• Ульяновское танковое училище выпускники 1966. Танкист бывшим не бывает

    Оксана Моисеева
    «Танкист бывшим не бывает!» — можно услышать практически на каждой сентябрьской встрече, посвященной Дню танкиста. Иногда за этим следует, как ответ на пароль, фраза: «Гуктянин — тем более!».
    «Корочки» Ульяновского гвардейского высшего танкового командного дважды Краснознаменного ордена Красной Звезды училища имени Ленина котировались в бесчисленных военных гарнизонах на некогда необъятных просторах Советского Союза необычайно высоко. Выпускники училища, или, как они до сих пор себя называют, гуктяне, очень часто назначались на весьма ответственные должности, что называется, «с колес», не успев приехать к своему первому после училища месту службы — диплом ульяновского танкового заменял им все рекомендации.
    За годы существования танковое училище закончили более двадцати пяти тысяч человек. Здесь учились девяносто три Героя Советского Союза, два Героя Социалистического Труда и шесть Героев Российской Федерации. Более ста шестидесяти будущих маршалов и генералов получили военные знания именно здесь. Цифры, статистика, которую еще не раз и не два в дни юбилея опубликуют в разных газетах и озвучат с экранов телевизоров. Но за каждой из них — судьба офицера. Отдаленные гарнизоны, бесконечные учения и стрельбы, танки по нескошенным полям, мазут, въевшийся в руки намертво, разлука с семьей — на разные сроки, как повезет.
    Война — их за девяносто пять лет, как известно, отгремело немало. Подвиги — как и судьбы, разные…
    Александр Космодемьянский. Брат знаменитой Зои Космодемьянской. Выпускник училища 1943 года. Погиб перед самым концом войны, в апреле 1945-го, во время боев под Кенигсбергом. Герой Советского Союза.
    Дмитрий Лавриненко. Гордость училища, непревзойденный танковый ас. Выпускник 1941 года. Лучший танковый снайпер, уничтоживший за пять месяцев боев под Москвой пятьдесят два вражеских танка. Кстати, история признания подвига Лавриненко сложна, как вся история нашей страны. Его представили к званию Героя, когда на его счету было сорок семь уничтоженных танков. Но тогда было принято решение о награждении Лавриненко только орденом Ленина. Указ о награждении был подписан 22 декабря, когда танкист уже погиб. А затем долгие годы шли споры о том, были ли боевые достижения Дмитрия реальными. Говорили, что якобы число уничтоженных им танков сильно преувеличила сталинская пропаганда, а воевать так результативно советские танкисты в начале войны не умели. Точку в спорах поставил в 1990 году Михаил Горбачев, принявший указ о посмертном награждении Дмитрия Лавриненко вторым орденом Ленина и званием Героя Советского Союза. Разговоры о реальности подвигов Лавриненко ведутся до сих пор. Но пока на родине героя спорят, в далеком Кот Д’Ивуаре к семидесятилетию Второй мировой войны выпустили филателистическую продукцию с именами и портретами советских танкистов. Среди них — почтовый блок, посвященный Дмитрию Лавриненко. На Береге Слоновой Кости его подвиг признали без оговорок.
    …А есть среди этих судеб и такая, как у Сергея Щелочкова. Выпускник 1986 года. Серега Щелочков, однокурсники называли его почему-то Сомоса. Вскоре после окончания училища попал в Афганистан, застал там конец этой «необъявленной войны». Был в одной из самых последних воинских частей, которые выводили из Афгана. Где-то его зацепила съемочная группа одной из новостных программ, он дал им короткое интервью, в котором обмолвился, что местное население, кажется, не слишком-то радо уходу «шурави». А летом 1989 года, кто помнит, под Уфой произошла железнодорожная катастрофа — самая страшная в истории СССР и России. В момент встречного прохождения двух пассажирских поездов «Новосибирск — Адлер» и «Адлер — Новосибирск» случилась авария на проходящем рядом трубопроводе и произошел мощный взрыв. Люди горели заживо — число погибших тогда перевалило за полтысячи. В нескольких вагонах ехали практически одни дети — они направлялись в летние лагеря на море. Туда же ехал и Сергей Щелочков.
    …Никто не считал, сколько детей вытащил он из горящего вагона. Просто один из рейсов в ад полыхающего пламени оказался для него последним. Не крайним, как говорят десантники, а последним. Об этом подвиге, в отличие от первых двух, известно единицам. Но разве от этого он перестает быть подвигом?
    В 1991 году знаменитое училище расформировали. Почему, зачем — непонятно до сих пор. Оставшихся курсантов отправили доучиваться в разные училища страны. Уезжая из Ульяновска, многие ребята откровенно рыдали. Слез не могли сдержать и их «отцы-командиры». Только благодаря огромным усилиям группы высокопоставленных выпускников УГВТКУ училище не закрыли совсем, а переформировали в суворовское, оставив при этом новому учебному заведению «в наследство» боевое знамя, все регалии и звание гвардейского. Кстати, наше СВУ единственное в стране имеет это звание. Можно сказать, что в какой-то степени восторжествовала историческая справедливость — танковое училище занимало здание, построенное до революции для Симбирского кадетского корпуса.
    Сейчас, как известно, историческая территория пустует. С осени 2011 года суворовцы временно размещены в расположении бывшего технического училища. Насколько временно? Точки зрения самые разные. Руководство УГСВУ в своих комментариях лаконично: министр обороны Сергей Шойгу сказал, что ребята вернутся на «историческую родину» 1 сентября 2014 года — значит, вернутся. В преддверии юбилея на форумах можно прочитать высказывания о том, что раз училище закрыто, музей вывезен и знамя «эвакуировано», то и смысла нет ехать праздновать в Ульяновск. Что ж, это каждый решает для себя. Но ведь знаменитое ульяновское танковое — это все-таки не музей и не знамя, а прежде всего, наверное, люди. Которые на всю жизнь останутся гуктянами.

    ДОСЛОВНО

    Владимир Табакин, начальник УГВТКУ с 1966 по 1977 год:
    «Это было училище с величайшими традициями. Первый танкист — Герой Советского Союза Осадчий был воспитан тоже у нас. Линия героического поведения воспитанников была непрерывна и свидетельствовала о том, что училище готовило достойные кадры».

    Александр Филиппов, выпускник 1953 года:
    «В июне 1973 года мне предложили ехать специалистом в Алжир для создания Алжирской Общевойсковой Академии. Арабы меня одного допустили в учебный отдел пехотного училища, на базе которого создавалась академия с трехгодичным сроком обучения. Мной была написана инструкция по организации и ведению учебного процесса, составлена программа обучения по всем предметам и расписание занятий на русском, французском и арабском языках. …За два года было построено пять учебных корпусов, пять жилых домов для офицеров — преподавателей и вольнонаемных Алжирской Народной Армии. При входе в здание учебного отдела по моему проекту была поставлена скульптура: воин с автоматом, рабочий, крестьянин и интеллигент с книгой. Четыре потока воды сливаются в один общий поток и поливают огромное поле красных роз…».

