления.

    В 1820 году Родион переехал со своим семейством в Новохоперский уезд, Воронежской губернии, где жил до двадцатилетнего возраста. Он был полезным помощником отца, привыкая постепенно к ремеслу портного. Отец не хотел было его этому учить, не желала и мать его. Она с семилетнего возраста предрекала ему монашество. Но юноша сам хотел заняться отцовским ремеслом, потому особенно, что тоже с детства чувствовал в себе стремление к монашеству и думал, что там, в монастыре, занятие это ему пригодится. В праздничные дни он вместе с семьей непременно бывал на Богослужениях в церкви. Два раза ездил на богомолье к Киевским святыням.

    Соответственно с наклонностью Родиона к уединению, любимым его развлечением в Новохоперске была охота. Для лучшего изучения портняжного ремесла Родион решил поехать в Москву. Выехав из Новохоперска 2 декабря 1825 года, Родион приехал в Москву. О своем пребывании в Москве старец рассказывал следующее: «В Москве мне с самого начала не повезло. Приехав без средств, без денег, я долго нуждался в самом необходимом, искал места, а никто не принимал меня… Вообще много мне пришлось в Москве видеть скорбей, нужд и искушений». Он испробовал нескольких портных, но от напряженных усилий в работе и разных скорбей изнемог и заболел. «Нужда и грудная болезнь спасали меня от многих пороков и помогли удержаться в благочестивом направлении мыслей, но, наконец, стал я замечать, что мысли мои начали от непрестанных соблазнов понемногу ослабевать в благочестии и я, достаточно уже обучившись ремеслу, решился уехать из Москвы домой».

    Пробыв в Москве три с половиной года, Родион вернулся домой и затем с семьей переехал в Саратов в 1829 году, где Пономаревы открыли свою мастерскую с артелью.

    Во время пребывания Родиона в Саратове было относительно его два брачных предложения, но в судьбах Божиих было о нем предопределено иное, и оба эти предложения не состоялись: одно по особенному действию Промысла Божия, за неожиданной, после скоротечной болезни, кончиной девицы, а другое по нерасположению в этом случае самого Родиона.

    Условия религиозной жизни в той местности, в которую Родион переселился, имели значительное влияние на дальнейшее направление его внутренней жизни. Город был наводнен раскольниками всяких сект, было немало и иноверцев: католики, лютеране, евреи и даже идолопоклонники. Несколько частных лиц направляли против раскола свои усилия. К этому кружку деятелей против раскола примкнул Родион Никитич. Он нашел для себя на этом поле поприще к широкой деятельности, в которой видел скорби и невзгоды. Особенно при обнаружении скопческой секты, когда он с единомышленными своими был, по недоразумению, привлечен к суду, от коего был освобожден лишь после четырехлетней тяжкой для духа подсудности. Таким образом, Промысл Божий скорбями и искушениями, терпением их, воспитывал будущего опытного наставника и старца. Миссионерская деятельность Родиона Никитича имела, по благословению Божию, благие результаты чрез возвращение в лоно матери св. Церкви многих и многих заблудившихся и погибавших душ.

    Между тем, внимательное изучение Библии и святоотеческих писаний, при жизненном опыте, понемногу открывало чуткой душе Родиона Никитича, что хотя и в мирской жизни занятия его были дела благочестия и преданности делу веры Христовой, но что возможна на земле и другая жизнь, лучшая и высшая той, которою он до того времени жил. Это - жизнь монашеская, и жажда этой жизни, которая его еще с детства влекла к себе, все более и более усиливалась. Чтобы ближе присмотреться к ней и уяснить себе, который из монастырей избрать для вселения своего, Родион Никитич провел часть 1837-го и весь 1838-й год в посещении большей части монастырей. Он побывал в Сарове, монастырях Суздальских, Ростовских, Белозерских, Тихвинских, Ладожских, Олонецких, Соловецком, Московских, Воронежских, Киевских, в Почаеве, в Пустынях Софрониевой, Глинской, Площанской. И, наконец, дух его успокоился в своих исканиях, найдя в Козельской Оптиной Пустыни то, что влекло его искавшую своего усовершенствования, душу. В начале своего пребывания в скиту Родион Никитич жил рядом с кельей живущего тогда там на покое высокодуховного мужа, бывшего Валаамского игумена, о. Варлаама. Впоследствии старец Иларион с благодарной любовью вспоминал об игумене Варлааме и благодетельном на себя влиянии его мудрых советов и примера его строгого трезвения и подвижнической жизни, столь важных особенно для новоначальных. «Придешь, бывало, к нему, - рассказывал впоследствии Родион Никитич, - и начнешь передавать: то-то, батюшка, я слышал, то-то я видел…». А игумен в ответ: «Что же от этого пользы-то? Лучше ничего не видеть и не слышать; старайся чаще поверять свои мысли, свое сердца». Такие и подобные им замечания служили Родиону Никитичу одним из средств приучения себя к монашескому благочинию.

    Делатель молитвы и безмолвия, старец игумен мирно скончался в 1849 году 26 декабря. Когда же, по переводе (1 декабря 1839 года) скитоначальника о. Антония в Малый Ярославец, на его место назначен был духовник обители старец Макарий, Родион Никитич был им избран в келейники, и в этом послушании пробыл со старцем Макарием в течение двадцати лет, т.е. до дня его блаженной кончины, последовавшей 7 сентября 1860 года. Как и другая братия, Родион Никитич исповедовался у преп. Макария, вместе с тем он ходил ежедневно на откровение помыслов в монастырь к преп. Леониду. Уроки смирения, любви и кротости Родион Никитич получал от преп. Леонида до самой кончины старца. Будучи еще в миру деятелем по вопросам веры и благочестия, учителем и примером для многих, Родион Никитич отныне предпринял многотрудный подвиг очищения собственного своего сердца от самых тонких внутренних движений самолюбия, самомнения и прочих страстей, для чего и подъял на себя спасительный крест послушничества, вполне предав свою волю и помышления в подчинение обретенному им духовному отцу и непрелестному наставнику. Наставления старца Макария, его жизнь и деятельность глубоко западали в сердце молодого инока и служили руководительным началом в дальнейшей его иноческой жизни.

    Старец Макарий держал себя с новоначальными строго, серьезно, воспитывая в братии безпрекословное монашеское послушание. Он не оставлял без взыскания ни одного, даже самого незначительного случая неповиновения старшим. Он также старался, по словам преп. Илариона, бывшего Родиона, «сохранить между учениками мир; заботился научить их любви к ближним и приучить к терпеливому несению неприятностей». Кроме послушаний, которые преп. Иларион нес как келейник своего старца, относившихся к личным потребам и успокоению своего старца, - послушаний, дававших преп. Илариону случай и возможность многое слышать и видеть, что не было слышно и видно другим, он, одновременно с этим, нес с терпением и любовью многие и другие послушания. Со дня поступления своего в скит и до принятия иеродиаконского сана, т.е. в течение двенадцати лет (1839-1852 годы), он, по требам скитской братии и хозяйства, был и огородником, и садовником, и варил квасы, и пек хлеб, и занимался на пасеке уходом за пчелами, не считая многих других отраслей хозяйства, по которым ему приходилось трудиться временно или постоянно.

    Эта внешняя деятельность трудовой жизни преп. Илариона была видна для всех, труды же его и преуспеяние во внутреннем делании сокровенны были в Бозе. Они имели, однако, внимательного и опытного ценителя: их наблюдало просвещенное духовным разумом око мудрого наставника, о чем и засвидетельствовал блаженный старец Макарий, передав в последние дни своей предсмертной болезни преп. Илариону, вместе с другим своим учеником, старцем Амвросием, продолжение после себя своей старческой деятельности, и вручив его духовному руководительству многих духовных детей своих.

    Приняв на себя от своего старца это послушание, преп. Иларион нес его до последнего дня жизни своей - по 18 сентября 1873 года.

    Долго пробыв ближайшим учеником преп. Макария, преп. Иларион, став скитоначальником и общим духовником обители через два с половиной года по смерти преп. Макария, старался и по управлению и по духовничеству поддерживать те порядки, которые были заведены его дорогим учителем.

    Пять раз в году, во все посты совершалась им исповедь всем относившимся к нему братиям - исповедь не общая, а с подробным опросом каждого исповедывающегося о всем касающемся до его внутренней жизни и устроения. Каждый по своей нужде получал при этом наставление для дальнейшей деятельности. Несмотря на такой труд и слабое здоровье, старец все-таки выстаивал все церковные службы, как известно, особенно продолжительные на первой и седьмой седмицах Великого поста. Заканчивалась братская, начиналась исповедь женского пола. Сестер монастырского скотного двора, монахинь, или мирян обоего пола, прибывших для того к старцу со стороны. Исповедь часто продолжалась до чтения правила «на сон грядущим». По субботам перед праздниками приходили для исповеди чередные иеромонахи и иеродиаконы.

    Преимущественно после вечерней трапезы, старшие монахи или имевшие особенную нужду, а многие почти ежедневно приходили к старцу, по заведенному порядку, для очищения совести откровением помыслов, покаянием и для получения себе от старца в руководство наставлений и совета, сообразно с устроением каждого. Старец говорил большей частью не от себя, а приводил слова и примеры из Св. Писания или святоотеческих писаний или припоминал, что в подобных случаях говаривал, советовал, или приказывал старец Макарий. Слова наставлений старца Илариона были кратки, ясны, просты и имели силу убедительности, потому что он сам первый исполнял то, что советовал братии, и сам уже опытно побывал в различных случаях, в которых приходилось наставлять братию.

    При занятиях с братией обители у старца не было отказа никому из посторонних посетителей, приходивших поговорить с ним о своих духовных нуждах. Во всякое время к нему был свободный доступ и знатным, и незнатным; и богатым, и бедным; и ближним, и дальним; и монашествующим, и мирским. Всех принимал старец, со всеми был одинаково обходителен и внимателен. Мужчин принимал в своей приемной келье, а женский пол в так называвшейся хибарке, особой пристройке, состоящей из сеней и небольшой келейке с одним окном, с отдельным входом извне скита, близ скитских ворот. В переднем углу хибарки, пред иконами Христа Спасителя и св. апостола Петра, висела лампадка и стоял аналой с крестом, исповедной книжкой и епитрахилью, чтобы желающие могли тотчас же приступить к исповеди.

    Многие из посетителей для того и являлись в обитель, чтобы поведать старцу Илариону о своих духовных нуждах как опытному наставнику. После обычных приветствий старец искусными вопросами вызывал откровенное объяснение посетителя о цели его посещения и составлял себе понятие о его душевном состоянии. Когда находил нужным, предлагал посетителю подготовиться к очищению своей совести, исповедованием, назначая для этого не менее трех дней, пересмотреть всю свою прежнюю жизнь с семилетнего возраста, припомнить и отыскать в себе преимущественно забытые грехи, в которых не было принесено покаяние, и в которых часто и таилась причина душевной болезни. Ежели же посетитель почему-либо не достигал этого, то старец сам на исповеди искусными вопросами уяснял, в чем дело, вызывал посетителя на воспоминание о нераскаянном грехе, по невниманию обратившемся в навык.

    Возбудив сознание и сокрушение о грехах, старец иногда, по степени и важности их, налагал на кающихся епитимии, сообразуясь с родом жизни, званием, состоянием, занятиями, здоровьем, возрастом, причем требовал, чтобы кающийся исполнял ее в точности и неопустительно. Епитимия состояла из молитв, покаянного канона, чтения кафизм, поклонов, раздачи милостыни, в прощении обид и оскорблений, примирении с обидевшими, возвращении долгов или чего неправильно присвоенного, оставлении неприличных для христианина навыков, забав и удовольствий, праздного времяпрепровождения и т.п. По исповеди допускал к принятию Св. Тайн. Многие, получив на исповеди от старца ощутительную пользу душевную, продолжали и после жить по наставлениям старца, исправлялись от душевных недугов и жили за молитвами старца благочестиво и благополучно и имели его уже своим постоянным духовником и наставником. Также много приводили к старцу страдающих нервными и душевными болезнями, которые чудесным образом, силою благодати, пребывающей в нем, он исцелял.

    Помимо устных сношений со старцем, многие обращались к нему письменно. Таким образом, последнее десятилетие своей деятельной и многоплодной жизни преп. Иларион провел не в упокоении и отдыхе, а в постоянных трудах как внешнего, так и внутреннего делания, оставаясь и по кончине своего старца его присным послушником и исполнителем его мудрых заветов и наставлений. Преп. Иларион был и продолжателем строительной деятельности своего старца. Он после смерти преп. Макария принял деятельное участие в перестройке скитской церкви. Последний искус, смотрением Божиим определенный старцу к усовершенствованию меры его духовного возраста, была тяжкая, почти двухлетняя болезнь. Много трудов понес старец в этом новом мучительном испытании духовных сил его, усугубив тем самым, уже и до того обильно им умноженные, от Бога данные таланты. В своей болезни старец не о том просил Господа, «да взятием возмется искушение», но о том, да подаст ему Отец Небесный в сем искушении терпение. Врачей старец принимал, понуждаемый к тому лишь любовью к духовным своим детям, уступал их желанию и усердию, а также и потому, что, находя себя в обилии своего смирения много согрешившим пред Отцом своим Небесным, считал себя за то достойным понести и изреченное премудрым Сирахом наказание: согрешаяй пред Сотворшим его, впадет в руце врачу (Сир. 38, 15).