    Анвар Хасанов, инструктор по вождению автомобилей и БТР в УГВТКУ:
    «В июне 1986 года я начал службу в Афганистане в 180-м мотострелковом полку. Полк располагался рядом с дворцом Амина в Кабуле. Начальником штаба полка у нас был Герой Советского Союза майор Руслан Аушев. Через некоторое время меня отправили в Хайратон получать новую технику. Подъехали к тоннелю горы Гиндукуша протяженностью более трех километров. Накануне я впервые услышал о полевом командире моджахедов Ахмад-шахе Масуде, расположившемся в ущелье Пандшера, где много алмазов и драгоценных камней. Все девять лет он не давал нашим войскам покоя, и в этот раз напал на пост, пытался захватить и разрушить тоннель. Наши отбились, но нам пришлось ждать. Мы двигались по узкой извилистой дороге – излюбленные места боевиков Ахмад-шаха. Получив отпор при попытке захватить тоннель, они рассчитывали здесь разгромить нашу колонну. Они пропустили передние бронемашины и из гранатометов и пулеметов ударили по середине колонны. Сразу БМП, где находился я, была подбита и встала поперек узкой дороги. Колонна остановилась. Душманы открыли шквальный огонь. Взрывной волной меня высоко подбросило над БМП, и я полетел в пропасть. Я упал в реку, текущую на дне ущелья, быстрое течение понесло меня и в конце концов прибило к берегу. Это было мое боевое крещение».

    Алексей Рябоволов, выпускник 1950 года:
    «В 1976 году меня откомандировали в Народную Республику Ангола на должность советника начальника учебного отдела военного училища. На самолете министра обороны мы облетели все крупные города Анголы, и мой выбор пал на город Уамбо, так как здесь был военный городок бывшего португальского артполка с пригодными строениями для казарм, классов, хозблока. Обстановка в городе была сложная. Центральный округ с городом Уамбо был подконтролен реакционному националистическому движению УНИТА. Местная власть не действовала, бесчинствовали мародеры, с шести часов вечера в городе начиналась беспорядочная стрельба, раздавались взрывы. Нас никто не охранял. Я приказал выдать всем своим военным специалистам автоматы, боеприпасы, пистолеты, гранаты, установил дежурство офицеров. Мы спали в буквальном смысле с пистолетом под подушкой, а рядом с постелью наготове держали гранаты. Советские и кубинские специалисты быстро отремонтировали помещения для казарм на 1200 человек, были оборудованы 44 класса по всем предметам обучения, разработаны нормативные документы, проведено укомплектование училища вооружением, боевой техникой, обмундированием, организовано трехразовое питание. С середины июня начались занятия с курсантами. Учебный процесс шел нормально. А мне часто приходилось быть не только военным специалистом, но и дипломатом, представителем СССР — а мы были первыми советскими представителями в городе. Португальская пропаганда расписывала нас как людоедов из Сибири, с хвостом и в шерсти. Увидев вполне нормальных, доброжелательных к ним людей, жители города часто бывали поражены. 7 ноября мы устроили военный парад на городской площади с прохождением курсантов училища и всех видов боевой техники. Преступность в городе уменьшилась. Училище пользовалось большим успехом. Только президент страны посетил его на моей памяти четыре раза. В январе 1977 года произвели первый выпуск военных специалистов по ускоренной программе. Все выпускники приняли клятву на верность служения народу и его вооруженным силам, простились со знаменем и прошли торжественным маршем по плацу. Этот ритуал был мной предложен и осуществлен по опыту выпуска Ульяновского гвардейского танкового училища».

    В. И. Ленина
    200px
    Оригинальное название
    Международное название

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Прежние названия

    Симбирские пехотные курсы (1918-1921)
    Симбирская пехотная школа командного состава (1921-1924)
    12-я Краснознамённая школа командного состава имени В. И. Ленина (1924-1936)
    1-е Ульяновское Краснознамённое танковое училище имени В. И. Ленина(1936-1966)

    Девиз

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Год основания
    Год закрытия
    Реорганизован
    Год реорганизации

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Тип

    военное учебное заведение

    Целевой капитал

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Руководитель

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Президент

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Научный руководитель

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Ректор

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Директор

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Студенты

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Иностранные студенты

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Бакалавриат

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Специалитет

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Магистратура

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Аспирантура

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Докторантура

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Доктора

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Профессора

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Преподаватели

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Цвета

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Расположение
    Метро

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Кампус

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Юридический адрес

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Сайт

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Логотип

    Ошибка Lua в Модуль:Wikidata на строке 170: attempt to index field "wikibase" (a nil value).

    Награды
    Ошибка Lua: callParserFunction: function "#property" was not found. К:Учебные заведения, основанные в 1918 году

    Ульяновское танковое училище - военное учебное заведение СССР , готовившее командиров танковых войск в 1932-1991 годах. Располагалось в городе Ульяновске .

    Полное наименование: Ульяновское гвардейское высшее танковое командное, дважды Краснознамённое, ордена Красной Звезды училище им. В. И. Ленина

    Предыстория

    В соответствии с приказом народного комиссариата по военным делам № 130 в Москве , Петрограде , Твери , Казани и в других городах РСФСР были открыты тринадцать ускоренных курсов по подготовке командиров для пехотных, кавалерийских и артиллерийских частей Красной Армии . Такой курс был открыт, в том числе, и в городе Симбирске . 1 ноября 1918 года состоялся первый выпуск красных командиров, прошедших боевую закалку в боях с белочехами и белогвардейцами при обороне и взятии Симбирска .

    В июне 1943 года училище отметило своё 25-летие. В ознаменование 25-й годовщины училища, за выдающиеся успехи в деле подготовки командных кадров для танковых войск и боевые заслуги перед Родиной, 28 июня 1943 года приказом Народного комиссара обороны Союза СССР № 252 училище было преобразовано в Гвардейское и Указом Президиума Верховного Совета ССР от 8 июля 1943 года награждено орденом Красной Звезды . 1943 год училище завершило по итогам боевой и политической подготовки в числе лучших военных училищ Вооружённых Сил, а среди танковых, как и в предыдущем году, заняло первое место.

    На завершающем этапе войны 1-му Ульяновскому Краснознамённому танковому училищу, как одному из лучших, поручена подготовка командиров тяжёлых танков ИС-2 для укомплектования гвардейских танковых частей.

    За время Великой Отечественной войны училище сделало 45 выпусков, подготовив для фронта 8924 офицера-танкиста.

    Послевоенные годы

    В послевоенные годы по профилю среднего училища (выпуски 1945-1969 годов) было произведено 22 выпуска и подготовлено 4300 офицеров-танкистов. В 1966 году в связи с возросшими требованиями к подготовке офицеров Ульяновское танковое было преобразовано в Ульяновское гвардейское высшее танковое командное дважды Краснознамённое ордена Красной Звезды училище им. В. И. Ленина . Курс обучения был увеличен с 3-х лет до 4-х. В 1970 году был произведен первый выпуск офицеров с высшим военным специальным образованием.

    Всего за годы существования Ульяновского училища с 1919 по 1991 года основной курс обучения закончили более 25 тысяч человек, в том числе по высшему профилю 6 тысяч человек. Здесь учились 93 Героя Советского Союза , два Героя Социалистического Труда и 6 Героев Российской Федерации . Более 160-ти будущих маршалов и генералов получили военные знания в этом училище.

    В июне 1991 года был произведен последний, 141-й, выпуск офицеров.

    Постановлением Совета Министров СССР от 11 июля 1991 года училище было переформировано к Ульяновское суворовское военное училище , которое унаследовало награды и гвардейское наименование Ульяновского танкового училища.

      Знамя училища

      Main entrance GUKTU.jpg

      Главный вход в здание училища

      Vystavka GUKTU.jpg

      Выставка военной техники во дворе училища

      Memorial plaque GUKTU.jpg

      Мемориальная доска, открытая в день празднования 95-летия училища

      Стела героев

    Начальники училища

    • 1930-1934 - Жабин, Николай Иванович , комбриг
    • 1934-1936 - Духанов, Михаил Павлович , комбриг
    • 1936-1940 - Шуров, Пётр Евдокимович , комбриг
    • 1940-1941 - Шабалин, Родион Никанорович , полковник
    • 1941-1946 - Кашуба, Владимир Несторович , Герой Советского Союза , генерал-майор танковых войск , генерал-лейтенант танковых войск
    • 1946-1948 - Синенко, Максим Денисович , генерал-лейтенант танковых войск
    • 1948-1950 - Демчук, Иван Нестерович , генерал-майор танковых войск
    • 1950-1959 - Пушкарёв, Сергей Филиппович , Герой Советского Союза , генерал-майор танковых войск
    • 1959-1966 - Мельников, Пётр Андреевич , Герой Советского Союза , генерал-майор танковых войск
    • 1966-1977 - Табакин, Владимир Львович , генерал-майор танковых войск
    • 1977-1987 - Курчавов, Владимир Михайлович , генерал-майор танковых войск
    • 1987-1991 - Пчелинцев, Владимир Иванович , генерал-майор

    Известные выпускники

    Напишите отзыв о статье "Ульяновское танковое училище"

    Литература

    • Ульяновская -Симбирская энциклопедия, Том 1. Ульяновск: Издательство «Симбирская книга», 2000. ISBN 5-8426-0224-5