    Видевшие старца Илариона на предсмертном болезненном одре, были свидетелями высоты его терпения, кротости и смирения, какой на земле и в мыслях не многие достигают. В течение болезни старец был два раза (13 марта 1872 года и 25 июня 1873 года) особорован св. елеем и часто приобщался Св. Христовых Тайн, а с 17-го августа, в последние тридцать три дня своей жизни, ежедневно освящался сим таинством. Четыре последние недели старец провел, томясь день и ночь без сна и возможности какого-либо движения на кресле, ибо высоко поднявшаяся в груди вода уже не дозволяла ему принимать лежачее положение. До последних дней жизни старец не оставлял исполнения всех положенных в скиту келейных молитвенных правил, а равно, и полного правила для причащающихся. 18 сентября, выслушав в последний раз утреннее правило, и приняв в первом часу утра Св. Тайны, в шесть часов утра старец Иларион скончал свой многострадальный подвиг. Тихая, благодатно-мирная кончина последовала в полном сознании и памяти. Преподобный выпрямился на кресле и, после нескольких замедленных вдыханий, не озираясь ни направо, ни налево, предал Господу дух свой.

    {mospagebreak title=Чудеса преподобного Илариона}

    Чудеса преподобного Илариона Оптинского

    Дар исцеления

    Много приводили к преп. Илариону страдающих нервными и душевными болезнями, которых обычно называют «порчеными». Преп. Иларион был твердо убежден, что полное искреннее покаяние, всепрощение обидевших и примирение со враждующими есть лучшее лекарство от недугов душевных, ибо причиной подобных болезней, как находил старец, бывает часто непримиримая вражда, раздоры семейные и тяжкие нераскаянные грехи. Эти различные причины болезней старец без затруднения распознавал чрез искусные расспросы болящего и иными ему ведомыми путями, иногда и по самому крику «порченых» и его свойствам, и при помощи Божией врачевал их благодатью таинства Покаяния. Старец указывал больным не мнимую, а действительно найденную им причину их болезни и приводил к сознанию, раскаянию и сокрушению о своих грехах. Если больные указывали на кого-либо, как на причину своей болезни, что часто бывало с нервными больными, то старец Иларион, советовал тогда испросить у того лица прощения, если оно живо, а если скончалось, то примириться с ним, отслужить на его могиле панихиду о его упокоении, подавать о поминовении на проскомидиях и дома за него молиться, принести покаяние и принять епитимию, и положить начало добродетельной жизни. Кроме таких советов, давал им на дом Богоявленскую воду, св. артос и масло из лампадок, горевших на могилках почивших старцев Льва и Макария.

    Однажды старец что-то сверх обыкновения замедлил и долго не выходил из хибарки, в которой исповедовал женщин; его ожидало много посетителей и посетительниц. Пошли узнать, с кем он там был занят, и узнали, что у него в это время была на исповеди упорнейшая душевнобольная. Старец заставлял ее налагать на себя крестное знамение и говорить свои грехи, но она крепко противилась и не хотела произносить их, кричала и ругала старца грубыми, непристойными словами. Преп. Иларион, не обращая внимания на ее брань, добивался только того, чтобы она пришла в полное сознание и покаялась в том грехе, за который так сильно страждет. Наконец, после многих усилий больная созналась, покаялась и обещала выполнить все то, что ей посоветовал старец. Отпуская, старец снабдил ее св. артосом и св. водой.

    Одна сорокалетняя крестьянка Одоевского уезда, часто посещавшая обитель, сама рассказывала, что в продолжение многих лет сильно страдала припадками, сопровождавшимися корчами, судорогами, криком на разные голоса. В состоянии припадка она неистово кричала, бранилась и обнаруживала такую неестественную силу, что несколько мужчин не могли удержать ее. Много наслышавшись о преп. Иларионе, она обратилась к нему за помощью. Как всегда, так и в этом случае старец исповедал ее во всех грехах, особенно нераскаянных, и вот благодатной силою таинства Покаяния она получила чрез старца совершенное исцеление. Припадки не возвращались, и она стала здорова и покойна, глубоко признательная за полученную помощь. Она жива была еще в 1877 году и лично известна многим братиям.

    Спасение от самоубийства

    Один купеческий приказчик из Нижнего, средних лет, холостой, страдал несколько лет болезнию, не дававшею ему покоя. Он, по словам его, ощущал, что кто-то пошептывает ему мысли о самоубийстве. Подойдет он к воде, голос шепчет ему: «Зачем тебе больше жить на свете? Утопись!» Увидит он огонь, голос внушает ему кинуться в огонь. Увидит он нож или какое острое орудие, голос внушает ему зарезаться, так как незачем ему оставаться на свете. Исхудалый, изнуренный, со впалыми от душевного недуга глазами, он приехал с матерью своею в обитель, был у старца и на вопросе, отчего он страждет, объяснил, что, по его убеждению, он болен оттого, что, когда ему еще было два года, мать прокляла его. Старец долго занимался с ним, подробно расспросил его, о чем находил нужным, и заключил, что причина болезни не та, которую он приводит, а другая, и болезнь послана ему в наказание за ложные взгляды относительно своей матери. Мать была добрая старушка и очень его любила, и желала ему всякого блага, а он думал, что она сделала его несчастным на всю жизнь. Долго он не соглашался с мнением старца. Наконец, на исповеди старец, с помощью Божией, убедил его оставить ложное мнение, что его прокляла мать, и вместо того смириться перед нею и с чувством раскаяния испросить у нее прощения в оскорбительном мнении о ней. Исполнив наставление старца, он удостоился принятия Св. Таин и явился к старцу уже в обновленном виде – покойный и счастливый; погибельных внушений он уже не слыхал; совесть его умиротворилась, и душа его, освященная таинствами Покаяния и Причащения, возвратилась к светлой жизни. Возвратясь в Нижний, он уже вел жизнь свою по наставлениям старца.

    Тульской губернии, Богородицкого уезда купец, тридцати пяти лет, трезвый, более года страдал душевной болезнью: ему представлялось, что все насмехаются над ним и над его действиями и что какие-то незнакомые ему люди, куда бы он ни пошел, преследуют его и намереваются лишить его жизни. Эти мысли ни днем, ни ночью не давали ему покоя, и он уже несколько раз приходил к мысли о самоубийстве и тем самым наводил страх на все свое семейство. По убеждению матери, И. В. приехал в обитель и объяснил свое положение старцу Илариону. Старец несколько раз подолгу с ним занимался и нашел у него затаенный грех, который он не исповедал священнику, сомневаясь в прощении его. Старец убедил его, что нет греха, который бы не прощало человеколюбие Божие, если в нем каются, и купец на исповеди принес в нем покаяние и, получив разрешение, удостоен был причащения Св. Тайн. При прощании старец сказал ему: «Ну, поезжай с Богом; теперь тебя преследовать и вязать не будут». Так действительно и было: И. В. совершенно выздоровел от своего мучительного недуга.

    Исцеление помешанного

    Новосильского уезда купец был два года одержим недугом, не дававшим ему ни минуты покоя и доводившим его до безумия. Ему представлялось, будто со всех сторон его преследуют, хотят вязать и лишить жизни. Не будучи поэтому в состоянии заниматься своим торговым делом, А. Е. бегал от людей с блуждающим взором, произнося безсмысленные слова. Домашние боялись, чтобы он в припадке безумия не лишил себя жизни. Более всех обезпокоена была этой болезнью его жена, придумавшая, наконец, свозить его в Оптину Пустынь. Прибыв в обитель, она объяснила старцу болезнь мужа и просила его помощи. Старец долго занимался с ним и из расспросов дознал, что главная причина болезни была его вражда и непокорность отцу, которую он таил в своем сердце. Старец долго убеждал А. Е. оставить злобу и просить у отца прощения, доказывая ему, что только в таком случае он может надеяться на помощь Божию и избавиться от болезни. Больной сперва долго упорствовал, оправдывал себя, а отца обвинял, но, наконец, изъявил готовность исполнить все, что приказывал ему старец. Старец исповедал его, и больной, пробыв в обители после принятия Св. Тайн еще три дня, поехал домой к отцу совершенно здоровым. Теперь, в душевном мире и спокойствии, он занимается в Москве своими торговыми делами, благодаря Бога и старца Илариона.

    Избавление от безотчетного страха

    Города Белева купеческий сын П. М., занимаясь у отца торговлей, долго страдал душевным расстройством, задумывался, подвергался безотчетному страху, причем часто и видимые предметы представлялись ему не такими, какими они на самом деле были. Наконец, он стал теряться рассудком. Прибыв в обитель, что сделать посоветовали ему родные, больной обратился к старцу Илариону. Старец исповедал его и помог ему советом. Больной с 1870 года совсем остался в обители и живет в ней и ныне мантийным монахом, хотя прежде не только желания, но и мысли у него не было о монашеской жизни.

    Не одни нервные или душевнобольные получали, при помощи Божией, от старца облегчение; старец оказывал помощь многим и в других состояниях и обстоятельствах жизни, когда обращавшиеся к старцу добросовестно исполняли полученные от него наставления.

    Избавление от неверия

    Студент Московского университета, тульский помещик А. П. А. дошел почти до полного неверия в Бога. Быв проездом в обители, он имел продолжительные беседы со старцем. Полные искреннего участия и душевной доброты слова старца подействовали на молодого человека. Он согласился признать свои заблуждения, провел, по предложению старца, в обители несколько дней, исповедался, принес покаяние, сподобился принять Св. Тайны, к чему пред тем уже несколько лет не приступал, и поехал в Москву верующим и благочестивым христианином.

    Прозорливость старца Илариона

    Мать благочестивого семейства (Тульской губернии, Богородицкого уезда) Т., глубоко уважавшая советы старца – своего духовного отца, приехала в обитель просить его совета относительно вступления в брак своей дочери. К ней сватались три жениха, и они решили поступить в выборе так, как посоветует им старец. Три дня ходили они к старцу, желая услышать, что он им скажет. Казалось, что старец и выбрал одного из трех женихов, но три дня не объявлял им своего решения, и на их вопрос: «Как же вы, батюшка, нас благословите?», отвечал: «Ах, дочка, дочка! Жаль мне тебя, но как же мне с тобой быть? Погодим еще!» На четвертый день он им сказал: «Ну, дочка! Когда уж плыть, так плыть. Переплывешь – будешь человек. Видно, Богу так угодно». Преп. Иларион подразумевал под этими словами, что много скорбей придется перенести девице по выходе замуж. Слова старца сначала показались загадочными, но после, по вступлении девицы в брак, они оправдались. Вначале ей в семействе мужа было очень трудно; пришлось переносить много скорбей и огорчений, так что и крепкое здоровье ее порасстроилось, и духом начала она слабеть. Вспоминая слова старца, Т. ими себя укрепляла, ожидая изменения обстоятельств на более благоприятные. Тяжелое положение ее продолжалось года три. Наконец, неожиданно все изменилось: здоровье ее снова поправилось, и с этих пор она и доныне живет счастливо, благословляя память старца.

    Молодой человек из купеческого семейства после четырехлетнего супружества овдовел. Ему стали сватать новую невесту. Когда родной брат его поехал в Оптину Пустынь, он поручил ему испросить у старца о. Илариона благословения на второй брак. Старец дал такой ответ: «Скажи брату, пусть он погодит еще годок, да приедет к нам, и мы посмотрим, не годится ли он нам». Сам съездить к старцу молодой человек не нашел времени, все откладывал, а между тем невесту ему сватали. Не повидавшись лично со старцем, он не исполнил его заочного совета и вторично женился. Но через три с половиной недели вторая жена тоже умерла. После того ему предлагали вступить в третий брак. Тогда он поехал в обитель лично благословиться у старца. Старец принял его с участием и сказал: «Что, не послушался? Вот тебе и женитьба!» Пробыв несколько дней в обители, он у старца на исповеди изъявил желание вместо женитьбы поступить в обитель. Старец спросил, давно ли у него явилось это желание? Тот отвечал: «Всего несколько часов». Старец сказал: «Нужно прежде поиспытать себя некоторое время». По окончании же исповеди с улыбкой сказал: «Ну, приезжай, приезжай, мы тебя примем». Вскоре тот оставил семью и в 1865 году поступил в скит, где и теперь живет мантийным монахом.