    Ссылки

    Отрывок, характеризующий Ульяновское танковое училище

    – Не беспокойтесь, дорогая Изидора, без Вас это даже не было бы таким «забавным»! Обещаю, Вы увидите всё, и я очень рад, что Вы изъявили такое желание.
    И довольно улыбнувшись, уже повернулся к двери, но вдруг что-то вспомнив, остановился:
    – Скажите, Изидора, когда Вы «исчезаете» – имеет ли для Вас значение, откуда Вы это делаете?..
    – Нет, Ваше святейшество, не имеет. Я ведь не прохожу сквозь стены. Я просто «таю» в одном месте, чтобы тут же появиться в другом, если такое объяснение даст Вам хоть какую-то картинку, – и, чтобы его добить, нарочно добавила, – Всё очень просто, когда знаешь как это делать... святейшество.
    Караффа ещё мгновение пожирал меня своими чёрными глазами, а потом повернулся на каблуках и быстро вышел из комнаты, будто боясь, что я вдруг для чего-то его остановлю.
    Я прекрасно понимала, почему он задал последний вопрос... С той же самой минуты, как он увидел, что я могу вдруг взять и так просто исчезнуть, он ломал свою гордую голову, как бы покрепче меня куда-то «привязать», или, для надёжности, посадить в какой-нибудь каменный мешок, из которого уж точно у меня не осталось бы надежды никуда «улететь»... Но, своим ответом, я лишила его покоя, и моя душа искренне радовалась этой маленькой победе, так как я знала наверняка, что с этого момента Караффа потеряет сон, стараясь придумать, куда бы понадёжнее меня упрятать.
    Это, конечно же, были только лишь забавные, отвлекающие от страшной реальности моменты, но они помогали мне хотя бы уж при нём, при Караффе на мгновение забыться и не показывать, как больно и глубоко ранило меня происходящее. Я дико хотела найти выход из нашего безнадёжного положения, желая этого всеми силами своей измученной души! Но только лишь моего желания победить Караффу было недостаточно. Я должна была понять, что делало его таким сильным, и что же это был за «подарок», который он получил в Мэтэоре, и который я никак не могла увидеть, так как он был для нас совершенно чужим. Для этого мне нужен был отец. А он не отзывался. И я решила попробовать, не отзовётся ли Север...
    Но как я не пыталась – он тоже почему-то не хотел выходить со мной на контакт. И я решила попробовать то, что только что показала Караффе – пойти «дуновением» в Мэтэору... Только на этот раз я понятия не имела, где находился желанный монастырь... Это был риск, так как, не зная своей «точки проявления», я могла не «собрать» себя нигде вообще. И это была бы смерть. Но пробовать стоило, если я надеялась получить в Мэтэоре хоть какой-то ответ. Поэтому, стараясь долго не думать о последствиях, я пошла...
    Настроившись на Севера, я мысленно приказала себе проявиться там, где в данное мгновение мог находиться он. Я никогда не шла вслепую, и большой уверенности моей попытке это, естественно, не прибавляло... Но терять всё равно было нечего, кроме победы над Караффой. А из-за этого стоило рискнуть...
    Я появилась на краю очень крутого каменного обрыва, который «парил» над землёй, будто огромный сказочный корабль... Вокруг были только горы, большие и малые, зеленеющие и просто каменные, где-то в дали переходящие в цветуще луга. Гора, на которой стояла я, была самой высокой и единственной, на верхушке которой местами держался снег... Она гордо высилась над остальными, как сверкающий белый айсберг, основание которого прятало в себе невидимую остальными загадочную тайну...
    От свежести чистого, хрустящего воздуха захватывало дыхание! Искрясь и сверкая в лучах жгучего горного солнца, он лопался вспыхивающими снежинками, проникая в самые «глубинки» лёгких... Дышалось легко и свободно, будто в тело вливался не воздух, а удивительная животворная сила. И хотелось вдыхать её бесконечно!..
    Мир казался прекрасным и солнечным! Будто не было нигде зла и смерти, нигде не страдали люди, и будто не жил на земле страшный человек, по имени Караффа...
    Я чувствовала себя птицей, готовой расправить свои лёгкие крылья и вознестись высоко-высоко в небо, где уже никакое Зло не смогло бы меня достать!..
    Но жизнь безжалостно возвращала на землю, жестокой реальностью напоминая причину, по которой я сюда пришла. Я огляделась вокруг – прямо за моей спиной высилась слизанная ветрами, сверкающая на солнце пушистым инеем, серая каменная скала. А на ней... белой звёздной россыпью качались роскошные, крупные, невиданные цветы!.. Гордо выставив под солнечные лучи свои белые, словно восковые, остроконечные лепестки, они были похожи на чистые, холодные звёзды, по ошибке упавшие с небес на эту серую, одинокую скалу... Не в состоянии оторвать глаза от их холодной, дивной красоты, я опустилась на ближайший камень, восторженно любуясь завораживающей игрой светотеней на слепяще-белых, безупречных цветках... Моя душа блаженно отдыхала, жадно впитывая чудесный покой этого светлого, чарующего мгновения... Кругом витала волшебная, глубокая и ласковая тишина...
    И вдруг я встрепенулась... Я вспомнила! Следы Богов!!! Вот, как назывались эти великолепные цветы! По старой-престарой легенде, которую давным-давно рассказывала мне моя любимая бабушка, Боги, приходя на Землю, жили высоко в горах, вдали от мирской суеты и людских пороков. Долгими часами размышляя о высоком и вечном, они закрывались от Человека завесой «мудрости» и отчуждения... Люди не знали, как их найти. И только нескольким посчастливилось узреть ИХ, но зато, позже этих «удачливых» никто никогда больше не видывал, и не у кого было спросить путь к гордым Богам... Но вот однажды умирающий воин забрался высоко в горы, не желая живым сдаваться врагу, победившему его.
    Жизнь оставляла грустного воина, вытекая последними каплями остывающей крови... И никого не было рядом, чтобы проститься, чтобы омыть слезами его последний путь... Но вот, уже ускользая, его взгляд зацепился за дивную, невиданную, божественную красоту!.. Непорочные, снежно-белые, удивительнейшие цветы окружали его... Их чудесная белизна омывала душу, возвращая ушедшую силу. Призывала к жизни... Будучи не в силах шевельнуться, он внимал их холодный свет, открывая ласке одинокое сердце. И тут же, у него на глазах, закрывались его глубокие раны. Жизнь возвращалась к нему, ещё сильнее и яростнее, чем при рождении. Снова почувствовав себя героем, он поднялся... прямо перед его взором стоял высокий Старец...
    – Ты вернул меня, Боже? – восторженно спросил воин.
    – Кем ты есть, человече? И почему рекёшь меня Господом? – удивился старец.
    – Кто же другой мог совершить подобное? – прошептал человек. – И живёшь ты почти, что в небе... Значит ты Бог.
    – Я не Бог, Я потомок его... Благо – истинный... Заходи, коль пришёл, в нашу обитель. С чистым сердцем и чистым помыслом ты пришёл жизнь пращать... Вот и возвратили тебя. Радуйся.
    – Кто возвратил меня, Старче?
    – Они, радимые, «стопы господние»... – указав на дивные цветы, качнул головой Старец.
    Вот с тех пор и пошла легенда о Цветах Господних. Говорят, они всегда растут у обителей Божьих, чтобы путь указать пришедшим...
    Задумавшись, я не заметила, что осматриваюсь вокруг... и буквально тут же очнулась!.. Мои удивительные чудо-цветы росли лишь вокруг узенькой, тёмной щели, зиявшей в скале, как почти невидимый, «природный» вход!!! Обострившееся вдруг чутьё, повело меня именно туда...
    Никого не было видно, никто не выходил. Чувствуя себя неуютно, приходя непрошенной, я всё же решила попробовать и подошла к щели. Опять же, ничего не происходило... Ни особой защиты, ни каких либо других неожиданностей не было. Всё оставалось величественным и спокойным, как от начала времён... Да и от кого было здесь защищаться? Только от таких же одарённых, какими были сами хозяева?.. Меня вдруг передёрнуло – но ведь мог появиться ещё один такой же «Караффа», который был бы в какой-то степени одарённым, и так же просто бы их «нашёл»?!..
    Я осторожно вошла в пещеру. Но и здесь ничего необычного не произошло, разве что, воздух стал каким-то очень мягким и «радостным» – пахло весной и травами, будто я находилась на сочной лесной поляне, а не внутри голой каменной скалы... Пройдя несколько метров, я вдруг поняла, что становится всё светлее, хотя, казалось бы, должно было быть наоборот. Свет струился откуда-то сверху, здесь внизу распыляясь в очень мягкое «закатное» освещение. В голове тихо и ненавязчиво зазвучала странная, успокаивающая мелодия – ничего подобного мне никогда раньше не приходилось слышать... Необычайное сочетание звуков делало мир вокруг лёгким и радостным. И безопасным...
    В странной пещере было очень тихо и очень уютно... Единственное, что чуточку настораживало – всё сильнее нарастало ощущение чужого наблюдения. Но оно не было неприятным. Просто – заботливый взгляд родителя за несмышлёным малышом...
    Коридор, по которому я шла, начал расширяться, переходя в огромный высокий каменный зал, по краям которого располагались простые каменные сидения, похожие на длинные скамьи, выбитые кем-то прямо в скале. А посередине этого странного зала высился каменный постамент, на котором «горел» всеми цветами радуги огромный бриллиантовый кристалл... Он сверкал и переливался, ослепляя разноцветными вспышками, и был похож на маленькое солнце, почему-то вдруг кем-то запрятанное в каменную пещеру.
    Я подошла поближе – кристалл засиял ярче. Это было очень красиво, но не более, и никакого восторга или приобщения к чему-то «великому» не вызывало. Кристалл был материальным, просто невероятно большим и великолепным. Но и только. Он не был чем-то мистическим или значимым, а всего лишь необычайно красивым. Только вот я пока никак не могла понять, почему этот с виду совершенно вроде бы простой «камень» реагировал на приближение человека? Могло ли оказаться возможным, что его каким-то образом «включало» человеческое тепло?

    (УГВТКУ)

    Прежние названия

    Полное наименование: Ульяновское гвардейское высшее танковое командное, дважды Краснознамённое, ордена Красной Звезды училище имени В. И. Ленина

    История

    Предыстория - Императорская Россия

    С мая 1878 года директором назначен бывший инспектор Нижегородской военной гимназии полковник (затем генерал-майор) Н. А. Якубович, прослуживший в этой должности 25 лет.

    22 июля 1882 году на базе гимназии был создан Симбирский кадетский корпус .

    В ноябре 1885 года из казны было выделено 10 десятин земли около деревни Поливно под летний лагерь.

    3 августа 1886 года было утверждено новое Положение о кадетских корпусах, - стали принимать детей лиц прослуживших в офицерских чинах не менее 10 лет или имевших льгот (погибших в боях, сироты), остальные платили за содержание 250 рублей в год.

    12 ноября 1903 года по Высочайшему повелению Императора России Николай II корпусу было пожаловано Знамя, которое хранилось у алтаря в корпусной церкви Николая Чудотворца .

    31 августа 1917 года кадетские корпуса снова были переименованы в гимназии военного ведомства .

    В начале 1918 года гимназия была закрыта.

    В марте 1918 года бывшими катетами было похищено Знамя, а затем вывезено в Европу, а оттуда в 1955 году перевезено в Сан-Франциско.

    Директора гимназии / корпуса:

    • полковник Альбедиль Фёдор Константинович (8.08.1873 - 15.05.1878)
    • полковник (затем генерал-майор) Якубович Николай Андреевич (1878 - 1903)
    • генерал-майор Семашкевич Евгений Ефстафьевич (6.12.1903 - 24.01.1907)
    • генерал-майор Шпигель Карл Вильямович (1907 - 1912)
    • генерал-майор Мерро Михаил Иванович (23.08.1913 - 1915)
    • генерал-майор Желтиков Александр Семёнович (1915 - 1918).

    В соответствии с приказом Народного Комиссариата по военным делам № 130 в Москве , Петрограде , Твери , Казани и в других городах РСФСР были открыты тринадцать ускоренных курсов по подготовке командиров для пехотных, кавалерийских и артиллерийских частей Красной Армии - Школа взводных инструкторов РККА . Такой курс, в феврале 1918 года, был открыт и в городе Симбирске .

    1 ноября 1918 года состоялся первый выпуск красных командиров, прошедших боевую закалку в боях с белочехами и белогвардейцами при обороне и взятии Симбирска .

    4 мая 1919 года состоялся первый выпуск Симбирских пехотных курсов красных командиров (Симбирские командирские курсы) в количестве 26 человек.

    С июля 1920 года Курсам присвоен порядковый номер «12» - 12-е Симбирские пехотные командные курсы.

    С мая 1921 года по январь 1924 год называлась - 12-я Симбирская пехотная школа командного состава РККА (с трёхлетним сроком обучения).

    Срок обучения в училище был сокращён до шести-девяти месяцев. При училище были созданы трёхмесячные курсы по подготовке автотехников, переподготовки общевойсковых командиров и политработников на командиров танковых взводов. В короткие сроки были разработаны новые учебные программы, проведена большая работа по переустройству материальной базы, совершенствованию полевой выучки, умению обслуживать технику и повышать её надежность.

    Благодаря большому кропотливому труду командования и преподавателей, уже во второй половине 1941 года училище произвело пять ускоренных выпусков, дав бронетанковым и механизированным войскам 536 командиров-танкистов, 138 военных техников и 32 автотехника. Всего с 22 июня 1941 года по 1 января 1942 года было выпущено 767 человек. Зимой 1941-1942 годов училище стало одной из крупнейших кузниц командных кадров для бронетанковых и механизированных войск Красной Армии.

    С 1 февраля 1942 года училище перешло на новый профиль подготовки командиров тяжёлых танков КВ , а с сентября года - на подготовку командиров танков Т-34 .

    В июне 1943 года училище отметило своё 25-летие. В ознаменование 25-й годовщины училища, за выдающиеся успехи в деле подготовки командных кадров для танковых войск и боевые заслуги перед Родиной, 28 июня 1943 года приказом Народного комиссара обороны Союза ССР № 252 училище было преобразовано в «Гвардейское» и Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 июля 1943 года награждено орденом Красной Звезды и стало называться 1-е Ульяновское гвардейское дважды Краснознамённое, ордена Красной Звезды танковое училище имени В. И. Ленина.

    1943 год училище завершило, по итогам боевой и политической подготовки, в числе лучших военных училищ Вооружённых Сил СССР, а среди танковых УВУЗ ГАБТУ КА, как и в предыдущем году, заняло первое место.

    На завершающем этапе войны 1-му Ульяновскому гвардейскому танковому училищу, как одному из лучших, поручена подготовка командиров тяжёлых танков ИС-2 для укомплектования гвардейских танковых частей.

    За время Великой Отечественной войны училище сделало 52 выпуска, подготовив для фронта 9860 офицера-танкиста .

    Послевоенные годы

    В послевоенные годы по профилю среднего училища (выпуски 1945-1969 годов) было произведено 22 выпуска и подготовлено 4300 офицеров-танкистов.

    В октябре 1966 году, в связи с возросшими требованиями к подготовке офицеров, 1-е Ульяновское танковое училище было преобразовано в Ульяновское гвардейское высшее танковое командное дважды Краснознамённое, ордена Красной Звезды училище им. В. И. Ленина (УГВТКУ). Курс обучения был увеличен с 3-х лет до 4-х. В 1970 году был произведен первый выпуск офицеров с высшим военным специальным образованием.

    Всего за годы существования Ульяновского училища с 1919 по 1991 года основной курс обучения закончили более 25 тысяч человек, в том числе по высшему профилю 6 тысяч человек. Здесь учились 107 Героя Советского Союза , три Героя Социалистического Труда , 9 Героев Российской Федерации и один Герой Украины . Более 180-ти будущих маршалов и генералов получили военные знания в этом училище и один губернатор области .

    В июне 1991 года был произведен последний, 141-й, выпуск офицеров.

    Постановлением Кабинета Министров СССР от 11 июля 1991 года № 463 «О создании Ульяновского и Бишкекского суворовских военных училищ» и приказа МО СССР № 395 от 9 сентября 1991 года, училище было переформировано в Ульяновское суворовское военное училище , которое унаследовало награды и гвардейское наименование Ульяновского танкового училища.

    7 сентября 2018 года Танковому училищу исполнилось 100 лет. В честь юбилея в Ульяновске прошел торжественный митинг.

    Начальники училища

    Награды училища

    Память

    Герои УГВТКУ

    Известные выпускники

    В Ульяновске дислоцировались и другие танковые училища:

    а) 2-е Ульяновское танковое дважды Краснознамённое училище имени М. И. Калинина, передислоцированное в июле 1941 года из города Минска Белорусской ССР - Минское Краснознамённое танковое училище имени М. И. Калинина.

    Из истории:

    Сформирована в 1920-х годах как Объединённая Белорусская военная школа командного состава имени ЦИК БССР .

    16 марта 1937 года преобразована в Минское военное пехотное ордена Трудового Красного Знамени училище имени М. И. Калинина .

    Согласно приказу НКО СССР № 0127 от 28 марта 1941 года училище переформировано в Минское Краснознамённое танковое училище имени М. И. Калинина, численностью 1600 курсантов.

    Согласно Директиве ГШ КА № 638/орг от 3 июля 1941 года передислоцировано в Ульяновск и переименовано во 2-е Ульяновское Краснознамённое танковое училище имени М. И. Калинина .

    В сентябре 1943 года переименовано во 2-е Ульяновское Краснознамённое училище лёгких танков им. М. И. Калинина.

    В 1944 году Указом ПВС СССР училище награждено орденом Красного Знамени .

    В сентябре 1944 года переименовано во 2-е Ульяновское дважды Краснознамённое танковое училище самоходных установок имени М . И. Калинина .