    Родная племянница Белевского соборного протоиерея Ивана Васильевича Глаголева, находившегося в дружелюбном общении со старцами Леонидом и Макарием, очень благорасположенного к Белевской девичьей обители и к благочинному Белевского девичьего монастыря г. Белева (см. описание Белевского девичьего монастыря, 1863 г., стр. 97-98), с шести лет жила в монастыре игуменьи Павлины вместе с племянницей ее, монахиней М., была клиросной и имела приятный голос. Однажды две сестры из певчих вышли из Белева в один из Московских монастырей, впоследствии они увлекли с собою и Машу. Но в Москве она была недолго покойна, совесть ее не замолчала: с нею сделались нервные припадки. Некоторые Белевские сестры просили старца помолиться о ней. Старец говорил, что Господь силен обратить ее и возвратить в прежнюю обитель с сознанием и раскаянием. Слова старца оправдались: в июне 1871 года она возвратилась в Белевскую обитель.

    Когда она пришла к старцу, в хибарке было много народу; она плакала у ног старца, который с обычной любовью принял ее, говоря: «Маша! Ты еще жива? Слава Богу! Верно, молитва матери игумении дошла до Бога». Она сказала старцу: «Милостивый батюшка! Ежели есть подобной мне грешнице милость у Господа, спасите меня! Вся моя надежда после Бога на вас и ваши молитвы, которым я давно и вручила себя!» Старец сказал: «Милостив Господь! Не отчаивайся, веруй и надейся; только бы принести истинное покаяние во всем, что тяготит твою совесть, и с помощью Божией положить благое начало!» Старец хотел, не откладывая, заняться с больной, но с нею повторился припадок. Бывшие с нею сестры, полагая, что она не скоро прийдет в себя, объяснили старцу, что с нею нередко бывают такие припадки, и предлагали, не угодно ли будет старцу оставить ее до следующего дня. Но старец, внимательно и озабоченно следивший за припадком, решил не откладывать. Он велел келейнику подать св. Богоявленской воды, благословил больную и дал ей выпить; больная выпила и стала спокойнее, наконец и совсем успокоилась. Нужно было видеть, с каким сердечным участием наблюдал за нею старец! Больная на несколько минут уснула легким сном. Старец велел одной из сестер наблюдать за нею, чтобы, как только придет в чувство, исповедать ее, а сам, между тем, продолжал принимать других посетительниц, которых на этот раз было много. Спустя несколько времени, больная очнулась. Старец, оставив занятия с другими, спросил ее: «Что с тобой теперь?». Она отвечала: «За вашими св. молитвами со мной почти все прошло, только в глазах еще темно». «Ты все помнишь? Можешь исповедоваться?» – спросил старец. «Все помню, милостивый батюшка!» И просила, если можно, исповедать ее. Старец после этого занимался с нею более часа. По окончании исповеди утешал ее как дитя, дал ей свои четки, своего служения просфору, св. воды и артос. Воду благословил ей пить при появлении припадка. Отпуская больную, благословил ее и сказал: «Благодари Бога: теперь будешь ты жива, а ежели бы даже пришлось и умереть, – милостив Господь! Буди Его святая воля! Помни же, что лучше быть учеником ученика, нежели жить, полагаясь на свой разум и по своей воле», – и, обращаясь к сопровождавшим ее сестрам, приказал, чтобы не оставляли больную. По уходе больной старец очень был утешен тем, что она могла принесть чистосердечное покаяние, и говорил: «Сестры хотя и думают, что она не так опасна, но Бог знает? И здоровые иногда умирают, а больная, да еще в таком страдальческом положении, тем более не безопасна. Мы не знаем, что с нами может случиться и в следующую ночь или завтра. Что только можно было сделать, чтобы помочь бедной, – все сделано. В подобных случаях не должно откладывать, а пользоваться каждой минутой, чтобы не упустить душу, ищущую спасения, без возможной помощи».

    Возвращаясь в гостиницу, больная говорила сестрам: «Други мои! Как у меня теперь легко на душе. Давно не ощущало мое грешное сердце такого отрадного спокойствия духа и такого необъяснимого чувства, какое я вынесла от батюшки. Слава Богу за все!» Она попросила засветить лампадку, выпила св. воды, взяла четки, полученные ею от старца, и легла на койку, перекрестив и себя, и ее крестным знамением. Сестры оставили больную и пошли ужинать. Поужинав и поговорив между собою о той утешительной перемене, которая в этот вечер произошла в состоянии больной, они возвратились к ней, чтобы вместе читать правило «На сон грядущим», но нашли Марию уже уснувшей вечным сном.

    Узнав о кончине ее, старец сказал: «Этого нужно было ожидать, потому я и не решился вчера оставить ее без исповеди», –и привел повесть из Пролога (14 июля) о том, как одна сестра вышла из обители в мир (в Солуни) и потом чрез несколько времени греховной жизни пришла к воротам монастыря своего с чистосердечным намерением принести покаяние, но павши пред вратами, внезапно скончалась. Одному епископу было об ее кончине такое откровение: Ангелы защищали душу ее, говоря: «Она столько лет работала нам». Бесы возражали им: «Она и в монастырь-то шла с леностью, как же вы говорите: она покаялась?». На это Ангелы сказали: «Бог видел разум ее, на то уже преклонившийся, и принял ее покаяние, ибо покаянием она владела, сложившись с помыслом о нем, жизнью же владеет Владыка Бог».

    К погребению приехали и игуменья Павлина с сестрами, между которыми были певчие. Старец пожелал сам отпевать усопшую, но неожиданно то же намерение возымел и о. игумен, так что отпевание совершали в кладбищенской церкви о. игумен, старец Иларион и совершавший Литургию о. казначей Флавиан. Умилительно было видеть старца, слабым и взволнованным голосом прочитавшего над усопшей Разрешительную молитву.

    10 июня 1871 года в четверг, в седьмом часу вечера, больная была в хибарке на исповеди, а в одиннадцатом часу скончалась на двадцать втором году жизни; в воскресенье 13-го числа было совершено погребение усопшей на новом монастырском кладбище Всех Святых.

    Из записок белевской монахини Михаилы (Болотниковой)
    Предсказание игуменства.

    Мы – четыре родные сестры, поступили в разные времена в святую Белевскую обитель. Сначала одна сестра, до того проживавшая уже семнадцать лет в другой обители (в рясофоре – Серафима, а потом – игуменья Макария), перешла из Великолуцкой в Белевскую, для батюшки о. Макария; другая сестра, уже несколько лет спустя после нее, поступила к ней в сожительство из миру (потом – схимонахиня Илариона). А мы – две сестры (Михаила, в миру Александра, и Магдалина), вошли обе вместе с особую келью и еще позже того, кажется, в 1858 году. По кончине старца нашего о. Макария, мы – все четыре сестры, поступили по его благословению под руководство ближайшего ученика его, батюшки о. Илариона.

    Перешедшая в Белев из другой обители (Великолуцкой), сестра, м. Макария, издавна болезненная, одну зиму хворала более обыкновенного, но по желанию повидать старца с трудом собрала силы, добралась до Оптиной и говорит батюшке о. Илариону: «Должно быть, мне, батюшка, уже недолго жить!» А батюшка отвечал: «Нет, ты не умрешь, а мы тебя еще игуменьей сделаем». По возвращении в Белев сестра узнает, что наша м. игуменья получила известие о неожиданной кончине Тульской игуменьи, а вскоре владыка назначил больную сестру нашу на ее место. К этой внезапной скорби сестры владыка еще приказал, чтобы назначенная в игуменьи к Св. Пасхе была уже в Туле. Это было Великим постом – самая бездорожица. Сестра с этой неожиданной двойной скорбью опять приезжает к батюшке и говорит, что она теперь, по болезненному своему состоянию, не в силах выдержать такой дурной дороги, а батюшка, успокаивая ее, отвечал: «Зачем теперь? Когда будет сухо и тепло, тогда мы и повезем Макарию». Так и случилось. Владыка отложил потом приезд новоназначенной игуменьи до просухи: ее повезли в мае, и батюшкино предсказание сбылось. Ей было там очень трудно. Там она за святое послушание провела на невольном кресте шесть лет. Теперь она избавилась от оного и доживает болезненные дни свои на покое.

    Когда уже эта сестра моя была на покое, то батюшка несколько раз повторял: «Смотри, чтобы тебя опять не выбрали в игуменьи!» Мы это считали за шутку, но, к удивлению, слово батюшки сбылось. Когда она еще слабее стала здоровьем и было ей за семьдесят лет, внезапно получает она письмо, в котором ей одно, как видно значительное, лицо той обители (не тульской) предлагало место игуменьи, прося известить, согласна она или нет на предложение, уверяя притом, что заботы сестре не будет никакой, а все нужные к ее определению шаги это лицо берет на себя. Сестра отказалась от предложения.

    Теперь скажу о себе. Когда мы с сестрой приобрели в Белевском монастыре свою келью, то батюшка иносказательно намекал нам, как впоследствии объяснилось, что она, келья, непрочна; мы же в то время не поняли намеков и, получив средства, просили у батюшки благословения ее отделать внутри, а также и снаружи обить ее тесом и покрыть железом. Батюшка очень на это не соизволял, благословляя нас жить в ней, какая она есть; и только по неоднократной нашей просьбе, особенно моей нетерпеливой, неохотно согласился на означенные переделки, настрого нам притом наказав, чтобы отнюдь никаких более того поправок не затевать и не делать. Эта настойчивость на своей воле и ослушание, оказанное св. старцу, остались мне, грешной, на всю жизнь мою за самоукорение.

    Переделка эта обошлась нам около трехсот рублей. Когда же сестра отправилась на игуменство в Тулу, то мы, по благословению старца нашего и нашей матери игумении, последовали за нею, а келью свою продали за цену, за какую сами ее купили, так что отделка оной осталась нам в убыток.

    В это время мы имели более средств, а кроме того, и надежды на будущее. В настоящее же время, когда средства наши поограниченнее стали, пооскудели, то и лишение это чувствительнее стало.

    Вот и еще потеряла я от своей безпечности и медленности в исполнении воли старца. Батюшка о. Иларион благословил нас с сестрой передать на случай смерти одна другой, т.е. чтобы сестра передала мне свое достояние, а я, по безпечности, сестре о том не напоминала, все откладывала, думая, что еще успеем, как вдруг сестра внезапно занемогла и скончалась.

    Так, перебирая многое из своего прошлого, невольно познаешь невозвратимую утрату дорогого времени, которым я, грешная, по своему нерадению не умела пользоваться.

    При жизни сестры мы с нею очень желали поклониться угодникам Божиим, Святителям Тихону и Митрофану (Воронежским), но прежде по обстоятельствам этого сделать не могли, потому и не просились у батюшки. Получив же возможность и найдя дешевого извозчика, мы с этой приятной вестью приехали к батюшке попросить благословения пуститься в путь, в полной уверенности, что отказа с его стороны не будет, но, к удивлению нашему, батюшка нас не благословил ехать, сказав: «Подождите, еще дешевле и веселее съездите», что вскоре и сбылось; вовсе неожиданно съездили, не только дешевле, но совсем почти без всякого расхода и притом в этой поездке, за его святые молитвы, все решительно благоприятствовало к нашему утешению. Батюшка благословил нас возвратиться из Задонска опять через Оптину и очень нас утешил, особенно сестру; необыкновенно был к ней милостив, проводил нас до крыльца хибарки, смотря вслед нам, пока мы скрылись из виду по скитской, увы! – бывшей приятной дорожке, по которой некогда мы ходили в скит к батюшкам о. Макарию и о. Илариону (писано в 1876 г.), и уже очень поздно пришел, родимый, к нам в гостиницу, неожиданно сказав: «ЯКеще пришел с вами проститься!» Когда сестра благодарила за все милости и утешения, которые батюшка особенно ей оказывал, то он сказал: «Ну, а теперь готовься!» Может быть, батюшка и пояснил бы, но мы обе промолчали: должно быть сестра не поняла, а я, хотя и догадывалась о значении его слова, но, по искушению, поопасалась удостовериться. Батюшка уже по отеческой любви своей, желая, видно, вразумить, чтобы сестра готовилась к переходу в вечность, подождавши несколько, опять спросил ее: «Магдалина, будешь-то ты здорова?» – она отвечала: «Буду, батюшка, за ваши святые молитвы». В то время она совершенно была здорова, по приезде же в тульскую обитель вскоре занемогла тифозной горячкой и скончалась.

    Много нас, батюшкиных деток, собралось ко дню его ангела; все стояли около него; ближе всех стояла сестра (м. Илариона), бывшая в то время здоровою. Была у нее только одна давнишняя болезнь, по случаю которой она тихонько, на ушко, спросила у батюшки благословения носить бандаж, а батюшка при всех вслух ей отвечал: «Зачем? Земля все покроет». Потом, как бы вообще, сказал: «На будущий год в этот день здесь кого-нибудь не достанет», – и, взглянувши на сестру, прибавил: – Вот, может быть, и дерево уже срублено, привезено и гроб сделан». Это было сказано 21 октября, а на другой день 5 сентября сестра скончалась, и точно, неожиданно похоронили ее в готовом гробу.