    Начальники училища:

    • Василевич Иван Иванович (с 12.1928 - 1932),
    • Кобленц Григорий Михайлович (1.1932 - 4.1933),
    • комбриг Алёхин Евгений Степанович (с 4.1933 - 1938),
    • Ловягин Пётр Ермолаевич (7.1937 - 11.1937),
    • Левашев Алексей Фёдорович (с 2.1938 - 9.1938),
    • полковник Пузиков Иван Михайлович (с 5.1940),
    • генерал-майор Золотухин Николай Григорьевич (с 3.1941),
    • полковник / генерал-майор т/в Шимкович Андрей Леонтьевич (с 20.05.1942),
    • генерал-майор т/в

    Материал из Википедии - свободной энциклопедии

    В. И. Ленина
    Прежние названия

    Симбирские пехотные курсы (1918-1921)
    Симбирская пехотная школа командного состава (1921-1924)
    12-я Краснознамённая школа командного состава имени В. И. Ленина (1924-1936)
    1-е Ульяновское Краснознамённое танковое училище имени В. И. Ленина(1936-1966)

    Год основания
    Год закрытия
    Реорганизован
    Тип

    военное учебное заведение

    Расположение
    Награды
    К:Учебные заведения, основанные в 1918 году

    Ульяновское танковое училище - военное учебное заведение СССР , готовившее командиров танковых войск в 1932-1991 годах. Располагалось в городе Ульяновске .

    Полное наименование: Ульяновское гвардейское высшее танковое командное, дважды Краснознамённое, ордена Красной Звезды училище им. В. И. Ленина

    Предыстория

    В соответствии с приказом народного комиссариата по военным делам № 130 в Москве , Петрограде , Твери , Казани и в других городах РСФСР были открыты тринадцать ускоренных курсов по подготовке командиров для пехотных, кавалерийских и артиллерийских частей Красной Армии . Такой курс был открыт, в том числе, и в городе Симбирске . 1 ноября 1918 года состоялся первый выпуск красных командиров, прошедших боевую закалку в боях с белочехами и белогвардейцами при обороне и взятии Симбирска .

    В июне 1943 года училище отметило своё 25-летие. В ознаменование 25-й годовщины училища, за выдающиеся успехи в деле подготовки командных кадров для танковых войск и боевые заслуги перед Родиной, 28 июня 1943 года приказом Народного комиссара обороны Союза СССР № 252 училище было преобразовано в Гвардейское и Указом Президиума Верховного Совета ССР от 8 июля 1943 года награждено орденом Красной Звезды . 1943 год училище завершило по итогам боевой и политической подготовки в числе лучших военных училищ Вооружённых Сил, а среди танковых, как и в предыдущем году, заняло первое место.

    На завершающем этапе войны 1-му Ульяновскому Краснознамённому танковому училищу, как одному из лучших, поручена подготовка командиров тяжёлых танков ИС-2 для укомплектования гвардейских танковых частей.

    За время Великой Отечественной войны училище сделало 45 выпусков, подготовив для фронта 8924 офицера-танкиста.

    Послевоенные годы

    В послевоенные годы по профилю среднего училища (выпуски 1945-1969 годов) было произведено 22 выпуска и подготовлено 4300 офицеров-танкистов. В 1966 году в связи с возросшими требованиями к подготовке офицеров Ульяновское танковое было преобразовано в Ульяновское гвардейское высшее танковое командное дважды Краснознамённое ордена Красной Звезды училище им. В. И. Ленина . Курс обучения был увеличен с 3-х лет до 4-х. В 1970 году был произведен первый выпуск офицеров с высшим военным специальным образованием.

    Всего за годы существования Ульяновского училища с 1919 по 1991 года основной курс обучения закончили более 25 тысяч человек, в том числе по высшему профилю 6 тысяч человек. Здесь учились 93 Героя Советского Союза , два Героя Социалистического Труда и 6 Героев Российской Федерации . Более 160-ти будущих маршалов и генералов получили военные знания в этом училище.

    В июне 1991 года был произведен последний, 141-й, выпуск офицеров.

    Постановлением Совета Министров СССР от 11 июля 1991 года училище было переформировано к Ульяновское суворовское военное училище , которое унаследовало награды и гвардейское наименование Ульяновского танкового училища.

      Знамя училища

      Main entrance GUKTU.jpg

      Главный вход в здание училища

      Vystavka GUKTU.jpg

      Выставка военной техники во дворе училища

      Memorial plaque GUKTU.jpg

      Мемориальная доска, открытая в день празднования 95-летия училища

      Стела героев

    Начальники училища

    • 1930-1934 - Жабин, Николай Иванович , комбриг
    • 1934-1936 - Духанов, Михаил Павлович , комбриг
    • 1936-1940 - Шуров, Пётр Евдокимович , комбриг
    • 1940-1941 - Шабалин, Родион Никанорович , полковник
    • 1941-1946 - Кашуба, Владимир Несторович , Герой Советского Союза , генерал-майор танковых войск , генерал-лейтенант танковых войск
    • 1946-1948 - Синенко, Максим Денисович , генерал-лейтенант танковых войск
    • 1948-1950 - Демчук, Иван Нестерович , генерал-майор танковых войск
    • 1950-1959 - Пушкарёв, Сергей Филиппович , Герой Советского Союза , генерал-майор танковых войск
    • 1959-1966 - Мельников, Пётр Андреевич , Герой Советского Союза , генерал-майор танковых войск
    • 1966-1977 - Табакин, Владимир Львович , генерал-майор танковых войск
    • 1977-1987 - Курчавов, Владимир Михайлович , генерал-майор танковых войск
    • 1987-1991 - Пчелинцев, Владимир Иванович , генерал-майор

    Известные выпускники

    Напишите отзыв о статье "Ульяновское танковое училище"

    Литература

    • Ульяновская -Симбирская энциклопедия, Том 1. Ульяновск: Издательство «Симбирская книга», 2000. ISBN 5-8426-0224-5

    Ссылки

    Отрывок, характеризующий Ульяновское танковое училище

    – Дронушка, Алпатыч куда то уехал, мне не к кому обратиться. Правду ли мне говорят, что мне и уехать нельзя?
    – Отчего же тебе не ехать, ваше сиятельство, ехать можно, – сказал Дрон.
    – Мне сказали, что опасно от неприятеля. Голубчик, я ничего не могу, ничего не понимаю, со мной никого нет. Я непременно хочу ехать ночью или завтра рано утром. – Дрон молчал. Он исподлобья взглянул на княжну Марью.
    – Лошадей нет, – сказал он, – я и Яков Алпатычу говорил.
    – Отчего же нет? – сказала княжна.
    – Все от божьего наказания, – сказал Дрон. – Какие лошади были, под войска разобрали, а какие подохли, нынче год какой. Не то лошадей кормить, а как бы самим с голоду не помереть! И так по три дня не емши сидят. Нет ничего, разорили вконец.
    Княжна Марья внимательно слушала то, что он говорил ей.
    – Мужики разорены? У них хлеба нет? – спросила она.
    – Голодной смертью помирают, – сказал Дрон, – не то что подводы…
    – Да отчего же ты не сказал, Дронушка? Разве нельзя помочь? Я все сделаю, что могу… – Княжне Марье странно было думать, что теперь, в такую минуту, когда такое горе наполняло ее душу, могли быть люди богатые и бедные и что могли богатые не помочь бедным. Она смутно знала и слышала, что бывает господский хлеб и что его дают мужикам. Она знала тоже, что ни брат, ни отец ее не отказали бы в нужде мужикам; она только боялась ошибиться как нибудь в словах насчет этой раздачи мужикам хлеба, которым она хотела распорядиться. Она была рада тому, что ей представился предлог заботы, такой, для которой ей не совестно забыть свое горе. Она стала расспрашивать Дронушку подробности о нуждах мужиков и о том, что есть господского в Богучарове.
    – Ведь у нас есть хлеб господский, братнин? – спросила она.
    – Господский хлеб весь цел, – с гордостью сказал Дрон, – наш князь не приказывал продавать.
    – Выдай его мужикам, выдай все, что им нужно: я тебе именем брата разрешаю, – сказала княжна Марья.
    Дрон ничего не ответил и глубоко вздохнул.
    – Ты раздай им этот хлеб, ежели его довольно будет для них. Все раздай. Я тебе приказываю именем брата, и скажи им: что, что наше, то и ихнее. Мы ничего не пожалеем для них. Так ты скажи.
    Дрон пристально смотрел на княжну, в то время как она говорила.
    – Уволь ты меня, матушка, ради бога, вели от меня ключи принять, – сказал он. – Служил двадцать три года, худого не делал; уволь, ради бога.
    Княжна Марья не понимала, чего он хотел от нее и от чего он просил уволить себя. Она отвечала ему, что она никогда не сомневалась в его преданности и что она все готова сделать для него и для мужиков.

    Через час после этого Дуняша пришла к княжне с известием, что пришел Дрон и все мужики, по приказанию княжны, собрались у амбара, желая переговорить с госпожою.
    – Да я никогда не звала их, – сказала княжна Марья, – я только сказала Дронушке, чтобы раздать им хлеба.
    – Только ради бога, княжна матушка, прикажите их прогнать и не ходите к ним. Все обман один, – говорила Дуняша, – а Яков Алпатыч приедут, и поедем… и вы не извольте…
    – Какой же обман? – удивленно спросила княжна
    – Да уж я знаю, только послушайте меня, ради бога. Вот и няню хоть спросите. Говорят, не согласны уезжать по вашему приказанию.
    – Ты что нибудь не то говоришь. Да я никогда не приказывала уезжать… – сказала княжна Марья. – Позови Дронушку.
    Пришедший Дрон подтвердил слова Дуняши: мужики пришли по приказанию княжны.
    – Да я никогда не звала их, – сказала княжна. – Ты, верно, не так передал им. Я только сказала, чтобы ты им отдал хлеб.
    Дрон, не отвечая, вздохнул.
    – Если прикажете, они уйдут, – сказал он.
    – Нет, нет, я пойду к ним, – сказала княжна Марья
    Несмотря на отговариванье Дуняши и няни, княжна Марья вышла на крыльцо. Дрон, Дуняша, няня и Михаил Иваныч шли за нею. «Они, вероятно, думают, что я предлагаю им хлеб с тем, чтобы они остались на своих местах, и сама уеду, бросив их на произвол французов, – думала княжна Марья. – Я им буду обещать месячину в подмосковной, квартиры; я уверена, что Andre еще больше бы сделав на моем месте», – думала она, подходя в сумерках к толпе, стоявшей на выгоне у амбара.
    Толпа, скучиваясь, зашевелилась, и быстро снялись шляпы. Княжна Марья, опустив глаза и путаясь ногами в платье, близко подошла к ним. Столько разнообразных старых и молодых глаз было устремлено на нее и столько было разных лиц, что княжна Марья не видала ни одного лица и, чувствуя необходимость говорить вдруг со всеми, не знала, как быть. Но опять сознание того, что она – представительница отца и брата, придало ей силы, и она смело начала свою речь.
    – Я очень рада, что вы пришли, – начала княжна Марья, не поднимая глаз и чувствуя, как быстро и сильно билось ее сердце. – Мне Дронушка сказал, что вас разорила война. Это наше общее горе, и я ничего не пожалею, чтобы помочь вам. Я сама еду, потому что уже опасно здесь и неприятель близко… потому что… Я вам отдаю все, мои друзья, и прошу вас взять все, весь хлеб наш, чтобы у вас не было нужды. А ежели вам сказали, что я отдаю вам хлеб с тем, чтобы вы остались здесь, то это неправда. Я, напротив, прошу вас уезжать со всем вашим имуществом в нашу подмосковную, и там я беру на себя и обещаю вам, что вы не будете нуждаться. Вам дадут и домы и хлеба. – Княжна остановилась. В толпе только слышались вздохи.
    – Я не от себя делаю это, – продолжала княжна, – я это делаю именем покойного отца, который был вам хорошим барином, и за брата, и его сына.
    Она опять остановилась. Никто не прерывал ее молчания.
    – Горе наше общее, и будем делить всё пополам. Все, что мое, то ваше, – сказала она, оглядывая лица, стоявшие перед нею.
    Все глаза смотрели на нее с одинаковым выражением, значения которого она не могла понять. Было ли это любопытство, преданность, благодарность, или испуг и недоверие, но выражение на всех лицах было одинаковое.
    – Много довольны вашей милостью, только нам брать господский хлеб не приходится, – сказал голос сзади.
    – Да отчего же? – сказала княжна.
    Никто не ответил, и княжна Марья, оглядываясь по толпе, замечала, что теперь все глаза, с которыми она встречалась, тотчас же опускались.
    – Отчего же вы не хотите? – спросила она опять.
    Никто не отвечал.
    Княжне Марье становилось тяжело от этого молчанья; она старалась уловить чей нибудь взгляд.
    – Отчего вы не говорите? – обратилась княжна к старому старику, который, облокотившись на палку, стоял перед ней. – Скажи, ежели ты думаешь, что еще что нибудь нужно. Я все сделаю, – сказала она, уловив его взгляд. Но он, как бы рассердившись за это, опустил совсем голову и проговорил:
    – Чего соглашаться то, не нужно нам хлеба.
    – Что ж, нам все бросить то? Не согласны. Не согласны… Нет нашего согласия. Мы тебя жалеем, а нашего согласия нет. Поезжай сама, одна… – раздалось в толпе с разных сторон. И опять на всех лицах этой толпы показалось одно и то же выражение, и теперь это было уже наверное не выражение любопытства и благодарности, а выражение озлобленной решительности.
    – Да вы не поняли, верно, – с грустной улыбкой сказала княжна Марья. – Отчего вы не хотите ехать? Я обещаю поселить вас, кормить. А здесь неприятель разорит вас…
    Но голос ее заглушали голоса толпы.
    – Нет нашего согласия, пускай разоряет! Не берем твоего хлеба, нет согласия нашего!
    Княжна Марья старалась уловить опять чей нибудь взгляд из толпы, но ни один взгляд не был устремлен на нее; глаза, очевидно, избегали ее. Ей стало странно и неловко.
    – Вишь, научила ловко, за ней в крепость иди! Дома разори да в кабалу и ступай. Как же! Я хлеб, мол, отдам! – слышались голоса в толпе.
    Княжна Марья, опустив голову, вышла из круга и пошла в дом. Повторив Дрону приказание о том, чтобы завтра были лошади для отъезда, она ушла в свою комнату и осталась одна с своими мыслями.