    Еще в девятый день по преставлении батюшки, во время панихиды одна женщина спросила меня: по ком это служат? Когда я отвечала, что служат по старце Иларионе, то она вдруг заплакала горько, потом сказала, что она много лет была душевно больна, а «он, мой кормилец, меня вылечил». Да и много подобных случаев встречалось, всего не могу припомнить.

    Извещение свыше старцу Илариону

    Одна помещица страдала серьезным внутренним расстройством. В Москве ее болезнь признали очень опасной, трудно или почти неизлечимой, так как была сильно запущена, и помещица возвратилась из Москвы в трудном положении. В начале августа 1871 года она поехала в Киев, чтобы лечиться там у известного доктора. Однажды старцу выразили опасение относительно неисцелимости и вероятности плохого исхода ее болезни. Старец не отвергал это опасение; был, напротив, как бы тревожен, и сам разделял их. Но удалившись затем из своей приемной в спальную келью и пробыв в ней в удалении около четверти часа, старец снова возвратился в приемную и уже стал положительно говорить в том смысле, что болезнь ее пройдет, и о том, что помещица, по возвращении из Киева, будет делать. Очевидно, старец в спальне по молитве получил извещение о благополучном исходе ее болезни. Действительно, помещица после киевского лечения совсем поправилась.

    Предсказание выздоровления

    Около масленицы 1873 г., уже во время последней болезни старца, сильно заболел монах о. Василий; вследствие сильно развившегося острого ревматизма у него онемела вся левая половина тела, от темени головы до оконечности ноги; онемел нос, потерялся слух и способность движения левых членов. Лицо больного было как маска: правая половина оставалась в обыкновенном положении, а левая похудевшая, сморщенная, съежившаяся. Доктор признавал положение больного очень опасным. Когда болезнь была уже в сильнейшем развитии, то старец положительно сказал мне (не видав больного), что отец Василий останется жив. И, действительно, он оправился и жив был еще в восьмидесятых годах.

    Разрешение безплодства молитвами старца

    Быв однажды в Оптиной Пустыни, я видела одну женщину, которая мне с благоговением рассказала следующее. Семнадцать лет уже не было у нее детей; жили они с мужем достаточно, но сильно горевали, что не имели детей. Пришла она со своим горем к батюшке о. Илариону. Он ей благословил сходить в Задонск и, кажется, в Воронеж и прибавил: «А на будущий год придешь сюда с ребенком». И как раз в мае, через год, она пришла к батюшке с сыном.

    {mospagebreak title=Поучения преподобного Илариона часть 1}


    (часть 1)

    Много учил преп. Иларион о незлобивом и безгневном перенесении оскорблений, учил принимать их с самоукорением, как посланные Промыслом Божиим за грехи наши для душевной пользы.

    Не стыдись обнажать струпы твои духовному наставнику и будь готов принять от него за грехи свои и посрамление, чтобы чрез него избежать вечного стыда.

    Церковь есть для нас земное небо, где Сам Бог невидимо присутствует и назирает предстоящих, поэтому в церкви должно стоять чинно, с великим благоговением. Будем любить Церковь и будем к ней усердны; она нам отрада и утешение в скорбях и радостях.

    В ободрение скорбящих старец часто говаривал: Аще Господь по нас, кто на ны? (Рим. 8:31).

    Каждое дело необходимо начинать с призыванием в помощь имени Божия.

    Часто говорил старец о хранении совести, о внимательном наблюдении за своими мыслями, действиями и словами, и о покаянии в них.

    Учил немощи и недостатки подчиненных нести благодушно. «Замечания делай, – наставлял старец, – не давая пищи собственному самолюбию, соображая, мог ли бы ты сам понести то, что требуешь от другого».

    Если чувствуешь, что гнев объял тебя, сохраняй молчание и до тех пор не говори ничего, пока непрестанной молитвой и самоукорением не утишится твое сердце.

    Полезнее для души сознавать себя во всем виноватым и последним из всех, нежели прибегать к самооправданию, которое происходит от гордости, а гордым Бог противится, смиренным же дает благодать.

    Часто старец приводил изречение апостола: «Истинная любовь не раздражается, не мыслит зла, николиже отпадает».

    {mospagebreak title=Поучения преподобного Илариона часть 2}

    Поучения преподобного Илариона Оптинского
    (часть 2)

    Если чувствуешь, что гнев объял тебя, сохраняй молчание и до тех пор не говори ничего, пока непрестанною молитвою и самоукорением не утишится твое сердце.

    Мы не должны приписывать молитве своей чудодейственную силу, не должны думать, что просимое нами всегда Господом исполнится. Это мнение исходит от гордости и ведет в прелесть.

    Монашеское дело наше: смириться, да поклониться, да попросить прощение - тем и оправдан.

    При разговоре с другими осторожность в словах не мешает иметь, и молитву Иисусову на уме держать в то же время можно.

    Должно стараться о всех людях иметь хорошее мнение. Один Бог - Сердцеведец, мы же о людях безошибочно судить не можем.

    В случае какого-либо поползновения в делах, словах и мыслях нужно тотчас раскаиваться и, познавая свою немощь, смиряться и понуждать себя видеть свои грехи, а не исправления: от рассматривания грехов приходит человек в смирение и сердце сокрушенно и смиренно стяжавает, которого Бог не уничижит.

    В помыслах самохваления надо смотреть свои грехи и помнить, что без помощи Божией мы ничего доброго и полезного не сделаем, наши одни только немощи и грехи.

    Похвалам о себе не внимай и бойся их, помни - кто-то из святых отцов говорит: если кто хвалит тебя, жди от него и укоризну.

    Ежели вы свое собственное сердце умиротворите к гневающемуся на вас, то и его сердцу Господь возвестит примириться с вами.

    Желая жить или умереть там-то, а не там-то, мы составляем свою волю, желаем исполнять свои желания, чего мы делать не должны. Ни о чем таком не молите Господа, а молитесь, да будет над нами Его святая воля.

    Потерпим немного, и получим вечное блаженство. Предадим забвению все утехи и радости земные - они не для нас. Сказано: где сокровище наше, тут будет и сердце наше (срв. Лк. 12:34), а сокровище наше на небеси, поэтому будем стремиться всем сердцем к Небесному Отечеству. Там все скорбное наше превратится в радость, поношение и уничижение - в славу, печали, слезы и воздыхания - в утешение, болезни и труды - в вечный безболезненный покой.

    Когда пришла к нам скорбь, нужно ждать утешения, а за утешением нужно ждать опять скорби.

    Нельзя прожить так, чтобы никто нас не опечалил или не оскорбил, а Апостол говорит: яко многими скорбьми подобает нам внити в Царствие Божие (Деян. 14:22), и тяготы друг друга носите, и тако исполните закон Христов (Гал. 6:2). Будем поэтому просить, чтобы нам с самоукорением и смирением нести скорби, не быть побежденными от зла, но благим побеждать злое и с Пророком сказать: с ненавидящими мира бех мирен (Пс. 119:6).

    В случае какого-либо поползновения в делах, словах и мыслях необходимо тотчас раскаиваться и, познавая свою немощь, смиряться и понуждать себя видеть свои грехи, а не исправления; от рассматривания грехов приходит человек в смирение и сердце сокрушенно и смиренно стяжавает, которого Бог не уничижит.

    Читая писания святых отец, мы видим, что желающему очистить сердце от страстей нужно призывать Господа на помощь.
    - Это так, но мы не можем творить молитву Иисусову без расхищения мыслей. С новоначальных не взыскивает Бог нерасхищаемой молитвы, она приобретается многим временем и трудами; как писание святых отец говорит: «Бог дает молитву молящемуся», а молиться все-таки продолжать надо, устами и умом.

    {mospagebreak title=Канон преподобным отцем и старцем, в Оптиной пустыни просиявшим}

    Канон
    преподобным отцем и старцем,
    в Оптиной пустыни просиявшим

    Песнь 1

    Ирмос: Грядите, людие, поим песнь Христу Богу, раздельшему море, и наставльшему люди, яже изведе из работы египетския, яко прославися.

    Како восхвалим вас, преподобнии отцы Оптины Пустыни, добре подвиги совершисте, веру спасительную соблюдосте, и весь мир своим богоугодным житием удивисте.
    Вземше на рамена своя благое иго Христово, подвизалися есте, отцы преблаженнии, шествовати в царство вечныя жизни тесным путем и достигли есте славы небеснаго предстояния пред Престолом Бога Вышняго.
    Слава: Кто испыта труды ваша и болезни, отцы святии, кто виде слезы и поты вашего многоскорбнаго жития, имиже соделали есте души ваша сосуды многия благодати Божия?
    И ныне: Мати Бога Истиннаго, приими мольбы рабов Твоих, ищущих Твоего заступления. Ты бо еси пристанище необуреваемое православных христиан.

    Песнь 3

    Ирмос: Утверди нас в Тебе, Господи, древом умерщвей грех, и страх Твой всади в сердца нас, поющих Тя.

    Славу мира сего ни но чтоже вменив, житие чистое избрал еси, преподобне отче Льве, восприяв великую схиму, яко огнепальньй щит непрестанныя молитвы противу козней демонских, и царство вечное наследовал еси, Христу подражая всем житием твоим.
    Богу содействующу, истинное жительство духовное во обители Оптине насадил еси, якоже древнии учителие монашескаго делания, блаженне отче Льве, мо лися о спасении душ наших.
    В Бозе ревностию исполненный, духовное окормление подвигом старчества людем явил еси, и тем просиял еси яко первоначальник сего спасительнаго делания, преподобне отче наш Льве.
    Слава: Научи нас, достоблаженне отче Льве, чтущих святую память твою, житию во Христе, имже сам угодил еси Богу, да и нас, неключимых рабов Своих, всещедрый Господь просветит светом разума и спасет души наша.
    И ныне: Бога воплощаема из Тебе зряще, Дево, ужасахуся страхом и трепетом горние силы, и яко сущую Богородицу тя непрестанно величают.

    Седален, глас 4:

    Житейское море воздержанием без труда преплывше, ко пристанищу мысленному безстрастия пристали есте, преподобнии отцы и богомудрии.

    Слава, и ныне, Богородичен:

    Девство и рождество выше естества и слова в Тебе Богородице стекостеся, яко Бога Воплотившагося родила еси, Спаса душ наших.

    Песнь 4

    Ирмос: Услышах, Господи, славное Твое смотрение, и прославих, Человеколюбче, непостижимую Твою силу.

    Житие твое, преподобне отче Амвросие, яко солнце в сердцах верных возсия, зарю чудес являя, сего ради не забуди и нас, недостойных чад твоих, чтущих блаженную память твою, и любовию твоею просвети души наша, омраченныя грехов множеством.
    Вся земля российская позна имя твое, святый отче Амвросие, осияваемая благодатию чудес твоих, и ныне притекающе к раце цельбоносных мощей твоих, просим тя, да молитвами твоими Господь спасет души наша.
    Прославляюще твоя подвиги, преблаженне отче Амвросие, в сонме великих старцев Оптинских, молим тя: не остави нас, немощных и убогих, в скорбех и болезнех наших, но помози и избави нас от бед и напастей губительных.
    Слава: Яко первая звезда, возсия на небеси от Оптины Пустыни твое преславное имя, преподобне отче Амвросие, возвещая грядущее торжество собора всех отпев, зде просиявших.
    И ныне: Един от Святыя Троицы воплотися от Тебе, Пречистая, да спасет весь род человеческий от работы вражия и вечнаго осуждения.

    Песнь 5

    Ирмос: Света подателю, и веков Творче Господи, во свете Твоих повелений настави нас: разве бо Тебе иного бога не знаем.

    Всего себе покорил еси Христу Жизнодавцу, преподобне отче Моисее, исполняя Божественныя заповеди Святаго Евангелия, стяжал еси Духа Святаго в сердце своем, всеусердно трудяся в пустыни, яко верный раб Христов.
    Благаго единоревнителя обрел еси, отче Моисее, взирая на подвиги брата своего по плоти боголюбиваго Антония, иже вкупе с тобою пришедый спасатися в обитель Оптину.
    Послушания добрый рачитель был еси, преподобне отче Антоние, вся претерпел еси скорби, болезни и лютая искушения от лукавых духов и по кончине своея земныя жизни преселился еси в чертог славы вечныя.
    Слава: Добрая двоица явилася еси преподобных отцев и братий по плоти Моисее и Антоние, своими многими подвиги и труды украсивши духовный вертоград обители Оптины, имиже прославися Бог Господь, дивный во святых Своих.
    И ныне: Все наше упование на Тя возложихом, Дево Марие, призри на ны, люди согрешившия, с верою чающия от Тебе заступления и спасения.

    Песнь 6

    Ирмос: В бездне греховней валяяся, неизледную милосердия Твоего призываю бездну: от тли, Боже, мя возведи.