    Долго эту ночь княжна Марья сидела у открытого окна в своей комнате, прислушиваясь к звукам говора мужиков, доносившегося с деревни, но она не думала о них. Она чувствовала, что, сколько бы она ни думала о них, она не могла бы понять их. Она думала все об одном – о своем горе, которое теперь, после перерыва, произведенного заботами о настоящем, уже сделалось для нее прошедшим. Она теперь уже могла вспоминать, могла плакать и могла молиться. С заходом солнца ветер затих. Ночь была тихая и свежая. В двенадцатом часу голоса стали затихать, пропел петух, из за лип стала выходить полная луна, поднялся свежий, белый туман роса, и над деревней и над домом воцарилась тишина.
    Одна за другой представлялись ей картины близкого прошедшего – болезни и последних минут отца. И с грустной радостью она теперь останавливалась на этих образах, отгоняя от себя с ужасом только одно последнее представление его смерти, которое – она чувствовала – она была не в силах созерцать даже в своем воображении в этот тихий и таинственный час ночи. И картины эти представлялись ей с такой ясностью и с такими подробностями, что они казались ей то действительностью, то прошедшим, то будущим.
    То ей живо представлялась та минута, когда с ним сделался удар и его из сада в Лысых Горах волокли под руки и он бормотал что то бессильным языком, дергал седыми бровями и беспокойно и робко смотрел на нее.
    «Он и тогда хотел сказать мне то, что он сказал мне в день своей смерти, – думала она. – Он всегда думал то, что он сказал мне». И вот ей со всеми подробностями вспомнилась та ночь в Лысых Горах накануне сделавшегося с ним удара, когда княжна Марья, предчувствуя беду, против его воли осталась с ним. Она не спала и ночью на цыпочках сошла вниз и, подойдя к двери в цветочную, в которой в эту ночь ночевал ее отец, прислушалась к его голосу. Он измученным, усталым голосом говорил что то с Тихоном. Ему, видно, хотелось поговорить. «И отчего он не позвал меня? Отчего он не позволил быть мне тут на месте Тихона? – думала тогда и теперь княжна Марья. – Уж он не выскажет никогда никому теперь всего того, что было в его душе. Уж никогда не вернется для него и для меня эта минута, когда бы он говорил все, что ему хотелось высказать, а я, а не Тихон, слушала бы и понимала его. Отчего я не вошла тогда в комнату? – думала она. – Может быть, он тогда же бы сказал мне то, что он сказал в день смерти. Он и тогда в разговоре с Тихоном два раза спросил про меня. Ему хотелось меня видеть, а я стояла тут, за дверью. Ему было грустно, тяжело говорить с Тихоном, который не понимал его. Помню, как он заговорил с ним про Лизу, как живую, – он забыл, что она умерла, и Тихон напомнил ему, что ее уже нет, и он закричал: „Дурак“. Ему тяжело было. Я слышала из за двери, как он, кряхтя, лег на кровать и громко прокричал: „Бог мой!Отчего я не взошла тогда? Что ж бы он сделал мне? Что бы я потеряла? А может быть, тогда же он утешился бы, он сказал бы мне это слово“. И княжна Марья вслух произнесла то ласковое слово, которое он сказал ей в день смерти. «Ду ше нь ка! – повторила княжна Марья это слово и зарыдала облегчающими душу слезами. Она видела теперь перед собою его лицо. И не то лицо, которое она знала с тех пор, как себя помнила, и которое она всегда видела издалека; а то лицо – робкое и слабое, которое она в последний день, пригибаясь к его рту, чтобы слышать то, что он говорил, в первый раз рассмотрела вблизи со всеми его морщинами и подробностями.

    Ульяновское танковое училище - военное учебное заведение СССР , готовившее командиров танковых войск в 1932-1991 годах. Располагалось в городе Ульяновске .

    Полное наименование: Ульяновское гвардейское высшее танковое командное, дважды Краснознамённое, ордена Красной Звезды училище им. В. И. Ленина

    Энциклопедичный YouTube

      1 / 3

      ✪ Будущих героев готовят в Ульяновском cувoрoвcкoм училищe

      ✪ ЧВТКУ. Челябинское Высшее Танковое Командное Училище

      ✪ 4rota 2015 01 uvvtu & komander

      Субтитры

    Предыстория

    В соответствии с приказом народного комиссариата по военным делам № 130 в Москве , Петрограде , Твери , Казани и в других городах РСФСР были открыты тринадцать ускоренных курсов по подготовке командиров для пехотных, кавалерийских и артиллерийских частей Красной Армии . Такой курс был открыт, в том числе, и в городе Симбирске . 1 ноября 1918 года состоялся первый выпуск красных командиров, прошедших боевую закалку в боях с белочехами и белогвардейцами при обороне и взятии Симбирска .

    В июне 1943 года училище отметило своё 25-летие. В ознаменование 25-й годовщины училища, за выдающиеся успехи в деле подготовки командных кадров для танковых войск и боевые заслуги перед Родиной, 28 июня 1943 года приказом Народного комиссара обороны Союза СССР № 252 училище было преобразовано в Гвардейское и Указом Президиума Верховного Совета ССР от 8 июля 1943 года награждено орденом Красной Звезды . 1943 год училище завершило по итогам боевой и политической подготовки в числе лучших военных училищ Вооружённых Сил, а среди танковых, как и в предыдущем году, заняло первое место.

    На завершающем этапе войны 1-му Ульяновскому Краснознамённому танковому училищу, как одному из лучших, поручена подготовка командиров тяжёлых танков ИС-2 для укомплектования гвардейских танковых частей.

    За время Великой Отечественной войны училище сделало 45 выпусков, подготовив для фронта 8924 офицера-танкиста.

    Послевоенные годы

    В послевоенные годы по профилю среднего училища (выпуски 1945-1969 годов) было произведено 22 выпуска и подготовлено 4300 офицеров-танкистов. В 1966 году в связи с возросшими требованиями к подготовке офицеров Ульяновское танковое было преобразовано в Ульяновское гвардейское высшее танковое командное дважды Краснознамённое ордена Красной Звезды училище им. В. И. Ленина . Курс обучения был увеличен с 3-х лет до 4-х. В 1970 году был произведен первый выпуск офицеров с высшим военным специальным образованием.

    Всего за годы существования Ульяновского училища с 1919 по 1991 года основной курс обучения закончили более 25 тысяч человек, в том числе по высшему профилю 6 тысяч человек. Здесь учились 93 Героя Советского Союза