    Яко светильник Божия благодати явился еси, преподобие отче Макарие, далече простирая лучи своего равноангельнаго жития, имиже просвещени быша сидящие во тьме и сени смертней.
    Испытуя творения богопросвещенных отцев Древния Церкве, порадел еси зело, отче Макарие, о умножении их духоносных писаний, да всяк жаждай грядет и да пиет воду живу во спасение души своея.
    Многотрудным и скорбным путем шед в земном житии своем, преподобне отче Анатолие, быв достохвальный ученик богоносных старцев Макария и Амвросия, прииде к ним от калужския земли и с радостию вселися в сей обители во спасение души своея.
    Слава: Сотаинник был еси, преподобне отче Иосифе, святаго старца Амвросия и восприял еси от него подвиг духовнаго окормления чад его, наипаче же обители Шамординския, не остави любовию твоею и нас, чтущих святую память твою.
    И ныне: Владычице Богородице, отверзи нам двери милосердия Твоего, Ты бо еси спасение рода христианскаго.

    Кондак, глас 6:

    Воистину дивен Бог во святых Своих, Пустынь Оптину якоже вертоград старчества явивый, идеже богопросвещеннии отцы, тайная сердца человеческаго ведуще, народа Божия печальницы доблии явишася: сии бо на путь покаяния грехом отягощенныя наставиша, в вере колеблющияся светом Христова учения просветиша и Божией премудрости научиша, страждущим и немощным спострадаша и исцеления дароваша. Ныне же, во славе Божией пребывающе молятся непрестанно о душах наших.

    Песнь 7

    Ирмос: Образу златому на поле Деире служиму, трие Твои отроцы небрегоша безбожнаго веления, посреде же огня ввержени, орошаеми пояху: благословен Бог отец наших.

    Тленную красоту мира сего и славу земную презрев, преподобие отче Варсонофие, стопы своя направил еси во обитель Оптину и тамо достигл еси умною молитвою и благочестием духовнаго совершенства, поя Господу: Боже, благословен еси.
    Молися о нас, преподобне отче Варсонофие, да спасет Господь милосердием Своим души наша почитающих всех отцев, в Оптине подвизавшихся, да зовем вкупе с ними: Боже, благословен еси.
    Узрел еси ты, преподобне отче Анатолие, исполнение пророческих глаголов старца Варсонофия о грядущих бедах России и сам претерпел еси скорби и бурю искушений, с упованием неся крест свой, зовя: Боже, благословен еси.
    Слава: Изрядный ученик великаго учителя монашества преподобнаго Амвросия был еси, блаженне отче Нектарие, многосветлыми добродетелями просияв, в последок жития своего претерпел еси изгнание и в Бозе скончал еси земное странствование, поя: Боже благословен еси.
    И ныне: Простри руце Своя, Преблагословенная Дево, к Сыну Твоему, Христу Богу нашему, молящи усердно, да помилует нас, грешных, по велицей Своей милости.

    Песнь 8

    Ирмос: В купине Моисею Девы чудо, на Синайстей горе, прообразившаго иногда, пойте, благословите и превозносите во вся веки.

    Венцы нетленныя прияли есте, богоноснии отцы Иларионе, Исаакие и прочия старцы Оптинстии, исполнивше в житии своем закон Христов, и наследовали есте горнии обители Отца нашего Небеснаго, зовуще: благословите, вся дела Господня, Господа.
    В смирении претерпели есте вся злострадания, отцы святии Никоне и Исаакие, крест взявше на рамо, яко исповедницы и мученицы Христови, добропобедно житие свое скончали есте, и тако внидосте в радость Господа своего, воспевая: благословите, вся дела Господня, Господа.
    Вера ваша приведе вас ко Христу, преподобнии отцы, надеждою на Его всеблагую волю укрепляемии: добрыя плоды любве принесли есте Богу Небесному, зовуще: благословите, вся дела Господня, Господа.
    Слава: Прославляющего днесь собор Оптинских старцев, небесным облаком сих свидетелей правды Божия осеняемии, воспоим, вернии людие, песнь Богу, взывающе: благословите, вся дела Господня, Господа.
    И ныне: Неусыпаемую в молитвах Заступницу обрете Тя, Непорочная Дево, человеческий род. Темже радующеся, поем: благословите, вся дела Господня, Господа.

    Песнь 9

    Ирмос: От Бога Бога Слова, неизреченною мудростию, пришедшаго обновити Адама, ядию в тление падшаго лютее, от Святыя Девы неизреченно воплотившагося нас ради, верни единомудренно песньми величаем.

    Се отверзеся вам, отцы святии, Царство Небесное, скончавшим доброе житие на земли, и ныне зрите Славу Божию, якоже ангельское воинство, непрестанно славословяще Триипостасное Божество.
    Вознесите, преподобнии отцы, молитвы ваша горе, яко кадило благоуханное, о всех чтущих вашу святую память, споспешествующе нам в скорбных обстояниих благоугодити Богу и сподобитися наследовати жизнь вечную.
    Множество монахов ныне во святей Оптине обители торжествует, величая собор Богоносных старцев, Богом дивно прославленных, принесем и мы хвалу Христу Спасителю нашему, прославляющему прославлыших Его.
    Слава: Воспоим, братие, песнь нову Господу Иисусу, прославльшему днесь велий сонм старцев Оптинских, и с верою поклонимся ему, да не отринет от Лица Своего и нас грешных рабов Своих, чающих себе спасения их молитвами.
    И ныне: Родила еси безлетнаго Сына, Пречистая, плоть нашу приимшаго, Кровию Своею на Кресте омывшаго от грехов падшаго Адама, умоли убо Спаса нашего избавити нас от вечныя смерти.

    Светилен:

    Процвели есте, яко финикс, давидски, и обители явистеся Духа Пресвятаго: и славнии вселенней показашеся. О нас непрестанно молите, почитающих верою пречестную память вашу, преподобнии.

    Слава, и ныне:

    Тя песньми немолчными ублажаем Дево. Яко от Троицы Единаго родила еси, Богородице, и носиши на Божественную руку Пребогатое Слово, непременно и неизменно.

    Молитва

    О велицыи угодницы Божии, столпи и светильницы Земли Российстей, преподобнии и богоноснии отцы наши Оптинстии, Льве, Макарие, Моисее, Антоние, Иларионе, Амвросие, Анатолие, Исаакие и Иосифе, Варсонофие, Анатолие, Нектарие, Никоне и Исаакие, по закону евангельскому Господа Бога всем сердцем и всею душею и всем разумением возлюбившии и всему народу Божию во спасение бывшии; сего ради под покров Пресвятыя Владычицы нашея Богородицы во обитель Оптину, покаявшимся разбойником основанную, притекшии, путем тесным и прискорбным смирения и самоукорения до конца дней ваших ходившии, темже убо благодатныя дары Святаго Духа преизобильно стяжавшии; старых и младых, знатных и препростых, мудрых века сего и худоумных, никогоже от грядущих к вам ижденувшии, николиже тща и неутешна отпустившии, но светом истины Христовы всех просветившии и духовно воскресившии, ближних ваших, яко себе самех, возлюбившии и тех в сердце своем вместившии, по словеси апостола, пророчествующе и назидающе, увещающе и утешающе. Умолите Милосердаго Господа, во обитель райскую разбойника благоразумнаго с Собою вземшаго, даровати нам, недостойным, яко работником единонадесятаго часа, дух сокрушения, сердца очищение, уст хранение, правоту деяний, мудрование смиренное, слезы покаяния, веру непостыдную, любовь нелицемерную, мир душевный и здравие телесное, да предстательством вашим сподобит нас Господь добраго ответа на Страшнем Судищи Своем, вечных мук избавляя, и Царствия Небеснаго купно с вами да удостоит во веки веков. Аминь.

    {mospagebreak title=Акафист преподобным старцам Оптинским}

    Акафист преподобным старцам Оптинским

    Кондак 1

    Избранным Богом от суетнаго мира, вам, о преподобнии отцы Оптинстии, крест свой благоговейно подъемши и Христу последовавшим верою, яко дерзновенным предстателем нашим пред Господем ныне усердное моление приносяще, с любовию взываем:

    Икос 1

    Ангельскаго иноческаго жития всем сердцем взыскавше, вся мирская пристрастия отвергосте, Богомудрии, и во объятия Отча с любовию в обитель Оптинy притекше, путем тесным и прискорбным до конца дней ваших шествовасте. Сего ради воспеваем сице:
    Радуйтеся, на зов Господень радостно притекшии.
    Радуйтеся, всем желанием Христу последовавшии.
    Радуйтеся, крест свой на рамо восприимшии.
    Радуйтеся, паче Господа ничесоже возлюбившии.
    Радуйтеся, Христа ради всеконечно себя отвергшиися.
    Радуйтеся, Царствия Божия блаженнии наследницы.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 2

    Видевше сети диаволъския, аки паучина в мире распростертая, и во глубине сердец ваших восчувствовавше, яко от них человецы токмо смирением спасаются, себе самех в теплой молитве пред Господем повергосте, со умилением взывающе: Аллилуиа.

    Икос 2

    Разумевше сердцем и умом, яко делы своими не оправдится пред Богом всяк живый, и присно содержаще пред очесы вашими согрешения своя, токи слезныя, единому Господу зримыя, источати не престасте, покаяние души Ему приносяще, Егоже образ показасте нам, взывающим:
    Радуйтеся, грехи своя неприкровенны прозревавшии.
    Радуйтеся, дар умиления и слез от Господа приявшии.
    Радуйтеся, блаженство плача о гресех познавшии.
    Радуйтеся, неусыпающую скорбь о них стяжавшии.
    Радуйтеся, на земли покаяния проповедницы.
    Радуйтеся, на небеси ныне Господем утешаемии.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 3

    Силу искупительных страданий Христовых положисте, святии, яко нерушимую надежду спасения, себе самех хуждшими всех человек и никоеяже милости достойных помышляюще, и сего ради со многим смирением и благодарением присно вопиясте Богу: Аллилуиа.

    Икос 3

    Имуще в сердцах своих Божественный смиренномудрия дар, истинные ученицы Христа, смирившаго Себе даже до смерти Крестныя, ни во чтоже вменисте вся подвиги и труды ваша. Возрастающим бо подвигом, сугубо возрасташе и смирение, емуже дивящеся, глаголем:
    Радуйтеся, послушанию и смирению Спасителем наученнии.
    Радуйтеся, за смирение Господем Славы вознесеннии.
    Радуйтеся, безгневия и кротости смирением достигшии.
    Радуйтеся, смирением и самоукорением покой душам обретшии.
    Радуйтеся, нищетою духовною обогатившиися избранницы.
    Радуйтеся, ваше бо есть Царствие Небесное, нищим духом уготованное.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 4

    Бурю страстей, плотию и диаволом воздвизаемую, утоляюще, ум владыку над страстьми пагубными постнически постависте, мужески бо естество понудивше, потщастеся благодатию Божиею хуждшее покорити лучшему и плоть поработити духу, Подвигоположнику Христу пети не престающе: Аллилуиа.

    Икос 4

    Слышавше глагол Господень, яко Царствие Небесное нудится и токмо нуждницы восхищают е, постом, бдением и молитвою непрестанно подвизастеся и плоть свою со страстьми и похотьми Христови распясте, уставы иноческия нерушимо соблюдше. Темже ублажаем вы:
    Радуйтеся, благое иго Христово люботрудно noнесшии.
    Радуйтеся, трезвением сердечным духа не угасившии.
    Радуйтеся, крепкое хранение устом своим полагавшии.
    Радуйтеся, телеса своя нещадно утеснявшии.
    Радуйтеся, с телесными подвиги умное делание сочетавшии.
    Радуйтеся, в терпении вашем души ваша стяжавшии.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 5

    Светоносное имя Иисусово, яко оружие непобедимое противу бесовския рати, непрестанно в сердце с верою носяще, приснотекущий источник благодати обретосте, восходяще от силы в силу и огнь ко огню прилагающе, очищенным смыслом воспеваете Богу: Аллилуиа.

    Икос 5

    Прозревающе всечасно немощь свою и спасительную, благодатную силу молитвы Иисусовой, николиже престасте творити ю, страстей прилоги тою посецающе и вся козни вражия попаляюще, в безмолвии сердца молитвенное собеседование с Господем таинственно обретше, нас научаете взывати вам:
    Радуйтеся, весь ум свой в молитву погрузившии.
    Радуйтеся, всецело горе сердца своя имевшии.
    Радуйтеся, на молитве ни о чемже суетнем помышлявшии.
    Радуйтеся, имя Иисусово неусыпно призывавшии.
    Радуйтеся, молитвы сердечныя изряднии подвижницы.
    Радуйтеся, вся просимая во имя Господне получавшии молитвенницы.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 6

    Предстояще сердцем в молитве пред Крестом за грехи людския страждущаго Господа, рыданием возрыдаете, преподобнии, скорбию о гресех своих снедаеми и неизглаголанною любовию к Искупителю нашему возгарающеся, до конца жития убо трепетно взывасте Ему: Аллилуиа.

    Икос 6

    Воссиявшу в сердцах ваших свету любве Божественныя, славу земную и похвалы возненавидесте и омерзисте, безчестие же от человеков и всякия скорби отверстым сердцем радостно приемлюще, поношению Христову усердно приобщистеся. Нам убо образ злострадания и терпения показасте, зовущим:
    Радуйтеся, язвы Господа Иисуса Христа на теле своем носившии.
    Радуйтеся, поругания, яко врачевство чистительное, усердно пившии.
    Радуйтеся, от почестей земных всем сердцем отвратившиися.
    Радуйтеся, за ненавидящих вас с любовию молившиися.
    Радуйтеся, обидящих вас, яко благодетелей, возлюбившии.
    Радуйтеся, благодарити Милосердаго Господа николиже преставшии.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 7

    Хотяй Господь всем человеком спастися и в разум истины приити, видя ваше благое произволение и труд непрестанный в исполнении заповедей Его, отверзе вам ум разумети пути Своя и оправданием Своим научи вас. Темже сердцем просвещенным выну воспевасте: Аллилуиа.

    Икос 7

    Дивна дела Твоя, Господи, яко паче книжник вразумляеши рабов Твоих, всем сердцем взыскующих Тя, и открываеши очи их, да уразумеют чудеса от закона Твоего. Блажим убо преподобных Твоих, отцев наших Оптинстих, присно поучавшихся в заповедех Твоих, яже возлюбиша зело, и поем им:
    Радуйтеся, словеса Божия, яко богатство много, в сердце сокрывшии.
    Радуйтеся, путие заповедей Божиих всем сердцем возлюбившии.
    Радуйтеся, всяк путь неправды омерзившии.
    Радуйтеся, от пути Господня николиже отступившии.
    Радуйтеся, в добрем подвизе уготовившиися и не смутившиися.
    Радуйтеся, слово Божие вместивше, мир мног во Христе обретшии.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 8

    Странников и пришельцев на земли себе помышляюще, ничесоже от тленных вещей мира сего стяжати себе не возжеласте, да не будут сердца ваша к земли влекома, обаче к единому Богу прилепистеся, чисте возносяще Ему песнь: Аллилуиа.

    Икос 8

    Всякое плотское пристрастие, от любве Господни отлучающее, вседушно отвергосте, единое на потребу взыскующе. Всегда убо при ногу Иисусову неотторженною приседесте любовию, ко благом житейским сердца не прилагающе и все упование свое на Господа возложивше. Темже похваляем вас, святии:
    Радуйтеся, без пристрастий к миру житие свое скончавшии.
    Радуйтеся, от земных забот свобождшеся, сладость чистыя молитвы познавшии.
    Радуйтеся, твердою верою попечения житейская отложившии.
    Радуйтеся, нестяжанием и послушанием пагубныя страсти умертвившии.
    Радуйтеся, иноческий обет нестяжания свято соблюдшии.
    Радуйтеся, волю свою отсекшии Христовы послушницы.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 9

    Вся молитвы ваша и вся силы ваша подвигосте, преподобнии, во еже стяжати чистоту душевную и телесную, без неяже, по словеси Христову, никтоже узрит Бога; темже убо чистым сердцем сподобистеся в раи Господни достойно воспети чудную праведных песнь, зовуще: Аллилуиа.

    Икос 9

    Воюющии на душу плотская вожделения постом и молитвою укрощающе, помыслом греховным возобладати вами не попускаете, от Господа Бога, единаго власть имущаго побеждати естества чин, дар чистоты и целомудрия приясте. Приимите убо и от нас хваления таковая:
    Радуйтеся, благодать Божию в борьбе с плотию смирением привлекшии.
    Радуйтеся, труды и лишения возлюбивше, покой телесный отринувшии.
    Радуйтеся, постом и всенощными моленьми похоть плоти умертвившии.
    Радуйтеся, естества уставы силою Христовою победившии.
    Радуйтеся, телеса и души ваша чисты Господеви принесшии.
    Радуйтеся, чистии сердцем, Бога в вечнем блаженстве зрящии.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 10

    Спасти хотяще души своя для жизни вечныя, вся помышления о земнем и привременнем отринусте и Спасителю нашему, заповедь велику о любви учеником Своим давшему, делом и истиною последовасте. Сего ради ближних ваших теплою любовию тогда возлюбисте, Небесному Отцу всех человеков зовуще: Аллилуиа.

    Икос 10

    Возлюбивше всею душею ближняго своего, Царствие Божие внутрь себе обретосте, темже сниде в сердца ваша огнь попаляяй любве Божия, еюже необыменно насыщающеся, всецело себе в жертву делом любве принесосте. Ныне же и от нас благоговейное пение сие слышите:
    Радуйтеся, всех человеков святою любовию возлюбившии.
    Радуйтеся, во еже некия спасти, всем вся бывшии.
    Радуйтеся, о горестех людских слезно воздыхавшии.
    Радуйтеся, всех притекающих в сердцах своих вмещавшии.
    Радуйтеся, тща от себе никогоже отпускавшии.
    Радуйтеся, души ваша за ближних полагавшии.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 11

    Пение молебное приносим вам, преподобнии отцы наши Оптинстии, вашею бо стезею воистину право ходити познахом. Блажени есте, Христу работавшии и вражию посрамившии силу, истинное правило добродетели показастеся всем, Господеви зовущим: Аллилуиа.

    Икос 11

    Светлыя подвиги ваша похваляюще, преподобнии отцы наши Оптинстии, ублажаем вас, яко славных наставников монахов и чудных собеседников Ангелов ныне на небеси Престолу Божию предстоящих и молящихся о нас, с любовию поющих вам:
    Радуйтеся, трезвения непрестаннаго усерднии ревнителе.
    Радуйтеся, пламени сердечнаго неусыпнии хранителе.
    Радуйтеся, непоколебимии столпи послушания, вся претерпевшии.
    Радуйтеся, многими скорбьми в Царствие Божие вшедшии.
    Радуйтеся, иноческаго жития равноангельнии подвижницы.
    Радуйтеся, добрии раби Божии, блазии и вернии.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 12

    Благодати дар испросите нам у Господа, вас, о блаженнии, верно хвалящим. Вонмите воздыханием нашим, слез наших не презрите. Умолите Господа утолити лютыя страсти наша, дати нам плач сокрушенный о гресех наших, да чистою душею и неоскверненными устнами купно с вами сподобимся в раи Господни воспевати: Аллилуиа.

    Икос 12

    Поюще ныне вас, о преподобнии, хвалебными гласы, вемы, яко не пения устен взыскуете, но подвигом вашим последования, смирения сердечнаго и жития исправления. Темже в покаянии помощи вашея просяще, любовию же подвизаеми, глаголем:
    Радуйтеся, добре жительствующих ограждающии.
    Радуйтеся, немощных и сирых укрепляющии.
    Радуйтеся, падающим руку помощи простирающии.
    Радуйтеся, кающимся слезы утешительныя низпосылающии.
    Радуйтеся, всем призывающим вас скории помощницы.
    Радуйтеся, спасения нашего пред Богом теплии ходатаи.
    Радуйтеся, преподобнии отцы Оптинстии, благодати старчества светильницы.

    Кондак 13

    О преславнии угодницы Христовы, преподобнии отцы и старцы, Моисее, Антоние, Исаакие, Иларионе, Анатолие, Иосифе и Вторый Исаакие, Льве, Макарие, Амвросие, Варсонофие, Вторый Анатолие, Нектарие и Никоне, яко седмь столпов и седмь светильников в Оптинстей обители просиявшии! Нынешнее наше моление услышите и испросите нам у Господа смирение и память смертную, да избавит нас Господь от всякаго зла и сподобит христианския кончины всех вопиющих Ему: Аллилуиа.

    (Этот кондак читается трижды, а затем икос 1 и кондак 1)

    Молитва преподобным отцем и старцем, в Оптиной пустыни просиявшим

    О божественный сонме преподобных отец, богоноснии старцы Оптинстии, ангельским житием на земли просиявшии и в небеснем граде прославленнии!

    Вемы, яко во дни земнаго служения вашего никтоже тощь и неутешен от вас отъиде, но всем вся бысте: болящим - целителие, сомнящимся - утверждение, печальным - утешителие: яко благодать исцеления, прозрения, немощных душ врачевания обильна в вас явися. Но и ныне всем нам есть предстателие и о страждущем Отечестве нашем приснии пред Престолом Божиим печальницы, вам бо дадеся еже за ны молитися. Призрите убо от горния славы и видите стадо ваше, еже пасли есте на пажити учения Христова, яко смятено есть и повержено и от волков душетленных расхищаемо: посетите нас немощных и безпомощных благосердием вашим, заблуждшия взыщите, расточенныя соберите, прельщенныя обратите и совокупите Святей Соборней и Апостольстей Церкви: юность вразумите, старость поддержите, супружества в мире и единомыслии соблюдите, яже во иночестем житии оградите от всех навет вражиих.

    Услышите нас, душ божественнии врачеве, и наставите нас на путь покаяния, да последующе словесем вашим, возложим себе и весь живот наш в руце превеликаго милосердия Божия, да руководит воля Его нашими мысльми и чувствы во всех делех и словесех наших.

    Прострите нам руку помощи, отцы всеблаженнии, и научите нас молитися, веровати, уповати, терпети, прощати и любити: да тако в заповедех Господних присно ходяще сподобимся ходатайством вашим вечныя радости Царствия Небеснаго, идеже вкупе с вами прославим Бога, дивнаго во святых Своих, Отца и Сына и Святаго Духа во веки. Аминь.

    Преподобный Иларион (в миру Родион Никитич Пономарев) родился в селе Ключи Воронежской губернии в семье известного в округе портного Никиты Филимоновича Пономарева и его супруги Евфимии Никифоровны и был третьим из четверых сыновей.

    Мальчик рос тихим и молчаливым, уже с детства чувствовал в себе стремление к иноческой жизни. Первое близкое знакомство с монашеством состоялось у него в 13 и 17 лет – во время паломничества с матерью к святыням Киево-Печерской лавры.

    Юноша старательно обучался портновскому ремеслу в доме своего отца, решив, что в монастыре эта профессия ему как раз и пригодится. Когда Родиону исполнилось 24 года, семья переехала на жительство в Саратов. Молодой человек руководил здесь целой артелью портных.

    С юных лет воспитанный в страхе Божием, строго соблюдавший уставы Православной Церкви, он завел, что в воскресные и праздничные дни вся артель непременно бывала на всенощной и Литургии. Кроме того при помощи знакомого диакона Родион Никитич обучал своих рабочих церковному пению, и за работой они вместо светских песен пели песни духовные. В те времена в Саратове жило много сектантов и раскольников, и Родион Пономарев стал одним из самых ревностных и деятельных миссионеров.

    Позднее, в Оптиной Пустыни, старец вспоминал: «Хотя мы и богоугодно старались жить и, казалось, будто и делами благочестивыми занимались, но чувствовалось мне, что мы все еще не так живем, как бы следовало, что монахи лучше нас живут».

    Иноческая жизнь уже в ранней юности привлекала Родиона Никитича, а теперь, 33 лет от роду, он серьезно задумался об исполнении своего желания. В течение девяти месяцев паломничал по монастырям Сарова, Суздаля, Ростова Великого, Белозерска, Тихвина, побывал на , в Почаеве, на , в Глинской и Площанской пустынях. Приехав в Оптину, познакомился со старцами Львом и Макарием, беседовал с ними, после чего принял твердое решение остаться в Оптиной навсегда.

    Вернувшись в Саратов и управившись со всеми мирскими делами, Родион Никитич вскоре отправился в Оптину Пустынь. Из 68 лет своей жизни 34 года он провел в монастыре – половину жизненного пути, отмеренного Богом. 20 лет был келейником преподобного Макария, впитывая всей душой пример богоугодной жизни старца, исполненной любви, смирения, кротости и простоты.

    Преданность келейника своему старцу была велика. Однажды экипаж преподобного Макария, отлучившегося из обители, опрокинулся в ров, а сам старец получил вывихи и сильные ушибы. Отец Иларион в это время очень болел, но, получив печальное известие, не заботясь о себе самом, немедленно поспешил с врачом к своему духовному отцу, проехав около 300 верст на перекладных по плохой осенней дороге. И старец любил и ценил своего келейника.

    Отец Иларион много трудился, на сон тратил не более четырех часов в сутки. Справившись с обязанностями келейника, в часы общего отдыха братии, на заре, он любил работать в саду: прививал деревья, ухаживал за яблонями, сажал цветы. Его стараниями скит превратился в цветущий сад. По благословению старца он также завел домашнюю аптечку и часто исполнял обязанности фельдшера среди братии. Поздней осенью и зимой, когда сад спал, искусно делал ложки.

    Внешние труды заметны были всем инокам обители, а внутренние труды, духовный рост шли неприметно под руководством великого старца Макария, который прозорливо видел в нем своего преемника, будущего старца. В последние дни своей предсмертной болезни он вручил духовному руководству отца Илариона многих своих духовных чад. После смерти старца, в 1863 году, преподобный Иларион вступил в должность скитоначальника и духовника обители.

    Преподобный Иларион был искусным духовным лекарем. Учил страждущих пересмотреть всю свою прежнюю жизнь с семилетнего возраста, припомнить забытые грехи, в которых не было принесено покаяние и в которых часто и таилась причина душевной болезни. Если же посетитель почему-либо не мог вспомнить, то старец сам на исповеди искусными вопросами уяснял, в чем дело, и вызывал на воспоминание о нераскаянном грехе.

    Глинский схиархимандрит отец Иоанн (Маслов) замечал, что преподобный Иларион «обладал молитвенным даром так воздействовать на человека, что тот, чувствуя невидимое присутствие Всемогущего Господа, со всей откровенностью исповедовал старцу самые потаенные движения своего сердца».

    Любовь старца к страждущим была безгранична. Как-то к нему попала на исповедь душевнобольная, из уст которой лилась грубая, непристойная брань. Не обращая на это внимания, преподобный Иларион добился, чтобы она пришла в полное сознание и покаялась в том грехе, за который так сильно страдала. «Вы бы ее, батюшка, оставили, коль она такая», – заметил кто-то, на что преподобный Иларион ответил: «А у нее ведь душа такая же, как и у нас с тобой. Весь мир не стоит одной души!»

    Одна сорокалетняя крестьянка Одоевского уезда рассказывала, что в продолжение многих лет сильно страдала припадками, которые сопровождались судорогами, криком на разные голоса, бранью. Больная обнаруживала такую неестественную силу, что несколько мужчин не могли ее удержать. Как всегда, так и в этом случае, старец исповедал ее во всех грехах, особенно нераскаянных, и вот благодатною силою таинства покаяния она получила через старца совершенное исцеление.

    Один купец из Тульской губернии более года страдал душевной болезнью: ему представлялось, что все насмехаются над ним и над его действиями и что какие-то незнакомые ему люди, куда бы он ни пошел, преследуют его и намереваются лишить его жизни. Эти мысли ни днем ни ночью не давали ему покоя, он несколько уже раз подумывал о самоубийстве, и этого очень страшилось всё его семейство.

    Старец несколько раз подолгу с ним говорил и нашел у него затаенный грех, который он не объяснил священнику, сомневаясь в прощении его. Старец убедил его, что нет греха, который бы не прощало человеколюбие Божие, если в нем каются, – и купец на исповеди принес в нем покаяние и, получив разрешение, удостоен был причащения Святых Таин. При прощании старец сказал ему: «Ну, поезжай с Богом, теперь тебя преследовать и вязать не будут». Так действительно и произошло: купец совершенно выздоровел от своего мучительного недуга.

    Другой молодой купец два года также был одержим манией преследования, доводившей его до безумия. Он избегал людей, бродил с блуждающим взором, произнося бессмысленные слова. Старец Иларион долго занимался с ним и из расспросов понял, что главная причина болезни была вражда и непокорность отцу, которую он таил в своем сердце. Старец долго убеждал его оставить злобу и испросить у отца прощения, доказывая, что только после этого он может надеяться на помощь Божию и избавиться от болезни. Наконец купец согласился, покаялся, его душа очистилась покаянием, и мир водворился в ней.

    Духовная дочь старца вспоминала: «Будучи однажды в Оптиной пустыни, я видела одну женщину, которая мне с благоговением рассказала следующее: семнадцать лет уже не было у нее детей; жили они с мужем достаточно, но сильно горевали, что не имели детей. Пришла она со своим горем к батюшке отцу Илариону, он ей благословил сходить в 3адонск и, кажется, в Воронеж и прибавил: “А на будущий год придешь сюда с ребенком”. И как раз в мае, через год, она пришла к батюшке с сыном, которого я видела уже трехлетним».

    Духовный сын старца свидетельствовал: «Неоднократно я замечал, что батюшка, желая мне что-нибудь сказать на пользу, по смирению своему высказывал это не прямо, а в форме предположений или советов, так что сначала я не обращал на это внимания.

    Но когда я заметил, что все такие его советы стали сбываться и некоторые даже и через несколько лет, то я стал на лету замечать каждое его слово. Я по возможности старался сохранять его слова в своей слабой памяти в полной уверенности, что это рано или поздно сбудется или что я должен буду этими советами руководствоваться при каком-либо ожидающем меня искушении или обстоятельстве».

    Старец учил духовных чад неосуждению, смирению и самоукорению. Как-то раз двое поссорившихся иноков попросили старца позволить им лично между собой перед ним объясниться для прекращения ссоры. Выслушав доводы каждого, отец Иларион сказал: «Из слов ваших выходит, что вы оба правы…» Каждый по-прежнему стоял на своем. Тогда старец, видя их непреклонность к примирению, сказал им: «Ну, не ожидал я от вас таких плодов!.. Остаюсь один я виноват, что не научил вас самоукорению». И, к изумлению спорящих, старец смиренно поклонился им до земли со словами: «Простите, Бога ради!» Таким неожиданным поклоном своего наставника иноки были глубоко тронуты, осознали свое самолюбие и виновность и просили старца простить их, обещая положить начало своему исправлению.

    Отец Иероним, келейник старца, вспоминал: «Батюшка старался между братиями поселить любовь и единодушие и уврачевать от страстей приходивших к нему – как мирских, так и монашествующих, и никто не уходил от него, не получив пользы. Часто случалось, что не щадя себя, старец и малые часы отдыха своего отдавал на пользу ближним, чрез что незаметно терял свои силы и приближался к концу своей жизни».

    Наступила весна 1873 года. 4 марта преподобный Иларион отслужил свою последнюю Литургию. Вернувшись в келью, сказал: «Никогда так не уставал, должно быть, пришел конец мой». 9 марта он принял пострижение в схиму с сохранением имени Иларион. Несмотря на болезненную слабость, бессонницу, постоянную одышку, переходившую по ночам в удушье, на сильные боли, старец до последнего утра своей жизни ни разу не оставил исполнения положенных в скиту молитвенных правил.

    На рассвете 18 сентября 1873 года старец Иларион тихо и мирно отошел ко Господу. Погода, бывшая до того пасмурной и дождливой, в день кончины старца прояснилась.

    В 1996 году преподобный Иларион был причислен к лику местночтимых , а в августе 2000 года Юбилейным Архиерейским Собором Русской Православной Церкви прославлен для общецерковного почитания. Мощи преподобного Илариона покоятся во Владимирском храме Оптиной Пустыни.

    Преподобне отче Иларионе, моли Бога о нас!

    Краткое житие преподобного Илариона Оптинского

    Пре-по-доб-ный Ила-ри-он (в ми-ру Ро-ди-он Ни-ки-тич По-но-ма-рев) ро-дил-ся в пас-халь-ную ночь с 8 на 9 ап-ре-ля 1805 го-да в се-мье Ни-ки-ты Фили-мо-но-ви-ча и Ев-фи-мии Ни-ки-фо-ров-ны По-но-ма-ре-вых. Его отец был че-ло-век бла-го-че-сти-вый и за-ни-мал-ся порт-нов-ским ре-меслом. Впо-след-ствии вслед за сы-ном и он при-нял мо-на-ше-ство в Оп-ти-ной пу-сты-ни с име-нем Ни-фонт, тру-дил-ся на скит-ской па-се-ке и скон-чал-ся в 1849 го-ду.

    Все дет-ство и юность его про-шли в ро-ди-тель-ском до-ме в Но-во-хопер-ском уез-де Во-ро-неж-ской гу-бер-нии. Ро-ди-он в дет-стве был ти-хо-го, крот-ко-го нра-ва. Бу-дучи при этом еще и нелов-ким, он ред-ко иг-рал со сво-и-ми сверст-ни-ка-ми, лю-бил си-деть до-ма и по-мо-гал от-цу в его ре-мес-ле.

    Мать Ро-ди-о-на пред-ре-ка-ла от-ро-ку с се-ми-лет-не-го воз-рас-та мо-на-ше-ство. Он еще с дет-ства чув-ство-вал в се-бе стрем-ле-ние стать мо-на-хом и ду-мал, что порт-нов-ское ре-мес-ло ему при-го-дит-ся в мо-на-ше-ской жиз-ни.

    В 1829 го-ду, бу-дучи 24 лет от ро-ду, Ро-ди-он пе-ре-ехал с се-мей-ством сво-им в го-род Са-ра-тов, где про-вел де-вять лет жиз-ни. Бу-дучи рев-ни-те-лем бла-го-че-стия, он неот-ступ-но сле-до-вал уста-вам Пра-во-слав-ной Церк-ви и оте-че-ски на-зи-дал за нрав-ствен-но-стью и неуклон-ным ис-пол-не-ни-ем хри-сти-ан-ских обя-зан-но-стей ра-бо-чи-ми сво-ей ар-те-ли. Ро-ди-он Ни-ки-тич обу-чил сво-их ра-бо-чих цер-ков-но-му пе-нию и чте-нию, празд-но-сло-вие и непри-стой-ные шут-ки во вре-мя ра-бо-ты вся-че-ски вос-пре-ща-лись. Сам Ро-ди-он был чрез-вы-чай-но мя-гок, кро-ток и ми-ро-лю-бив.

    В Са-ра-то-ве под по-кро-ви-тель-ством прео-свя-щен-но-го Иа-ко-ва Ро-ди-он Ни-ки-тич му-же-ствен-но бо-рол-ся с рас-коль-ни-ка-ми раз-лич-ных тол-ков за чи-сто-ту пра-во-сла-вия.

    По-сте-пен-но, с ду-хов-ной зре-ло-стью, при-хо-дит и окон-ча-тель-ная ре-ши-мость оста-вить все и по-сле-до-вать Хри-сту. Еще не зная, ка-кую вы-брать оби-тель, Ро-ди-он часть 1837-го и весь 1838 го-ды про-во-дит в по-езд-ках по за-ме-ча-тель-ней-шим мо-на-сты-рям Рос-сии. По-се-тив мно-гие оби-те-ли, он успо-ко-ил-ся ду-хом лишь в Ко-зель-ской Оп-ти-ной пу-сты-ни, об-ре-тя то, что ис-кал на про-тя-же-нии по-чти двух лет, - стар-че-ское окорм-ле-ние и ду-хо-нос-ных му-жей, спо-соб-ных с Бо-жи-ей по-мо-щью и его со-де-лать до-стой-ным на-след-ни-ком Небес-но-го Цар-ствия. 13 мар-та 1839 го-да он был уже при-нят в чис-ло скит-ской бра-тии.

    В то вре-мя в мо-на-сты-ре пре-бы-ва-ли бла-жен-ные стар-цы Лео-нид и Ма-ка-рий. Ро-ди-о-на по-се-ли-ли на жи-тель-ство по со-сед-ству с кел-ли-ей быв-ше-го ва-ла-ам-ско-го игу-ме-на от-ца Вар-ла-а-ма, ока-зав-ше-го бла-го-де-тель-ное вли-я-ние на бу-ду-ще-го стар-ца. Ис-по-ве-до-ва-лись бра-тья у пре-по-доб-но-го Ма-ка-рия, вме-сте с тем Ро-ди-он еже-днев-но хо-дил на от-кро-ве-ние по-мыс-лов в мо-на-стырь к стар-цу Лео-ни-ду. По-сле на-зна-че-ния 1 де-каб-ря 1839 го-да пре-по-доб-но-го Ма-ка-рия ски-то-на-чаль-ни-ком Ро-ди-он был из-бран им в ке-лей-ни-ки и в этом по-слу-ша-нии про-был в те-че-ние два-дца-ти лет, то есть до дня бла-жен-ной кон-чи-ны стар-ца Ма-ка-рия в 1860 го-ду. Взяв на се-бя спа-си-тель-ный крест по-слуш-ни-че-ства, воз-рас-тая во внут-рен-нем де-ла-нии, пре-по-доб-ный Ила-ри-он все-мер-но по-нуж-дал се-бя к несе-нию и те-лес-ных тру-дов. Кро-ме по-слу-ша-ний, ко-то-рые пре-по-доб-ный Ила-ри-он нес как ке-лей-ник сво-е-го стар-ца, он так-же по нуж-дам скит-ской бра-тии и хо-зяй-ства был ого-род-ни-ком, са-дов-ни-ком, ва-рил квас, пек хле-бы, за-ни-мал-ся на па-се-ке ухо-дом за пче-ла-ми.

    В по-след-ние дни сво-ей жиз-ни ста-рец Ма-ка-рий бла-го-сло-вил пре-по-доб-но-го Ила-ри-о-на про-дол-жать стар-че-скую де-я-тель-ность, вру-чив его ду-хов-но-му ру-ко-вод-ству мно-гих из сво-их ду-хов-ных де-тей, чем под-черк-нул пре-успе-я-ние пре-по-доб-но-го Ила-ри-о-на во внут-рен-нем де-ла-нии.

    При-няв от сво-е-го стар-ца это по-слу-ша-ние, пре-по-доб-ный ста-рец Ила-ри-он нес его до по-след-не-го дня жиз-ни.

    С 8 ап-ре-ля 1863 го-да на стар-ца Ила-ри-о-на бы-ло воз-ло-же-но но-вое по-слу-ша-ние: он был на-зна-чен на-чаль-ни-ком ски-та и об-щим ду-хов-ни-ком мо-на-сты-ря. Ис-тин-ным пас-ты-рем доб-рым был пре-по-доб-ный ста-рец Ила-ри-он: во вся-кое вре-мя, да-же в по-след-ние дни тя-же-лой сво-ей пред-смерт-ной бо-лез-ни, за-бо-тил-ся он о сво-их ча-дах и был все-гда го-тов прий-ти на по-мощь их ду-хов-ным и жи-тей-ским нуж-дам. При за-ня-ти-ях с брат-ством оби-те-ли у стар-ца не бы-ло от-ка-за ни-ко-му и из по-сто-рон-них по-се-ти-те-лей. Го-ря лю-бо-вью к свя-той ве-ре пра-во-слав-ной, ста-рец каж-до-го при-ез-жав-ше-го в оби-тель невер-но-го или рас-коль-ни-ка вра-зум-лял и об-ра-щал к ма-те-ри на-шей Пра-во-слав-ной Церк-ви.

    Вер-ность и лю-бовь к Ми-ло-серд-но-му Спа-си-те-лю на-ше-му Гос-по-ду Иису-су Хри-сту, са-мо-от-вер-жен-ное сле-до-ва-ние по пу-ти еван-гель-ских за-по-ве-дей Его сде-ла-ли серд-це сми-рен-но-го стар-ца вме-сти-ли-щем мно-гих да-ров Ду-ха Свя-то-го, ко-то-рые в изоби-лии из-ли-ва-лись на при-бе-гав-ших к его по-мо-щи. На-ря-ду с бла-го-дат-ным да-ром ду-хов-но-го рас-суж-де-ния пре-по-доб-ный Ила-ри-он имел дар про-зор-ли-во-сти, был му-жем учи-тель-ным, ве-ду-щим ис-тин-но по-движ-ни-че-скую жизнь. Од-на-ко не толь-ко по-чи-та-ние и лю-бовь вы-па-да-ли на его до-лю, но ино-гда и ху-лу и кле-ве-ту при-хо-ди-лось тер-петь пре-по-доб-но-му. Но все это он пе-ре-но-сил с ве-ли-ким сми-ре-ни-ем и снис-хож-де-ни-ем ко всем немо-щам люд-ским.

    В 1870 го-ду здо-ро-вье стар-ца ухуд-ши-лось, но несмот-ря на это он по-се-щал все бо-го-слу-же-ния.

    4 мар-та 1872 го-да, в суб-бо-ту Ве-ли-ко-го по-ста, ста-рец слу-жил по-след-нюю ли-тур-гию. В вос-кре-се-нье 5 мар-та ста-рец слег окон-ча-тель-но, а 9 мар-та был по-стри-жен в схи-му с со-хра-не-ни-ем име-ни Ила-ри-он.

    За че-ты-ре неде-ли пре-по-доб-ный пред-ска-зал день сво-ей кон-чи-ны. На-ко-нец 18 сен-тяб-ря/1 ок-тяб-ря 1873 го-да, при-ча-стив-шись Свя-тых Та-ин, ста-рец мир-но по-чил о Гос-по-де в по-ло-вине ше-сто-го утра в пол-ном со-зна-нии и па-мя-ти. Ви-дев-шие пре-по-доб-но-го Ила-ри-о-на на смерт-ном од-ре зре-ли пе-ред со-бой при-мер уди-ви-тель-но-го сми-ре-ния, кро-то-сти и тер-пе-ния.


    Иларион (Пономарев) (1805-1873), иеросхимонах, Оптинский старец, преподобный.

    В миру Родион Никитич Пономарев, родился в Пасхальную ночь с 8 на 9 апреля 1805 года в семье Никиты Филимоновича и Евфимии Никифоровны Пономаревых. Его отец был человек благочестивый и занимался портновским ремеслом. Впоследствии вслед за сыном и он принял монашество в Оптиной пустыни с именем Нифонт, трудился на скитской пасеке и скончался в 1849 году.

    Все детство и юность его прошли в родительском доме в Новохоперском уезде Воронежской губернии. Родион в детстве был тихого, кроткого нрава. Будучи при этом еще и неловким, он редко играл со своими сверстниками, любил сидеть дома и помогал отцу в его ремесле.

    Мать Родиона предрекала отроку с семилетнего возраста монашество. Он еще с детства чувствовал в себе стремление стать монахом и думал, что портновское ремесло ему пригодится в монашеской жизни.

    В 1829 году, будучи 24 лет от роду, Родион переехал с семейством своим в город Саратов, где провел девять лет жизни. Будучи ревнителем благочестия, он неотступно следовал уставам Православной Церкви и отечески назидал за нравственностью и неуклонным исполнением христианских обязанностей рабочими своей артели. Родион Никитич обучил своих рабочих церковному пению и чтению, празднословие и непристойные шутки во время работы всячески воспрещались. Сам Родион был чрезвычайно мягок, кроток и миролюбив.

    В Саратове под покровительством Преосвященного Иакова Родион Никитич мужественно боролся с раскольниками различных толков за чистоту Православия.

    Постепенно, с духовной зрелостью, приходит и окончательная решимость оставить все и последовать Христу. Еще не зная, какую выбрать обитель, Родион часть 1837-го и весь 1838 годы проводит в поездках по монастырям России. Посетив многие обители, он успокоился духом лишь в Козельской Оптиной пустыни. 13 марта 1839 года он был уже принят в число скитской братии.

    В то время в монастыре пребывали блаженные старцы Леонид и Макарий. Родиона поселили на жительство по соседству с келией бывшего валаамского игумена отца Варлаама, оказавшего благодетельное влияние на будущего старца. Исповедовались братья у преподобного Макария, вместе с тем Родион ежедневно ходил на откровение помыслов в монастырь к старцу Леониду. После назначения 1 декабря 1839 года преподобного Макария скитоначальником Родион был избран им в келейники и в этом послушании пробыл в течение двадцати лет, то есть до дня блаженной кончины старца Макария в 1860 году. Взяв на себя спасительный крест послушничества, возрастая во внутреннем делании, преподобный Иларион всемерно понуждал себя к несению и телесных трудов. Кроме послушаний, которые преподобный Иларион нес как келейник своего старца, он также по нуждам скитской братии и хозяйства был огородником, садовником, варил квас, пек хлебы, занимался на пасеке уходом за пчелами.

    В последние дни своей жизни старец Макарий благословил преподобного Илариона продолжать старческую деятельность, вручив его духовному руководству многих из своих духовных детей, чем подчеркнул преуспеяние преподобного Илариона во внутреннем делании.

    Приняв от своего старца это послушание, преподобный старец Иларион нес его до последнего дня жизни.

    С 8 апреля 1863 года, на старца Илариона было возложено новое послушание: он был назначен начальником скита и общим духовником монастыря.

    Истинным пастырем добрым был преподобный старец Иларион: во всякое время, даже в последние дни тяжелой своей предсмертной болезни, заботился он о своих чадах и был всегда готов прийти на помощь их духовным и житейским нуждам. При занятиях с братством обители у старца не было отказа никому и из посторонних посетителей.

    Наряду с благодатным даром духовного рассуждения преподобный Иларион имел дар прозорливости, был мужем учительным, ведущим истинно подвижническую жизнь. Однако не только почитание и любовь выпадали на его долю, но иногда и хулу и клевету приходилось терпеть преподобному. Но все это он переносил с великим смирением и снисхождением ко всем немощам людским.

    В 1870 году здоровье старца ухудшилось, но несмотря на это он посещал все богослужения.

    4 марта 1872 года, в субботу Великого поста, старец служил последнюю литургию. В воскресенье 5 марта старец слег окончательно, а 9 марта был пострижен в схиму с сохранением имени Иларион.

    За четыре недели преподобный предсказал день своей кончины. Наконец 18 сентября 1873 года, причастившись Святых Таин, старец мирно почил о Господе в половине шестого утра в полном сознании и памяти. Видевшие преподобного Илариона на смертном одре зрели перед собой пример удивительного смирения, кротости и терпения.

    Преподобный Иларион (в миру Родион Никитич Пономарев) родился в пасхальную ночь с 8 / 21 на 9 / 22 апреля 1805 года в семье Никиты Филимоновича и Евфимии Никифоровны Пономаревых. Его отец был человек благочестивый и занимался портновским ремеслом. Впоследствии вслед за сыном и он принял монашество в Оптиной пустыни с именем Нифонт, трудился на скитской пасеке и скончался в 1849 году.

    Все детство и юность его прошли в родительском доме в Новохоперском уезде Воронежской губернии. Родион в детстве был тихого, кроткого нрава. Будучи при этом еще и неловким, он редко играл со своими сверстниками, любил сидеть дома и помогал отцу в его ремесле.

    Мать Родиона предрекала отроку с семилетнего возраста монашество. Он еще с детства чувствовал в себе стремление стать монахом и думал, что портновское ремесло ему пригодится в монашеской жизни.

    В 1829 году, будучи 24 лет от роду, Родион переехал с семейством своим в город Саратов, где провел девять лет жизни. Будучи ревнителем благочестия, он неотступно следовал уставам Православной Церкви и отечески

    назидал за нравственностью и неуклонным исполнением христианских обязанностей рабочими своей артели. Родион Никитич обучил своих рабочих церковному пению и чтению, празднословие и непристойные шутки во время работы всячески воспрещались. Сам Родион был чрезвычайно мягок, кроток и миролюбив.

    В Саратове под покровительством Преосвященного Иакова Родион Никитич мужественно боролся с раскольниками различных толков за чистоту Православия.

    Постепенно, с духовной зрелостью, приходит и окончательная решимость оставить все и последовать Христу. Еще не зная, какую выбрать обитель, Родион часть 1837-го и весь 1838 годы проводит в поездках по замечательнейшим монастырям России. Посетив многие обители, он успокоился духом лишь в Козельской Оптиной пустыни, обретя то, что искал на протяжении почти двух лет, - старческое окормление и духоносных мужей, способных с Божией помощью и его соделать достойным наследником Небесного Царствия. 13 / 26 марта 1839 года он был уже принят в число скитской братии.

    В то время в монастыре пребывали блаженные старцы Леонид и Макарий. Родиона поселили на жительство по соседству с келией бывшего валаамского игумена отца Варлаама, оказавшего благодетельное влияние на будущего старца. Исповедовались братья у преподобного Макария, вместе с тем Родион ежедневно ходил на откровение помыслов в монастырь к старцу Леониду. После назначения 1 / 14 декабря 1839 года преподобного Макария скитоначальником Родион был избран им в келейники и в этом послушании пробыл в течение двадцати лет, то есть до дня блаженной кончины старца Макария в 1860 году. Взяв на себя спасительный крест послушничества, возрастая во внутреннем делании, преподобный Иларион всемерно понуждал себя к несению и телесных трудов. Кроме послушаний, которые преподобный Иларион нес как келейник своего старца, он также по нуждам скитской братии и хозяйства был огородником, садовником, варил квас, пек хлеб, занимался на пасеке уходом за пчелами.

    В последние дни своей жизни старец Макарий благословил преподобного Илариона продолжать старческую деятельность, вручив его духовному руководству многих из своих духовных детей, чем подчеркнул преуспеяние преподобного Илариона во внутреннем делании.

    Приняв от своего старца это послушание, преподобный старец Иларион нес его до последнего дня жизни.

    С 8 / 21 апреля 1863 года, на старца Илариона было возложено новое послушание: он был назначен начальником скита и общим духовником монастыря. Истинным пастырем добрым был преподобный старец Иларион: во всякое время, даже в последние дни тяжелой своей предсмертной болезни, заботился он о своих чадах и был всегда готов прийти на помощь их духовным и житейским нуждам. При занятиях с братством обители у старца не было отказа никому и из посторонних посетителей. Горя любовью к святой вере православной, старец каждого приезжавшего в обитель неверного или раскольника вразумлял и обращал к матери нашей Православной Церкви.

    Верность и любовь к Милосердному Спасителю нашему Господу Иисусу Христу, самоотверженное следование по пути евангельских заповедей Его сделали сердце смиренного старца вместилищем многих даров Духа Святого, которые в изобилии изливались на прибегавших к его помощи. Наряду с благодатным даром духовного рассуждения преподобный Иларион имел дар прозорливости, был мужем учительным, ведущим истинно подвижническую жизнь. Однако не только почитание и любовь выпадали на его долю, но иногда и хулу и клевету приходилось терпеть преподобному. Но все это он переносил с великим смирением и снисхождением ко всем немощам людским.